28.03.2015
Просмотров: 692

Базара нет

Зависимость Украины от торгово-экономических связей с Россией - уже в прошлом.

Попытки удержать российские рынки в обмен на уступки в имплементации Соглашения об ассоциации с ЕС не только безрезультатны, но и затрудняют переориентацию украинской экономики на новые рынки.

В начале марта европейский комиссар по вопросам торговли Сесилия Мальмстрем после встречи с министром экономического развития России Алексеем Улюкаевым заявила о готовности возобновить трехсторонние переговоры между Брюсселем, Киевом и Москвой и снова попробовать «найти гибкое применение Соглашения о зоне свободной торговли (ЗСТ - А) между Украиной и ЕС». По информации источников, украинская и европейская стороны якобы договорились о невозможности дальнейшего отсрочки внедрения ЗСТ, однако все еще ​​допускают корректировку его осуществления.

Впрочем, опыт показывает, что уступки Москве в вопросах имплементации Соглашения об ассоциации ничего Киеву не дают. Как известно, 12 сентября 2014 года в Брюсселе была достигнута договоренность между представителями Украины, ЕС и России, что в обмен на отсрочку вступления в силу экономической части Соглашения до 2016 года РФ воздержится от ограничений на украинские товары. Но таможенная статистика не зафиксировала никаких положительных последствий этого «компромисса».

Наоборот, экспорт украинских товаров в Россию в первые два месяца в 2015 году ($0,6 млрд) сократился почти втрое по сравнению с июлем - августом 2014-го ($1,7млрд) - двумя месяцами, предшествовавшим брюссельским договоренностям, а также январем - февралем 2014 года ($1,6 млрд). Сомнительно, что даже в случае отмены Москвой льготных таможенных тарифов на украинские товары в случае вступления экономической части Соглашения об ассоциации без отсрочки, то есть уже с ноября 2014 года, спад нашего экспорта в РФ был бы значительно больше.

Украину вытесняют с российского рынка вследствие действия объективных и субъективных факторов. К объективным относятся долгосрочная стратегия импортозамещения и недавняя девальвация рубля, которая снизила покупательную способность российских потребителей, а также вывод из строя ряда предприятий на Донбассе в результате боевых действий. К субъективным - продолжение необъявленной торговой войны против Украины, несмотря на якобы достигнутый в Брюсселе в сентябре 2014 года «компромисс», а также добровольный уход ряда украинских поставщиков с российского рынка из-за его непредсказуемости и ненадежности.

В конце прошлого года “Тиждень” прогнозировал, что при сохранении имеющихся тенденций в двусторонней торговле на начало 2016 доля РФ в украинском экспорте до конца 2015-го снизится до 10-12%. Однако действительность превзошла эти ожидания, и доля России в вывозе товаров из Украины сократилась до 10,1% уже в первые два месяца текущего года.

Отсрочка или коррективы в осуществлении экономической части Соглашения об ассоциации не способны изменить эту долгосрочную тенденцию к потере отечественными производителями российского рынка. Минимум, который для этого нужен, - это неприемлемая ни для Киева, ни для европейцев общая капитуляция в виде полного отказа от экономической части Соглашения и начало интеграции Украины к путинскому Евразийскому союзу. Любые другие уступки не заставят РФ прекратить дискриминацию украинских поставщиков.

Таким образом, попытки достижения очередных «компромиссов» являются лишь попыткой закрыть глаза на реальность. Чтобы затем уклониться от действенного компенсационного пакета со стороны ЕС, в котором сегодня действительно нуждается украинская экономика.

В то же время инерционные попытки Москвы шантажировать Киев или Брюссель режимом доступа украинских товаров на российский рынок после трех с половиной лет перманентной торговой войны не имеют больше достаточных оснований. По доле в экспорте наших товаров российский рынок (10,1%) пока сопоставим с турецким (7,7%), китайским (7,4%) или египетским (6,7%), однако значительно менее перспективен с точки зрения полномасштабной зависимости от политических капризов Кремля.

