22.12.2004
Просмотров: 620

Детская симфония Хеллен Хайнер

Мне в жизни везет на встречи с интересными людьми. Иногда бывает так, что судьбы моих собеседников напоминают приключенческие романы, а события, в которых оказываются герои, больше похожи на плод разгулявшейся фантазии авторов развлекательного чтива. Не стала исключением и судьба нашей сотечественицы Елены Николаевой, правда Еленой она была десять лет назад. Сегодня ее зовут Хеллен Хайнер и живет она в США. Хотя многое в ее судьбе напоминает роман американской мечты, но мне ее жизнь показалась похожей на симфонию. Может быть, оттого что свою жизнь Елены связала с музыкой, а все происходящие с ней события, можно условно разделить на четыре части, части сонатной формы. Впрочем, судите сами. Привожу рассказ самой Елены.

Часть первая. Сонатное аллегро (быстро)

- Как многие мои сверстницы в детстве я очень хотела научиться играть на фортепиано. И как большинство подруг поступила в первый класс музыкальной школы.

Но, после первых дней учебы я поняла, что меня жестоко обманули. И сказала родителям. Что собираюсь бросить музыкальную школу. Они ответили: « Мы купили инструмент, и, раз ты начала, теперь обязана окончить школу». Преподаватель не умела владеть собою -она бросала ноты на пол, кричала. Я ее ненавидела. Мне не нравились такие занятия. Я не понимала, как читать ноты, и чувствовала себя идиоткой. Иногда приходила мысль взорвать школу, подложить туда бомбу. Я выдержала пять лет. Когда преподаватель в очередной раз швырнула ноты и, не стесняясь в выражениях, рассказала все, что она думает о моих занятиях музыкой, я не выдержала. Дома я объявила родителям, что больше в школу не пойду. Они разрешили взять академотпуск. И вдруг свершилось чудо. На меня перестали давить и я начала слышать и понимать музыку. Меня стало тянуть к инструменту, и я поняла, как организуется звук. Родители уговорили меня пойти в школу вновь. Я продолжила учебу у другого педагога. Внешне она была похожа на бабу ягу на козьих ножках. Своим видом она напугала меня так, что бежала домой с криками, -- С меня довольно…

На 2-й урок я пришла после долгих маминых уговоров, «Баба Яга» оказалась лучшим преподавателем в моей жизни.

Большинство педагогов не хвалят своих учеников, бояться назвать их талантливыми. Слово талант вообще не произносят. И этим воспитывают комплекс неполноценности. На втором уроке новая учительница закричала, схватившись за голову: «Загубили такого ребенка». Затем она составила мне такую программу, которую педсовет не утвердил, - Эта девочка никогда не сыграет этих произведений, - говорили педагоги.

А я выучила программу наизусть. И на академконцерте получила первую пятерку в жизни. Это стало драматическим событием. Я оказалась в числе тех - кому сама завидовала. Дома, обливаясь слезами, решила – я стану музыкантом и вернусь школу в другом качестве. И поклялась разобраться, почему я едва не лишилась музыки на всю жизнь. Почему должно было произойти чудо там, где на самом деле должен был идти нормальный регулярный процесс учебы.

Часть вторая. Адажио (медленно)

Из собственного ехидства и зловредности - поступила в музыкальное училище. И с той поры по сегодняшний день я начала искать ответы на вопросы: Почему 75-78% учеников бросают занятие в музыкальных школах. Почему большинство людей музыкально безграмотные, почему в филармониях пустые залы. Почему в школах проходят не уроки музыки, а уроки о музыке. Ведь на этих уроках детей не учат слышать музыку, не учат играть, а только рассказывают, что в то или другое время жил кто-то из композиторов. Ведь это равносильно тому, что, прейдя на курсы вождения автомобиля, тебе рассказывают, как хорошо на нем ездить, из чего он состоит, но ездить не дают. Найти ответы на волнующие меня вопросы в училище мне не дали. Там занятия по методике и педагогике не были популярны. Все ученики готовились стать Рихтером. Все мечтали о сцене, о славе и мало кто думал о том, что после училища придет в музыкальную школу, и будут учить детей. Мое увлечение педагогикой было замечено, и после окончания училища мне предлагали остаться преподавать в нем педпрактику. На это я резонно заметила: «Мне самой еще надо многому научиться и многое понять, поэтому я иду работать в музыкальную школу». Моя цель понять, почему мы теряем большое количество детей на первом году обучения.

Работая в школе, за компанию с подругой пошла, сдавать вступительные экзамены в Харьковскую консерваторию. Просто решила посмотреть, какие требования для предъявляются дальнейшей учебы. К экзаменам не готовилась и получала свои заслуженные четверки.

Хоть я родилась в семье атеистов, но все дальнейшие события, происходящие в моей жизни, убедили меня в существовании высших сил. Сегодня я ощущаю себя частью большого плана.

