14.04.2016
Просмотров: 312

В разгаре войны Украина становится вратами для джихада

“Наши братья там”, – сказал Халид, когда услышал, что я собираюсь в Украину. “Купи местную SIM-карточку, когда приедешь туда, пришли мне номер и затем жди, когда тебе позвонят”.

Халид, который использует псевдоним, возглавляет подпольное подразделение Исламского государства в Стамбуле. Он приехал из Сирии с целью оказания помощи в осуществлении контроля над потоком добровольцев, прибывающих в Турцию со всего мира, желающих присоединиться к глобальному джихаду. Он хотел познакомить меня с Русланом, “братом”, который борется вместе с мусульманами в Украине.

“Братья” являются членами ISIS и других подпольных исламских организаций, людьми, которые покинули свои родные страны и города. Часто используют псевдонимы и фейковые удостоверения личности, они работают и борются на Ближнем Востоке, в Африке, на Кавказе, пересекая границы без виз. Некоторые из них борются за создание нового Халифата – рая на земле. Другие – чеченцы, курды и дагестанцы – говорят, что они борются за свободу, независимость и самоопределение. Они есть на каждом континенте, и почти в каждой стране, и теперь они есть в Украине тоже.

На Западе большинство смотрят на войну в Украине, как на обычное столкновение между сепаратистами, которых поддерживает Россия, и правительством Украины. Но правда лежит гораздо шире, особенно, когда речь идёт о добровольческих батальонах, которые воюют на стороне Украины. Вроде бы санкционированные государством, они не всегда обязательно контролируются государством, некоторые из них поддерживаются украинскими олигархами, другие – частными гражданами. Меньше говорилось, однако, о батальоне Дудаева, названным в честь первого президента Чечни Джахара Дудаева, основанным Иса Мунаевым, чеченским командиром, который воевал в двух войнах против России.

Украина сейчас становится важным пунктом остановки для братьев, подобных Руслану. В Украине вы можете купить паспорт и новые удостоверения личности. За 15000$ борец получает новое имя и легальный документ, демонстрирующий украинское гражданство. Украина не принадлежит к Европейскому Союзу, но является лёгким путем для иммиграции на Запад. У украинцев есть некоторые сложности при получении виз в соседнюю Польшу, где они могут работать на стройках и в ресторанах, заполняя брешь, которая образовалась тогда, когда миллионы поляков уехали в поисках работы в Великобританию и Германию.

Вы можете также заниматься бизнесом в Украине не вполне легально. Вы можете одолжить деньги для братьев, которые борются на Кавказе, Сирии и в Афганистане. Вы можете “легально” получить незарегистрированное оружие для борьбы с поддерживаемыми Россией сепаратистами, и затем экспортировать его, осуществив подкуп коррумпированных работников украинской таможни.

“Наша цель здесь – достать оружие, которое будет отправлено на Кавказ”, – сказал без сомнений Руслан – брат, первый, кто встретил меня в Киеве.

Имея седые волосы и бороду, Руслан все еще физически крепок, даже в 57 лет. Он – борец всю свою взрослую жизнь. Родился в маленькой горной деревне на Кавказе, на границе между Дагестаном и Чечнёй, Руслан принадлежит к этническому меньшинству, известному как лак, представители которого преимущественно являются суннитами.

Мир, к которому принадлежит Руслан – мир братьев – является чем-то новым. Когда он впервые стал борцом, тогда не было ни Интернета, ни мобильных телефонов, не было камер на улицах либо дронов. Руслан присоединился к братьям тогда, когда распался Советский Союз, и он пошел бороться за лучший мир, сначала против русских в Чечне и Дагестане во время первой чеченской войны в середине 1990-х годов. Затем он переехал в Азербайджан, где в итоге был арестован в 2004 году по подозрению в поддержании контактов с Аль-Каидой.

Хотя Руслан и признал то, что он боролся вместе с исламистскими организациями, он заявил, что повод для ареста в Азербайджане – нелегальное владение оружием – был ложью. Власти не могли найти ничего подозрительного там, где он жил (Руслан на время остановился у своих “братьев” по движению джихад), но в доме его жены они нашли одну ручную гранату. Руслан был обвинен в нелегальном владении оружием и отправлен в тюрьму на несколько лет.

