23.09.2014
Просмотров: 738

Возможна ли в нашей стране эпидемия лихорадки Эбола? - Комаровский

Эбола — река в Африке, в республике Конго. Ударение на «о» — ЭбОла.
В окрестностях этой реки в далеком 1976 г. впервые были диагностированы случаи инфекционной болезни, которая в настоящее время получила название «геморрагическая лихорадка Эбола». Средства массовой информации эту пугающую словесную конструкцию нередко упрощают и говорят о «болезни Эбола».
Геморрагическая лихорадка Эбола — острая вирусная инфекция.

Здесь принципиально важно каждое слово:

    острая — означает, что болезнь остро (быстро, внезапно) начинается, но самое главное состоит в том, что болезнь не бывает длительной, хронической. Возникли симптомы, несколько дней (реже недель) — и болезнь закончилась (хотя итоговый результат может быть принципиально разным);
    вирусная — во-первых, констатация того факта, что возбудитель болезни — ВИРУС, свидетельствует о том, что возможности медицины крайне ограничены: антибиотики на вирусы не действуют, эффективных противовирусных лекарств нет, значит все, что могут врачи — поддерживать организм заболевшего в течение времени, которое понадобится для формирования противовирусного иммунитета; во-вторых, это значит, что есть конкретные «места», где вирус обитает, и есть конкретные условия, при которых вирус попадает в организм человека (очевидно, что знание мест и условий может помочь избежать болезни);
    геморрагическая лихорадка — эти два слова описывают основные симптомы болезни: лихорадка — повышение температуры тела, геморрагическая — сопровождающаяся многочисленными кровоизлияниями (кровоизлияния видны на коже и слизистых оболочках, но это не самое главное; главное — это внутренние кровотечения, нарушение свертываемости крови, что и является зачастую причиной смерти).

Теперь самый главный, самый волнующий вопрос: возможна ли в нашей стране эпидемия лихорадки Эбола?

Для понимания ответа следует принять во внимание 3 момента:

    источником вируса в живой природе являются несколько видов летучих мышей. Все эти мыши обитают исключительно в жарких странах с вечным летом и питаются фруктами. Т.е. это не та мышь-вампир, что прилетит к вам, укусит, попьет кровушки, да еще и заразит вас жуткой болезнью. Для того чтобы заразиться, это именно вы должны каким-то образом с мышью плотно общаться (наступить, изловить, попытаться съесть), а мышь, в свою очередь, должна вас кусать-царапать. Зарегистрированы случаи заражения от обезьян (горилл, шимпанзе), дикобразов, антилоп, но принято считать, что эти животные не являются носителями вируса — они также пострадавшие, и тоже заражаются после контактов с летучими мышами;
    человек, заразившийся от летучей мыши, заболевает и становится опасным для других людей. Больному человеку очень плохо — он не может ходить по гостям, тесно-претесно общаться с кучей народа и заражать всех подряд. Реальному риску заражения подвергаются, как правило, лишь медицинские работники и близкие родственники, ухаживающие за больным;
    почему так важен не просто контакт, а именно тесный контакт? Дело в том, что вирус не летает по воздуху (т.е. воздушно-капельным путем не передается) и не передается с едой и питьем. Вирус присутствует в крови, лимфе и во всех выделениях больного человека (слюна, пот, моча, кал, сперма), но для заражения здорового человека вирус должен попасть либо непосредственно в кровь, либо на слизистые оболочки, либо на поврежденную кожу — т.е. актуальны все те пути заражения, что известны нам применительно к ВИЧ/СПИДу, к гепатиту В — ну разве что добавляется легкость заражения посредством поцелуев, укусов.

