04.05.2014
Просмотров: 3025

Любить ребенка: видеть в его поступках приобретение жизненного опыта (Отрывок из книги "Воспитание по-новому")

 Ребенок появляется на этот свет без какого-либо жизненного опыта. И весь процесс его жизни и есть получение жизненного опыта. И, как и любой жизненный опыт, он состоит из проб, неудач, ошибок.

Он учится ходить — и столько раз упадет, прежде, чем научится удерживать равновесие, соразмерять движения тела с наклоном, положением тела.

Он учится оперировать предметами — и у него сразу ничего не получается. Он начинает складывать кубики — и рассыпает их. Берет в руки чашку — и проливает воду.

Ребенок набирает жизненный опыт. И я еще раз обращаю твое внимание на то, что, как и любой жизненный опыт, он состоит из многих и многих ошибок, неудачных попыток

И как умиляет нас, родителей, этот первый, неудачный, но такой нелепый, смешной и милый жизненный опыт! Они смешно падают на попку. Смешно, задом наперед напяливают на голову панамку. Они такие милые и забавные, когда, пытаясь самостоятельно есть, пачкают себе всю рожицу!

И мы не видим в этом опыте ничего неудачного! Нас действительно умиляет этот детский опыт проживания жизни.

Но почему нас это не умиляет, когда став старше, ребенок приходит с улицы грязный как поросенок, потому что строил с другом запруду в луже? Ведь он продолжает набирать опыт! Он продолжает оперировать предметами, только предметы эти — не чашка или кубики, а камни, ветки, вода в луже. И попробуй, оперируя этими предметами, остаться чистым!

Но этот опыт нам уже кажется неудачным. И за этот «опыт» мы по полной программе всыплем ребенку — кто чем богат: кто нотациями, кто критикой, кто наказанием!

Когда твой ребенок в два года надевает на себя твои туфли, или мажет себя твоей помадой, или вешает на плечо твою сумку, которая волочится по полу, — чтобы быть «как мама», — это так смешно, трогательно! Их попытки быть «как взрослые», их желание действовать «как большие» — такие нелепые, такие неуклюжие, но такие милые!

Но когда ребенок в пять лет не хочет ложиться спать, как взрослый папа, который никогда в это время не ложится спать, или разрезает ножницами скатерть, как взрослая бабушка, которая кроила сегодня ткань, почему нас не умиляют эти попытки стать «как взрослые»? Почему мы перестаем видеть в их поступках попытки (может быть, действительно неудачные!) перенимать взрослый опыт?

Когда твой ребенок в подростковом возрасте, желая быть «как взрослый», начинает всерьез краситься или курить, — почему мы видим в этом преступление, плохой поступок, почему не видим в этом простой факт — ребенок учится взрослой жизни! Он, как и раньше, перенимает то, что видит вокруг, пробует это. В чем его преступление? Но мы критикуем и отвергаем ребенка вместо того, чтобы помочь ему отсеивать ненужный опыт, но перенимать правильный и хороший.

Когда ребенок в два-три года напяливает на себя вещи, очень стараясь самостоятельно одеться, приукрасить себя, — как мы восторгаемся и смеемся! У каждого родителя были такие ситуации, когда перед его взором представал одетый малыш, на котором поверх платьица надеты шортики или руки вдеты в штанины. Он так старался! Он одевался! Он еще просто не знает, что и как надо надеть правильно, поэтому у него и получалось это так смешно, так нелепо, но так мило! И никто не критиковал в эти минуты ребенка, не отвергал его за то, что он выглядит так нелепо. Все понимали — он по-другому еще не умеет.

Но почему, когда ребенок, подрастая, начинает сам одеваться так, как нам не нравится, — мы перестаем понимать, что он делает это, как умеет, с тем чувством вкуса или приоритетов, которые у него есть. И мы направляем на него поток критики, вместо того, чтобы принять его право самому одеваться или помочь ему сформировать вкус.

Большинство поступков наших детей по сути своей и есть это получение опыта жизни. И действительно всегда этот процесс проходит путем ошибок, неудачных попыток.

Я помню рассказ одной милой женщины о том, как она, будучи маленькой девочкой, хотела к маминому приходу затопить печь в доме. И помня, как это делала мама, сложила дрова в печь, подожгла их. Но она не знала, что надо открыть заслонку. Поэтому, когда дрова разгорелись, дом начал наполняться дымом. И она, опять же, не зная, что нужно делать, распахнула окна, думая, что дым уйдет. Но дом продолжал заполняться дымом.

Тогда она решила, что что-то неправильно растопилось. И решила это потушить. Но она не знала, как потушить дрова в печи. Поэтому она выгребла из печи все горящие дрова на пол. Но дрова продолжали гореть и чадить. Поэтому она залила их водой, чтобы они не горели. А потом пришла мама. И увидела дома настоящий ад. И выпорола ее за то, что она натворила.

А она так хотела встретить маму теплом! И старалась «как большая», как хозяйка растопить печь. И у нее это получилось так, как только и могло получиться у неопытного ребенка. И если бы мама — будучи мудрой мамой! — увидела в этом поступке дочери старание, заботу о ней, маме, и попытки быть «как большая», то она бы похвалила дочь за самостоятельность, объяснила ей, — в чем была ее ошибка, помогла бы ей убрать «последствия» этого опыта, вместе с ней разожгла бы эту печь заново — с хорошим результатом.

Тогда вся эта ситуация обернулась бы мгновенным научением ребенка, приобретением дочерью жизненного опыта. И не стала бы поркой со всеми печальными последствиями — чувством вины, отверженностью, одиночеством, ощущением несправедливости — ведь она так старалась…

И именно потому, что дети учатся жить, и просто не могут все сразу делать правильно — хорошие по своей природе дети совершают иногда «нехорошие» поступки. Но согласись — несправедливо называть такие поступки «плохими».

Любить ребенка — это и значит увидеть в его поступках попытки получения, набирания жизненного опыта и помочь ему в этом.

И если мы увидим в поступках ребенка получение опыта, то поймем, что ребенка не за что критиковать. Действительно, за что его критиковать? За то, что он еще не умеет, не знает, как правильно? За то, что пробует? За то, что у него не получается? Но у кого — сразу все получается?

Но если мы, родители, осознаем, что ребенок всего-навсего получает тот опыт, которого у него еще нет, тогда у нас другая задача — не оценить его неумелость, а помочь ему набрать, пройти этот опыт с меньшим количеством ошибок и неудач.

И нам, взрослым, понимая, что у ребенка отсутствует жизненный опыт и вся его жизнь и есть набор, получение этого опыта, нужно признать, как факт, что ребенок еще много чего натворит в своей (и нашей!) жизни.

Он обязательно разломает игрушки или что-то из предметов домашнего обихода, — чтобы понять, как это сделано. Он что-то разобьет, порвет, испачкает — осваиваясь в этом мире, учась что-то делать.

Он «испортит» (с нашей, родительской позиции!) много вещей своим вмешательством, изучением, влекомый освоением окружающего мира. Он наделает еще кучу ошибок, совершит массу глупостей — потому что еще не умеет поступать правильно.

Нас ожидает такая интересная жизнь! Скучать нам не придется! Просто давай относиться к этим вещам более мудро и спокойно.

Ребенок учится жить — это прекрасно!

Продолжение следует...              

Автор: Маруся Светлова

Источник: http://mam2mam.ru