В тюрьме, по его словам, его подвергали пыткам и преднамеренно разместили в камере с заключенными, инфицированными туберкулёзом. Руслан направил свое дело в Европейский суд по правам человека в Страсбурге (Франция), обвиняя власти в лишении его права на надлежащий процесс. В результате суд удовлетворил его обращение и вынес решение, что правительство Азербайджана должно выплатить ему 2400 евро компенсации плюс 1000 евро на судебные издержки.

Но когда Руслан освободился из тюрьмы, он не захотел оставаться в Азербайджане, боясь быть снова арестованным, или даже того, что против него сфабрикуют криминальное дело и снова обвинят в терроризме. “Некоторые из наших людей исчезли и никогда не были найдены”, – говорит он. “Был один брат [который исчез], у которого, когда его привезли хоронить, была найдена карточка, свидетельствующая о том, что он был одним из тех 30 людей, которых держали в заключении в России.”

В России был выдан ордер на арест Руслана. Возвращение в свою маленькую горную деревню даже не обсуждалось. Если бы он вернулся, его семья была бы убита, как расплата за то, чем он занимался. “Они добираются до нас через наши семьи”, – говорит он. Он осуждает тех, кто отказался оставить свою страну и борется на своей земле. Был выбор: либо остаться, либо ехать заграницу, где “ты сможешь дышать свободой”.

“Человек рождается свободным”, – говорит Руслан. “Мы – рабы Божьи и рабы людей, особенно тех, кто против своих собственных людей, и нарушаем законы Божьи. Есть только один закон: закон Божий ”.

После своего освобождения из тюрьмы в Азербайджане Руслан стал “вечным странником”, бунтовщиком и одним из братьев, которые находятся сейчас в Украине. Он пришел потому, что Мунаев, сейчас глава батальона Дудаева, решил, что братьям следует бороться в Украине. “Я здесь сегодня потому, что мой брат Иса позвал нас и сказал `наступило время оплатить свои долги`”, – сказал Руслан. “Было время, когда братья с Украины приезжали [в Чечню] и боролись против общего врага, агрессора, оккупанта”.

Это – долг перед украинцами, такими как Александр Музычко, который стал одним из братьев, даже, несмотря на то, что он не принимал ислам. Музычко вместе с другими украинскими волонтёрами присоединился к чеченским бойцам и принимал участие в чеченской войне против России. Он командовал подразделением украинских волонтёров, которое называлось “Викинг” и воевало под руководством известного военного чеченского лидера Шамиля Басаева. Музычко умер в прошлом году в Украине при загадочных обстоятельствах.

Руслан был в Украине почти год и не виделся со своей семьей со времени приезда. Его последнее разделение с семьёй длилось почти семь лет. У него никогда не было времени растить детей или просто знать их. Несмотря на это, он уже стал дедушкой. У него всего один сын – маленькая семья по кавказским стандартам, но это и лучше для него, поскольку, чем меньше семья, тем меньше она требует расходов. Его жена часто звонит и просит денег, но у Руслана редко есть, что ей дать.

В 17-м веке территория восточной части Днепра была известна, как “неосвоенная территория”, неуправляемая и привлекательная для беженцев, преступников и селян – место, которое было вне досягаемости Российской империи. Сегодня эта часть Украины играет подобную роль, на этот раз и для братьев-мусульман. На территории восточной Украины зеленый флаг джихада развевается над несколькими приватными базами батальонов.

Для многих мусульман, таких как Руслан, война на территории украинского Донбасса – это только следующий этап борьбы против Российской империи. Для них не имеет значения, является ли их конечной целью Халифат на Ближнем востоке, или только освобождение Кавказа от российского влияния – братья объединены не нацией, а чувством общности и солидарности.

