22.12.2004
Просмотров: 595

Харьковщина: вид из пещеры

Вопрос “когда на Харьковщине впервые появился человек?” вставал не единожды. До сих пор историки не могли дать никакого определенного ответа. Но прошедший сезон принес экспедиции Харьковского исторического музея неожиданное открытие: впервые (!) в истории Харькова археологам удалось открыть и точно датировать «ПМЖ» первых обитателей Харьковский области.

Эта находка уводит нас глубоко в толщу времен – к концу древнего каменного века, так называемому “финальному палеолиту”. От людей палеолита нас отделяет ни много, ни мало – 10 -12 тысяч лет. Археологических памятников столь почтенного возраста - во всем мире наперечет. Ну а Харьковщина на карте времен палеолита и вовсе считалась «белым пятном». И все же климатические и геологические особенности Харьковщины говорили за то, что люди должны были селиться здесь еще на заре своего существования. Особенно привлекателен для них был нынешний Изюмский район: здесь много выходов меловых пород на поверхность земли (вспомните хотя бы меловую гору Кременец), а в таких породах содержатся пласты кремня – основного сырья для «промышленности» каменного века. Кроме того, у села Каменка есть и вода (Северский Донец, не раз менявший русло, но всегда остающийся в пределах досягаемости пешком), и безопасное, с точки зрения древних людей, место – ровный и достаточно просторный мыс, далеко вдающийся в реку… Поэтому здесь экспедиция Харьковского исторического музея провели особо тщательную археологическую разведку.

Это не означает, что уже сейчас в районе села Каменка Изюмского района (именно там обнаружилась стоянка) можно увидеть нечто вроде музея-диорамы, полностью воспроизводящего быт людей каменного века. Пока место раскопок обозначено только двумя шурфами. Тем не менее уже эти шурфы и так называемый «подъемный материал» - рассеянные по ближайшему кукурузному полю первобытные кремневые орудия - дали археологам столько информации, что ученые со всей ответственностью заявляют: сейчас мы впервые можем достоверно утверждать, что первые люди проживали в Харьковской области уже в древнем каменном веке. Судя по всему, когда все поселение будет вскрыто – а это случится предположительно летом 2005 года – нас ожидает еще немало интересных находок.

Вообще-то отдельные находки, датируемые предположительно временем палеолита, встречались в Харьковской области и раньше, - поясняет Ирина Снежко, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела археологии Харьковского исторического музея и руководитель экспедиции. – Но я не случайно подчеркиваю: «отдельные», «предположительно палеолит»… К сожалению, до сих пор мы не могли точно датировать ни одну из обнаруженных стоянок первобытного человека. И даже не могли быть уверены, что это – следы оседлого проживания людей в Харьковской области, а не временных - охотничьих или кочевых - стоянок... Точно датировать объект и его определить его как место постоянного проживания нам помогли найденные кремневые орудия. Здесь были найдены так называемые микролиты - небольшие трапециевидные кремневые пластинки. Был такой многофункциональный первобытный инструмент - деревянная рукоятка со вставленными в нее кремневыми зубцами. Ею пользовались именно 10-12 тысяч лет назад. А находка кремневого скребка для выделки шкур доказывает, что эта стоянка была местом длительного проживания людей. Скребок считается «женским» инструментом, потому что этим занимались исключительно женщины, которые обычно не ходили на охоту. Значит, это не стоянка охотников. А когда люди кочевали, шкурами они вообще не занимались. Значит, она и не кочевая... На таком древнем памятнике мало что сохраняется. Поэтому археологи должны уметь извлечь ценную информацию из любой мелочи. Даже из самого расположения находок на объекте. Это делается методом планиграфии. В процессе раскопок мы обязательно оставляем на своих местах все находки размером более 1 см, а затем наносим все это на план поселения. По расположению находок и их характеру (мелкие осколки, заготовки, инструменты, кости, обугленные или нет, одиночные или скопление, и т. д.) мы определяем зоны поселения и что в них происходило: тут - очаг, тут – дорабатывали кремневый инструмент, тут – площадка для каких-то культовых, обрядовых действий. А уже по наличию или отсутствию определенных жилых и хозяйственных зон можно абсолютно уверенно сказать, было поселение временным или постоянным. И не только это… Когда мы вскроем всю стоянку под Каменкой (а это может оказаться очень большая площадь), планиграфия поможет нам получить много интересных данных: сколько здесь было людей, какое вели хозяйство...

Есть и еще один немаловажный момент: это поселение подтвердило очень интересную гипотезу.