Поэтому и Украине, и партнерам по Евросоюзу пора осознать, что распространенный стереотип, будто бы выбор между ЕС и Россией - это выбор между ценностями и прагматикой или будущим и настоящим, не имеет ничего общего с действительностью.

Зависимость Украины от торгово-экономических связей с Россией - это уже не настоящее, а прошлое. Зато и будущее, и настоящее страны состоят не в бесперспективных попытках вернуть утраченное на рынке соседа, а в компенсации закономерных потерь на нем благодаря заполнению новых ниш как на европейском, так и на других перспективных рынках в разных частях мира. Попытки отчаянно хвататься за старое только мешают, замедляют и усложняют этот процесс.

Более того, игры в «компромиссы» посылают Путину опасный сигнал о целесообразности продолжения давления на Украину и ЕС с целью принудить их к замораживанию экономической части Соглашения об ассоциации с полным отказом от нее и поглощением Украины Евразийским союзом.

Чем раньше Москва получит четкий и однозначный сигнал: экономическая интеграция и ассоциация Украины с ЕС - свершившийся факт, который не подлежит обсуждению (а для этого нужно полное вступление в силу Соглашения об ассоциации и его динамическая имплементация), тем больше шансов закрыть эту тему, а затем убрать мотивацию для российского шантажа.

Зато Украина требует иной, более действенной помощи от европейских партнеров, которая компенсировала бы необратимые потери валютных поступлений и рабочих мест за окончательный разрыв торгово-экономических связей с Россией. Такая поддержка должна заключаться не в попытках сохранения режима преференций в торговле Украины с Россией в рамках Соглашения о ЗСТ СНГ, а в содействии наращиванию экспорта конкурентоспособных отечественных товаров в ЕС и другие страны. И включать не так кредитную или финансовую безвозвратную поддержку на правительственном уровне, как финансируемые Евросоюзом программы микрокредитования. А также консультирование украинских мелких и средних производителей, донесение до них информации о том, как и куда они могут сбывать свою продукцию в ЕС и что для этого нужно.

Для увеличение объемов экспорта в страны Евросоюза и другие части мира и прихода новых инвестиций в производственную сферу нужны также стимулирования со стороны Брюсселя и его контроль за внедрением европейских производственных стандартов и адаптацию к ним украинского законодательства. То есть именно то, что и должно происходить в пределах логики имплементации экономической части Соглашения об ассоциации. Темп которого сегодня может стать заложником бесплодных торгов с Путиным за крохи украинского экспорта в РФ на несколько месяцев или лет.

Значительно более важной помощью ЕС стало бы и поощрение собственных производителей к созданию в Украине нескольких десятков производств комплектующих для себя под гарантии европейских структур, своих правительств и официального Киева. При нынешнем курсе гривны средняя заработная плата в Украине уже сейчас сопоставима с окладами в не самых богатых странах Азии и даже ниже, чем в Китае. При этом Украина имеет ряд очевидных преимуществ перед удаленными азиатскими странами для размещения именно здесь ряда новых производств.

Наконец, объем украинского экспорта в Россию с начала 2015 года эквивалентен лишь 28,3% наших поставок за это время в ЕС. Поэтому их увеличение хотя бы на 20-25% способно почти полностью компенсировать потерю всего отечественного экспорта в РФ. И именно на этом, а не на бесперспективных попытках сохранить или затормозить спад поставок восточному соседу, стоит сосредоточить усилия.

При этом анализ оперативных данных таможенной статистики Государственной фискальной службы свидетельствует о сокращении количества товарных групп, для которых российский рынок остается основным. А так же значительную диверсификацию экспорта даже тех видов продукции, которые до последнего времени были ориентированы почти исключительно на рынок восточного соседа. Сейчас насчитывается лишь несколько из нескольких тысяч товарных групп украинского экспорта, для которых рынок РФ остается основным, и объемы поставок на него измеряются $1 млн в месяц или больше.

