22.12.2004
Просмотров: 545

Цветной мир Дмитрия Дидоренко.

Что имеем то не ценим, потеряем плачем. Примеров подтверждающих эту народную мудрость множество. Так, К способности видеть окружающий наш мир мы привыкли настолько, что не считаем это преимуществом перед теми кто такой возможности лишен. Преимущества зрячих хорошо понимают те, кто по каким то причинам потерял зрение. Если бы была возможность , такие люди, согласны заплатить любую цену за возврат зрения. А поскольку такой возможности нет, многие смерились со сложившейся ситуацией. Но, не все. Человек, о котором сегодня пойдет речь не смог смириться со своей слепотой. И не проиграл … Начнем все по порядку.

Цвет в жизни Дмитрия Дидоренко всегда играл очень важную роль. Ведь Дмитрий по профессии Художник. Однажды полюбив рисование, он решил сделать это увлечение своей профессией. И для достижения цели преодолел все самые невероятные трудности. Да и все чем он занимался, делал как самое важное в своей жизни. Вся его жизнь состоит из таких самых, самых, самых… Впрочем судите сами.

На Плашке : « Долгое время мне снился один и тот же сон, меня во время войны, как офицера Советской армии немцы ведут на расстрел. Я просыпался с ощущением физической боли. Наверное, желание ощутить дух войны, почувствовать себя в этом времени и сделало меня участником экспедиций следопытов. Экстремальность этих экспедиций притягивала. Военная форма, бесконечные взрывы, отсутствие воды. Я остро нуждался в этом. Мы разыскивали погибших, без вести пропавших воинов».

Седьмая экспедиция стала этапной чертой разделившей Димину жизнь на две половины. Очищая территорию от взрывоопасных предметов, он нашел неразорвавшуюся немецкую мину. Спасая других, накрыл ее своим телом. После взрыва пережил клиническую смерть. Выжил, но лишился зрения.

Cамое обычное детство

До 1991 года жизнь Димина жизнь ничем не отличалась от жизни соседских мальчишек. Окончил школу. Поступил в Калиниградское военное училище. Проучившись там меньше года оставил учебу. После службы в армии стал студентом Харьковского Художественно- промышленного института. В это время начал работать в технике акварели. Рисовал все, что радовало глаз – харьковские дворики, улицы, церкви, крымские пейзажи.

-- Свою специальность я не выбирал, она сама выбрала меня с рождения, -- Рассказывает Дмитрий, -- Даже взяв впервые в руки карандаш, я сразу взял его правильно, а не как остальные дети в кулак. Рисовал всегда и везде в детском садике, в школе в военном училище. Как большинство мальчишек рисовал военную технику, бои. В то время все ребята увлекались армией, хотели стать военными. Я тоже собирался стать офицером. Увлечение рисованием часто давало поблажки – в школе меня освобождали от уроков, а мои работы посылали на всевозможные конкурсы городские, районные, областные. Поблажек не было только в институте, но там удивить рисованием сложно. Ведь там готовят художников и рисуют не только студенты, но и преподаватели. Институт мне сразу понравился и учеба увлекла, но приходилось много заниматься, ведь кроме гуманитарных дисциплин преподавались и точные науки такие как сопротивление материалов, технология металлов и многие другие. Ведь хороший дизайнер должен уметь делать все от сварки до рисунков пастелью. Учеба занимала много сил. Но я находил время для участия в экспедициях следопытов. Мы разыскивали погибших, без вести пропавших воинов. Экстремальность этих экспедиций притягивала. Военная форма, бесконечные взрывы, отсутствие воды. Я остро нуждался в этом ».

Седьмая экспедиция стала этапной чертой разделившей Димину жизнь на две половины. Очищая территорию от взрывоопасных предметов, он нашел неразорвавшуюся немецкую мину. Спасая других, накрыл ее своим телом. После взрыва пережил клиническую смерть. Выжил, но лишился зрения.

Самая яркая картина

-- До сих пор до мельчайших подробностей помню все ощущения. Когда увидел, что мина сейчас взорвется, понял, что на нее надо падать. Вокруг ребята. Необходимо их спасать. Я наклонился вперед, чтобы упасть на нее. Все произошло машинально. Это были секунды, мгновения. В этот момент я не спускал с нее глаз -- она такая сизая. По ней побежали трещинки, быстро побежали, как будто бы паутина упала. Из трещинок возникли язычки пламени – потом белое пятно: взрыва не слышал, но понимал он был. Перед «пятном», буквально на мгновение, увидел радужное кольцо.

Все посерело, почернело, и передо мной возникло очень яркое белое дупло --очень похожее на какой-то выход. Меня тянуло в него. Но, чем ближе приближался к нему, тем больше меня воротило, рвало на части. Это самое мерзкое состояние в моей жизни. Вдруг увидел себя со стороны. Подумал: «Его убило». Увидел, как ребята встали с земли, а я нет – остался лежать. Подошли, пытаются поднять меня. Хочу крикнуть: «Не трогайте, ему больно». И тогда я бросился к своему телу. С этого момента стал чувствовать боль…

Профессиональные саперы не верят, что при таком взрыве можно остаться в живых. Ведь взорвалась мина – 800 граммов тротила. Врачи насчитали в Димином теле 75 осколков.