Но братья едва ли имеют финансовые средства для борьбы и для жизни. Они бедны и очень редко получают гранты от так называемых исламских гуманитарных организаций. Они должны зарабатывать деньги самостоятельно, и это обычно делается силовым путём. Янтарь – одна из идей Руслана для финансирования борьбы “компании братьев” в восточной Украине – в батальоне Дудаева, который включает мусульман из разных наций, украинцев, грузин и даже несколько русских.

Братья надеялись, что украинские власти оценят их преданность и желание отдать свои жизни в борьбе за суверенитет Украины, но они просчитались. Подобно другим подразделениям – Айдару, Азову и Донбассу – правительство, главным образом, игнорировало их. Они – вооружённые добровольцы, которые находятся вне рамок контроля Киева, и украинские политики опасаются, что однажды, вместо того, чтобы бороться с русскими на востоке, добровольцы атакуют правительство в Киеве. Обычные люди помогают добровольцам, но этого не достаточно. Бойцы, которые связаны с националистами Правого сектора, получают деньги, машины и дома от богатых олигархов.

У Руслана есть другой план. Он опасается, что, если начать красть у богатых, украинское правительство быстро объявит их вооруженное подразделение незаконным. Он решил проявить себя в подпольной (теневой) экономике, неконтролируемой государством, с которой братья знакомы наилучшим образом.

Вернёмся в 90-е, янтарные прииски (копанки) в лесах вокруг города Ровно были собственностью государства и плохо разрабатывались. Местные жители начали нелегально добывать янтарь, это был шанс получить лёгкие деньги. Вскоре, однако, мафия взяла добычу под свой контроль. За определённую плату за день старатели могли работать и продавать янтарь другой мафии. По фиксированной цене: 100$ за килограмм. Мафия крышевалась местной милицией, прокурорами и губернаторами. Так работал бизнес.

В результате, хотя Украина официально ежегодно производит 3 тонны янтаря, ежегодно нелегально экспортируется в Польшу более 15 тонн. Там сырьё обрабатывается и продаётся с существенной выгодой. Копанки вокруг Ровного работают 24 часа в сутки. Сотни людей с лопатами в руках работают в лесу, они платят меньше мафии, но они добывают меньше и зарабатывают меньше. Больше зарабатывают те, у кого есть водяные насосы. Эти люди откачивают воду под большим давлением на землю между деревьями, пока не образовывается углубление 2-3 метра. Янтарь, который легче воды, всплывает на поверхность.

Однажды Руслан исчез в Ровно на несколько недель. Когда он вернулся, он был разочарован. Ему не удалось убедить местную мафию сотрудничать с братьями в их борьбе за независимость Украины. Но сейчас у него есть другие аргументы для того чтобы их убедить. Его люди удерживают копанки, не разрешая никому попасть в лес. Либо местные гангстеры делятся своими доходами, либо никто не получит деньги.

Руслан не любит эту работу. Он знает, что она не принесёт ему славы и может привести его в тюрьму. Он бы предпочёл быть среди бойцов на линии фронта, где все понятно и чисто. Он говорит, что всё ещё может бороться, но он уже стар, чтобы выносить суровость битв, даже если он не хочет признавать это. Он ещё в хорошей физической форме, но бойцы не могут работать больше нескольких лет. Потом они теряют свою силу и желание бороться.

У него есть другой приказ Мунаева: он предложил организовать “группу прямого реагирования” в Киеве. Группа будет так называемым тыловым эшелоном, который будет заниматься такими проблемами, когда кто-либо пытается дискредитировать батальон Дудаева. Она также будет заниматься сбором долгов или отпугиванием конкурентов. Нет сомнений, что новое подразделение будет работать там, где нет войны, но есть деньги – настолько долго, сколько будет известно, где их брать. Если будет необходимо, добровольцы группы прямого реагирования будут контролировать копанки в Ровно, или “будут получать” деньги от нелегальных казино, которые сотнями работают в Киеве.