Среди продовольственных товаров это говядина ($4,8 млн; здесь и далее, если не указано иное, приводятся данные за январь - февраль 2015 года) и свинина ($3,7 млн с начала года), мороженые и консервированные овощи ($3 млн), какао-паста ($5 млн), соль ($3,7 млн) и вина ($2,7 млн). В РФ до сих пор поступает большая часть украинского экспорта керамических изделий, духов, бытовой химии, бумаги и обоев, упаковочной тары, этикеток, печатной продукции, отдельных видов строительного сырья (гравия, щебня, глины).

Но производители всего этого работают преимущественно на внутренний рынок, от спроса на котором зависят куда больше, чем от возможного осложнения доступа к рынку РФ. Россия остается наибольшим, но не единственным импортером российского гидроксида алюминия ($74,4 млн), что составляет в настоящее время 1/8 всего украинского экспорта в РФ. Однако она вряд ли способна отказаться от этого важного сырья.

Зависимым от ее рынка остается экспорт продукции машиностроения. Однако и здесь товары, объемы экспорта которых измеряются сотнями миллионов или миллиардов гривен в месяц, имеют более диверсифицированные рынки сбыта.

Так, одной из крупнейших статей украинского экспорта в РФ с начала года были турбореактивные двигатели и газовые турбины, которые туда только за это время поступило на $47 млн. Впрочем, это составляет лишь половину (52,8%) из их экспорта из Украины за указанный период. Остальное успешно сбывают в другие государства мира: 34,9% - в Китай, еще 4,9% - в Бангладеш и др. Похожая ситуация с водяными насосами: РФ все еще ​​потребляет 54,4% украинского экспорта, но 18,4% уже продают в КНР.

При растущем перечне отечественного оборудования и электротехнических товаров доля поставок в страны-члены ЕС или других государств мира постепенно догоняет экспорт на когда-то основной российский рынок, а то и значительно его опережает. Так, в Россию направляется все еще ​​59% украинского вывоза котлов центрального отопления, однако уже сейчас 37,3% общего объема приходится только на Венгрию и Германию.

РФ потребляет 52,7% украинского экспорта оборудования для работы с почвой, однако ФРГ - уже 22,3%. На российский рынок до сих пор направляется 33,5% вывоза наших прокатных станов, но 16,7% последних уже сегодня реализуется в Польше. На РФ приходится 37,4% вывоза украинских аккумуляторов, остальное - в значительной степени на рынок ЕС, в частности только во Францию ​​с начала года поступило 21,1% их экспорта. В РФ все еще ​​идет 27% отечественного экспорта центрифуг, но 19,9% уже сегодня идет в Иран, еще 14,4% - в Польшу и т. д.

По закупкам украинских подшипников Россия (9,6%) уже сейчас сильно уступает Германии (79,6%). Последняя опережает РФ и в экспорте украинской электрокомутационной аппаратуры (46,4% и 23,7%). В экспорте украинских электронагревательных приборов и утюгов российский рынок (8,2%) также сильно уступает европейскому: только в Венгрию поступает 64,3% всего нашего вывоза этой продукции. Менее выраженное, но тоже преимущество имеет уже сейчас европейский рынок и в экспорте из Украины телевизоров и мониторов (58,9% - в Венгрию, 34,2% - в Россию). При этом отметим, что объемы отечественных поставок этих товаров в страны ЕС уже исчисляются десятками и сотнями миллионов гривен ежемесячно.

Аналогичные тенденции заметны и в других украинских экспортоориентированных отраслях, в которых до недавнего времени наблюдалась тотальная зависимость от рынка РФ. В частности, в вывозе украинской мебели польский рынок (31,9%) уже почти сравнялся по доле с российским (34,4%). Значительные объемы этой продукции идут и в другие страны ЕС (например, 7,4% в Данию).

Александр Крамар, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент

Источник: argumentua.com

Новости портала «Весь Харьков»