С этого момента наступила другая часть жизни.

Самый длинный путь начинается с первого шага.

-- Два месяца в реанимации. В тот момент самым главным было не сойти с ума. Два месяца я просто размышлял, что буду делать дальше, чем заниматься. Если постоянно думать, размышлять, то сама жизнь обязательно подскажет выход. Старый военный принцип. Его придерживался Кутузов (Наполеон не зря называл его хитрым лисом) – зачем ввязываться в драку, если ее можно избежать. Думаю, что в этом и была главная причина его побед.

Подсказка пришла – не надо ждать пока зрение вернется, надо работать дальше.

Через четыре месяца после ранения Дима написал свою первую картину «Самый длинный путь начинается с первого шага». Первые 14 работ были выполнены тушью и пером. Но, этого было мало. Все последующие он пишет в цвете. А в марте 1992 года открылась его первая выставка, на ней были представлены около 70 полотен, в том числе 12 работ созданных после ранения. Благодаря настойчивой работе, взамен утерянному сформировалось новое зрение – зрение души. Подсчитано что в своих работах Дмитрий Дидоренко использует 2500 различных оттенков цвета.

Сегодня им создано около 700 работ до ранения и более 300 после. Картины Дмитрия находятся в частных коллекциях 19 стран мира, а так же в собраниях галерей и музеев городов Харькова, Донецка, Москвы, Лондона, Бостона, Мюнхена, Нью-Йорка, Осаки и других городов. Он участник 51 выставки (24 из них персональные). В 1995 году Дмитрий Дидоренко стал лауреатом премии А.И. Куинджи в области изобразительного искусства. В 2000 году его имя занесли во «всеобщую энциклопедию искусств. Изобразительные художники всех времен и народов». В 2001 стал обладателем статуэтки, медали и Диплома «Ника» от Международного клуба рекордсменов. В 2003 присвоена стипендия имени С. Васильковского. Дидоренко является членом Союза художников Москвы, Международной Федерации при Юнеско «Художники – графики России».

Директор Харьковского художественного музея , искусствовед Валентина Мызгина: "Когда я смотрю на работы Димы, мне становится стыдно: мы так много жалуемся на жизнь, так часто говорим, что нам плохо, и при этом мы видим этот мир. Дмитрий не жалуется, он работает. Каждая работа - это мир, который он знал, знает, узнает. Для нас, специалистов, самое главное, что он был профессионалом до трагических событий и профессионалом остался. Изменился его творческий почерк, но он остался прекрасным колористом, стилистом, он действительно настоящий художник, без каких бы то ни было скидок."

-- Меня несет в водовороте событий, хотя уверен эти события я формирую сам. Все то, что происходят со мной сегодня, я предсказал еще 10 лет назад. Еще тогда я говорил о том, что получу признание, буду выставляться. И с 1995 года как бы работает план Мюнхаузена -- ни года без новых побед. Ежегодно необходимо совершать какой ни будь новый подвиг. Эти победы приятны, хотя на мою работу существенного влияния не оказывают. Как работал, так и работаю. Работа для меня все и хобби и отдых. Если по каким то причинам я день не рисую, то чувствую очень плохо себя.

Самые простые интересы и мечты.

Кроме работы у Дмитрия множество разнообразных интересов и увлечений. Одно из них коллекционирование дореволюционных фотографий. Основу коллекции составляют фотографии военных и моряков.

-- Эти фотографии – документы воссоздающие эпоху. Это последняя возможность, прикоснуться к тому ушедшему времени, ощутить его. В моей коллекции есть русско –японская война, фотографии последнего экипажа крейсера «Варяг». Это как кино. Сегодня уходят из жизни участники тех событий те для кого история является частью их жизни. И если эти документы не собрать, то они будут безвозвратно утеряны. Мне это безумно интересно.

Особое место в Диминой жизни занимают друзья.

-- В моем возрасте сложно находить новых друзей. Не спонсоров, а именно друзей. Тех, кто способен помогать бескорыстно. Какая от меня отдача? И такие друзья у меня недавно появились. Они создали Харьковскую федерацию бильярдного спорта, организуют и проводят чемпионаты, множество других интересных мероприятий. Поднимают спорт. Благодаря им я увлекся работой в федерации. Стал членом совета федерации. В федерации каждый выполняет свой участок работы. Я занимаюсь работой со средствами массовой информации. Это новый этап моей самостоятельности.

Совсем скоро наступит 350- летие города, хочу принять в праздничных мероприятиях. Мне это интересно. Если заглядывать немного вперед, то хочу построить собственный дом. Обязательно с большим бассейном, зимним садом и конечно с галереей. Хочу, чтобы туда обязательно приходили друзья и в моем доме чувствовали себя комфортно. Мой дом для них всегда будет открыт. Такая маленькая резиденция царя. Я не знаю, когда это произойдет, но уверен это обязательно будет.

Александр Расстригин

Александр Расстригин