Руслан прислал мне фото криминальных деяний групп: они приходят в казино с оружием, взламывают сейфы и игровые автоматы. Они исчезают быстро, и их никогда не наказывают. Деньги идут на еду, униформу, бутсы, тактические жилеты и другое обмундирование, необходимое бойцам. Мафия знает, что не может победить их в этой игре. Братья настолько хороши, поскольку они вооружены и имеют боевой опыт. Полиция тоже не заинтересована в том, чтобы быть вовлечённой в процесс. В конце концов, это нелегальный игорный бизнес.

Я говорил Руслану, что это опасная игра. Он смеялся.

“Это детские игры”, – он говорит. “Бывало, мы занимались таким в Дагестане. Никто не ударил палец о палец. Не беспокойся”.

В итоге Руслан повёз меня увидеть своего “старшего брата” Ису Мунаева, его секретная база находилась далеко на западе от Донецка.

Туда мы ехали в старом Крайслере, купленном Русланом в Польше. Мы ехали несколько часов по заснеженным дорогам, по рытвинам. Руслан наклеил на машину эмблему украинской АТО, так называемой, антитеррористической операции, которая включает солдат и волонтёров, борющихся против сепаратистов.

Стикер на бампере позволяет ему проезжать через полицейские блокпосты на дорогах беспрепятственно, а в случае остановки – без вымогательства взятки, которые берут у водителей. Стикера АТО, камуфляжной формы Руслана, огнестрельного оружия и портупеи достаточно для того, чтобы решать дела. Полицейский поприветствовал его и пожелал ему удачи.

Он ехал быстро, не желая отдыхать, спать либо даже пить кофе. Если он останавливался, то только для того, чтобы проверить компас на своей портупее для определения направления на Мекку. Когда было время молиться, он останавливал машину, глушил двигатель, стелил свой шарф на снег и молился Аллаху.

Когда я спросил, не хочет ли он отдыхать после стольких лет усилий и в его возрасте, почти 60 лет, он ответил негодующе: “Как я могу чувствовать себя уставшим?”

По словам Руслана, есть ещё намного больше работы. “Есть небольшие результаты, но мы будем отдыхать только тогда, когда мы достигнем наших целей”, - сказал он. “Я выполняю приказы, написанные в Святом Коране. `Слушай Бога` И я слушаю его и делаю то, что он мне говорит”.

На пути в город Кривой Рог мы встретились с Димой, молодым бизнесменом около 40 лет, но уже заработавшим 5 млн.$. За последнее время он потерял около 3 млн.$ своего бизнеса в Донецке, по которому сильно ударила война. Дима работал на Игоря Коломойского, одного из олигархов, который финансировал украинские добровольческие батальоны. Дима и Руслан знали друг друга только в течение короткого времени. Руслан утверждал, что Дима должен ему много денег, хотя не ясно, за что. Руслан продолжал требовать деньги, угрожая шантажом. В результате, он получил 20 тыс.$ от Димы.

Этого конечно недостаточно, чтобы поддержать батальон Дудаева. Но у Руслана было нечто большее, что он мог предложить Диме, – это янтарь. Теперь Дима был готов к разговору. Он придумал идею найти покупателей в Персидском заливе, включая богатых шейхов. Они захотят продавать целые дома из янтаря: мебель, лестницы, полы, мозаику. Для этого только необходимы контакты, и у Руслана они есть. Братья из Саудовской Аравии с удовольствием помогут джихаду на Кавказе и на Ближнем Востоке.

Следующий день, Руслан снова на колёсах. Старенький Крайслер едва движется, его двигатель перегрет. Механик с инженерным образованием и опытом работы на советских оружейных предприятиях присоединил на радиатор пластиковую бутылку с грязной водой, используя резиновый шланг.

“Я не знаю, сколько я протяну”, - говорит Руслан неожиданно. “Это зависит от Бога. Я, возможно, умру на этой дороге. Но другой дороги нет”.

-----

Marcin Mamon, “The Intercept”

По просьбе автора использован псевдоним “Руслан”.

Материал для этой статьи – часть фильма “БРАТЬЯ”– документального фильма, созданного для немецкой радиокомпании WDR – История и достоверность, созданного компанией Propellerfilm, дата эфира 18 мая, 22 ч.

Источник: glavnoe.ua