На экзамене по музыкальной литературе я искренне и свободно написала все, что думаю о творчестве В. Моцарта. Идя за результатом, понимала, что возможны два варианта, или меня выгонят, или я буду в консерватории. Произошло второе. Наш декан, встретив меня, сказала, что я могу считать себя студенткой. После такого сочинения они не отпускают. Я поступила на заочное отделение. В этом то же замешаны высшие силы. Я была морально не готова учиться. И бог дал мне возможность еще несколько лет провести в школе с детьми и понять, что необходимо делать дальше. В консерватории я надеялась найти понимание и поддержку, но оказалось что ситуация там еще сложнее чем в музучилище. Писать научные работы на тему как работает Тутункевич с автентическими или плакальными каденциями считалось престижно, а работать над тем, как научить детей слушать симфоническую музыку - нет. На кафедре только один педагог мог заниматься методикой. Ее я и попросила быть моим научным руководителем. Разразился скандал, ведь мое предложение было похоже на бунт. Оказывается, студенты не имеют права выбирать себе руководителя. Дальше, больше. После года работы мой руководитель публично от меня отказалась. Придя к ней, я знала чего я хочу, а она считала, что знает чего я хочу, лучше меня. Возник конфликт. На заседании кафедры я просила разрешения писать дипломную работу самостоятельно, без научного руководителя. Это был вызов. После долгого обсуждения моей просьбы педагоги дали разрешение на самостоятельную работу, но выдвинули условие, если я провалюсь на защите, то консерваторского диплома мне не видать никогда. Когда я принесла готовую дипломную работу, о том, как научить детей понимать симфоническую музыку, а в ней я делала вывод, что на школьных уроках музыку преподают неправильно, то ее отправили на экспертизу. Эксперты одобрили работу, и я защитила диплом на отлично. И вновь вернулась в школу. Тут и началось самое страшное, меня несколько раз чуть не выгнали с работы. Мне запрещали учить детей, смеялись в лицо, говорили, что мои методики полная ерунда. Я поняла, что сделать ничего не смогу. Школы работают по утвержденным программам, отступать от которых педагоги не имеют права. Как учили 100 лет назад, так и продолжают сейчас без поправок на изменение технологий или восприятия детей. Поняв, что борьба с этой системой отнимает у меня много сил, я решила уехать из этой страны.

Часть третья. Скерцо (шутка)

Побег был осуществлен. Мое пребывание в незнакомой стране стало похожим на шутку. Я готовила себя к работе официанткой, мытью машин, но опять в мою судьбу вмешались высшие силы. Я ни дня не работала не по специальности. Первая работа, которую мне предложили – преподавать музыку в украинской школе. Что бы усоверществовать свой английский язык - стала работать помощником воспитателя в детском саду. Здесь параллельно с языком на практике изучала психологию 2-4 летних детей. Общаясь с ними, поняла что они гораздо умнее, чем мы привыкли о них думать. И начала учить их музыке. Так как инструмента у меня не было, то я приобрела синтезатор. Это была самая знаковая покупка в моей жизни. Работа на синтезаторе объяснила многое.

Общеизвестно, что Моцарт хорошо играл с 4-х лет, я всегда думала, как это ему удавалось, ведь он был очень болезненным ребенком. Но он играл на клавесине. Клавесин по легкости нажатия на клавиши похож на синтезатор. И я поняла, что детей можно учить музыке с раннего возраста. Позднее, развивая свою методику- присоединила к синтезатору компьютер, и так получились видеоигры. Два года назад вышел первый тысячный тираж этих обучающих игр. Сегодня у меня есть своя школа в которой 15 преподавателей Хьюстона, обучают детей по моей методике. Среди моих учеников двое – лауреаты престижных конкурсов пианистов. Для членов жюри стало неожиданностью то, что моя ученица лауреат сыгравшая сложную программу занимается музыкой всего 5 лет. Другой ученик в 10 летнем возрасте выдержал экзамен на право учиться в Хьюстонском университете. Правда, цель моей программы не воспитание лауреатов, а дать возможность любому человеку взять и сыграть любое понравившееся произведение. Даже тому, о ком говорят, ему медведь на ухо наступил.

С лауреатами в СНГ все хорошо только им играть негде. В филармониях пустые залы. Самое большое открытие, которое я сделала – музыкально не одаренных людей нет. Азам музыки необходимо учить всех и тогда самые способные станут композиторами и музыкантами. А сегодня педагоги пропускаем большое количество способных детей, которые никогда не узнают о том, что в них умер великий музыкант.

Моя система сделана так, что играя, ребенок обучается на подсознательном уровне. Эта методика позволяет 2-х летнему ребенку сесть за компьютер и без помощи взрослых обучаться музыке. Играть музыку самостоятельно.

Часть четвертая. Престо джиокозо ( Легко, весело)

Приехав через десять лет в Харьков, я увидела людей в бедственном состоянии и что – то доказывать не имеет смысла. Хотела бы увидеть свою самую учительницу музыки, из-за которой бросила занятия и сказать ей, что так себя вести с детьми нельзя. Харьков сильно изменился за время моего отсутствия. Эти изменения можно зафиксировать на фото. Достаточно взглянуть на здание филармонии. Это здание для меня стало символом современной Украины. Вы теряете самые дорогие ценности, которые надо растить и лелеять. Я не хвалю американскую систему, там есть много минусов, но там уважают профессионализм. Если ты чего-то стоишь и тебе есть что сказать ты не умрешь с голоду.

Я очень счастливый человек. В моем возрасте многие задаются вопросом, что я сделал, что оставлю после себя. У меня таких вопросов не возникает. Эта программа как волосы у Мюнхаузена вытаскивала меня из различных кризисных ситуаций. Ведь когда ты чем, то занят и тебе есть что сказать людям то все остальное уже не важно.

Александр Ключко

Александр Ключко