- Недалеко от Каменки, у села Синичино того же Изюмского района, в 1988 году была обнаружена мастерская первичной обработки кремня, - продолжает Ирина Анатольевна. – Существование таких мастерских – очень характерная черта первобытного хозяйства. Найдя месторождение кремня, люди проводили его первичную обработку прямо на месте: откалывали от крупных глыб осколки, делали из них «заготовки». А уже в поселении грубые заготовки доводили до готовности. Так поступали, чтобы не нести с собой до стоянки лишнюю тяжесть – ведь иногда кремень оказывался на значительном расстоянии от жилья. Характерно, что в каждом регионе были свои разновидности инструментов и нюансы обработки кремня. Так вот: и по физическим, и по химическим характеристикам кремень и в Каменке, и в Синичино - один и тот же. А приблизительно на том же расстоянии, что и Каменка, в разных направлениях вокруг Синичино (до самой Донецкой области) также находили и отдельные кремневые орудия – такие же, как в Каменке, и следы временных охотничьих стоянок – с теми же инструментами. Не показывает ли это, что в древнем каменном веке в среднем течении Северского Донца проживала некая единая общность первобытных людей? Пра-племя, пра-народ – чьи-то «прародители»? Объединить все эти находки в стройную картину мешало одно: нигде не обнаруживалось первобытное поселение, которое можно было бы уверенно назвать постоянной жилой стоянкой и уверенно датировать тем же временем, что и мастерскую в Синичино – поздним или финальным палеолитом. Этим недостающим звеном и стала находка в Каменке. Теперь гипотезу о наличии некоего первобытного «праплемени» в этом районе можно считать доказанной.

Какими же они были – первые жители нашей родной земли? Внешне они почти не отличались от нас, разве что поменьше ростом и мускулистее. И редко доживали до 50 лет. Скорее всего, тоже принадлежали к европеоидной расе. Они были одеты в шкуры и умели строить жилища типа юрты. А основой их хозяйства была охота. В нашей местности уже тогда сформировалось пограничье степной и лесостепной зон. Вот только климат того времени – конца последнего оледенения – в лесостепной зоне примерно соответствовал современной тайге, а в степной – тундре. В степи водились мамонты, а в лесостепи – бизоны. Они-то и составляли основную пищу жителей древней Каменки (находящейся ближе к лесостепной зоне). А стадо могло пастись в одних и тех же местах и несколько лет подряд, и всего один сезон – а затем уйти в долгую миграцию на новые пастбища… Следом за пищей приходилось мигрировать и людям. Так что понятие оседлости здесь применимо лишь относительно: люди жили на одном месте лишь до тех пор, пока вокруг бродили стада.

Пока бизонов хватало на всех, первобытная община жила и охотилась сообща. Когда же наступали голодные времена (а они неизбежно наступали), волей-неволей приходилось разделяться: каждый – за себя. Не очень романтично, но, по мнению историков, именно миграции бизонов привели к тому, что наилучшим способом выжить в таких условиях стала парная семья – вопреки ранее бытовавшему мнению о первобытном групповом браке «всех со всеми»...

Впрочем, «не бизоном единым» был жив человек палеолита: уже тогда он стал заядлым рыбаком, вооружившись острогой и рыболовным крючком из кости или кремня. Уже тогда он владел луком и стрелами с кремневым наконечником, а значит, добывал мелких зверей и птиц. Основным же техническим средством первобытного человека был нуклеус - куски кремня размером с кулак, с ребрами на боковых поверхностях, от которых с помощью второго куска – отбойника - откалывали заготовки, так называемые отщепы. В эпоху палеолита люди практически достигли совершенства в обработке кремня. Знали, в какую точку нуклеуса и с какой силой ударить, чтобы осколок получился нужной формы – для ножа, скребка или стрелы. Края кремня – острее скальпеля, но первобытные люди умели добиться и различной остроты, обработав эти края мельчайшими сколами – ретушью. Ассортимент изделий был очень широкий: от топоров до кремневых игл – проколок.

А самое удивительное – в палеолите настоящий взлет переживало искусство. Нам всем знакомы потрясающие своей живостью и красотой линий пещерные росписи. А в нашем практически лишенном пещер регионе люди вырезали из камня и кости статуэтки женщин, животных, делали украшения из тех материалов, из кожи и шкур, окрашивали свои изделия минеральными красками - белым каолином, красной и желтой охрой, углем.

У них было и развитое искусство, и магия, и религиозные верования, - говорит Ирина Снежко. – Но на самом деле трудно сказать, во что именно они верили. Тогда в сознании людей существовал какой-то удивительный сплав религии, искусства, магии и ощущения своего единства с природой. Древность таит в себе еще много загадок. Я думаю, главное, чем они отличались от нас - это гармонией с природой. Ведь десятки тысяч лет технический прогресс человечества почти не двигался. Мне кажется, вовсе не потому, что им это было не по силам. Очевидно, тогда люди нашли какой-то почти идеальный баланс между природой и собственным развитием – путь, который мы потеряли. Но пока это только моя версия…

Автор: Анастасия Олеговна Харькова

Статья рассказывает о крупном новом открытии харьковских историков и археологов, которое помогло впервые точно установить дату древнейшего заселения Слобожанщины, а также блестяще подтвердило гипотезу, ранее не имевшую решающего аргумента в свою пользу - о существовании уже в палеолитическое время единого крупного «пра-народа» в среднем течении Северского Донца.

Анастасия Олеговна Харькова