Животные, от которых можно вирусом заразиться (летучие мыши, гориллы, дикобразы и т.д.), в наших краях не водятся. Потенциально опасен человек, который попадет к нам, будучи зараженным — скорее всего, прилетит, но может и приплыть (поскольку инкубационный период от 2-х до 21-го дня) из страны, где болезнь Эбола реально присутствует (Кот-д’Ивуар, Сенегал, Конго, Судан, Габон, Уганда, Сьерра-Леоне, Либерия).
Принципиальный момент: в инкубационном периоде зараженный не является заразным. И лишь одновременно с появлением конкретных симптомов появляется возможность больного заражать здоровых. Заразный человек, мягко говоря, не очень хорошо себя чувствует, поэтому может вступить в тесный контакт с очень ограниченным количеством людей, и последние заболеют, заболеют тяжело, и болезнь эту не скроешь, и дома не отсидишься, плюс очевидная информация о контакте с путешественником — в общем, всё это позволит относительно быстро заподозрить болезнь Эбола, принять противоэпидемические меры и вспышку локализовать.

Почему же это (локализация вспышки) не удается на родине болезни? Причин несколько. Самые главные:

    постоянное присутствие в местной природе животных, которые являются носителями вируса;
    практически полное отсутствие системы здравоохранения вообще и санитарно-эпидемиологической службы в частности;
    местное население предпочитает шаманов врачам;
    за больным сплошь и рядом ухаживает не специально обученная медсестра в защитной одежде, а родственник, не обученный ничему;
    местные похоронные традиции, предусматривающие очень тесный контакт (объятия, поцелуи и т.п.) живых с усопшим, а вирус сохраняет активность в теле умершего до 50 дней!

Резюме: ограниченная локальная вспышка у нас вполне возможна, массовая эпидемия — нет.

Почему так много разговоров и шума в СМИ?

    Прежде всего потому, что болезнь Эбола чрезвычайно тяжелая: 9 из 10 заболевших имеют реальные шансы погибнуть — из вирусных инфекций опаснее для жизни только бешенство (там результат 10 из 10).
    Потому, что новые случаи болезни постоянно регистрируются, и постоянно имеется риск проникновения вируса в страны более-менее цивилизованные. А вот тут уже все будет зависеть от готовности санитарно-эпидемиологической службы и инфекционных стационаров.

Удастся ли не допустить проникновения вируса в страну? Удастся ли своевременно локализовать очаг инфекции? За ответами на эти вопросы стоит количество человеческих жизней, которыми страна расплатится за локализацию очага.
В общем, все, что надо знать рядовому нашему жителю — так это то, что есть страны (см. выше), где есть болезнь Эбола. И если вы туда собрались или общаетесь с теми, кто оттуда вернулся — так надо быть осторожным и внимательно изучить меры профилактики, возможные симптомы и т. д. Там много необычного, интересного. Например, если ваш мужчина, побывал, скажем, в Сенегале и там чем-то сильно болел, но выздоровел, так, оказывается, у мужчин, которые перенесли болезнь Эбола и полностью выздоровели, вирус сохраняет активность в сперме до 7 недель… Понятно, что в наших краях это информация скорей для любознательных, нежели для практического применения.
Ну а главное практическое применение — не суетиться и не паниковать, ибо в целом для жителя Украины или России вероятность заболеть болезнью Эбола примерно такая же, как для жителя Сенегала вероятность отморозить руки.
А комплекс санитарно-эпидемиологических мероприятий и готовность к ним — это уже задача государства, где вы имеете счастье проживать. О том, готово ли государство вас защищать, надо думать тогда, когда идете на выборы.

***

Создание вакцины, защищающей от болезни Эбола, вполне по силам современной медицинской науке, но для этого требуются немалые средства. Важно при этом понимать, что вернуть потраченное не удастся никому и никогда: в странах, где вирус Эбола есть, денег на вакцинацию нет.
Неудивительно, что ВОЗ бьет во все колокола, привлекая внимание общественности к вспышкам болезни, и этот набат дает результат: растет обеспокоенность и, соответственно, растет финансирование, ученые многих стран активно работают над созданием вакцин, разрабатываются новые перспективные методы лечения.

Источник: articles.komarovskiy.net

Новости портала «Весь Харьков»