Государство
28.01.2014
Просмотров: 451

Что такое реконструкция и что такое реставрация

Гость «Прямой телефонной линии ВХ» – директор Харьковского отделения Украинского этнологического центра Института искусствознания, фольклористики и этнологии им. М.Т. Рыльского НАН Украины, директор Этнографического музея «Слобожанські скарби» им. Г. Хоткевича НТУ «ХПИ», кандидат филологических наук Михаил Красиков.

«В ПОМОЩИ НУЖДАЮТСЯ ВСЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗДАНИЯ ХАРЬКОВА»

– Добрый день, Михаил Михайлович. Скажите, какой, по-вашему, исторический облик имеет наш город и какие памятники архитектуры нуждаются в государственной опеке? Меня зовут Алена.

– Харьков интересен тем, что в нем можно ознакомиться со всеми архитектурными стилями, которые здесь развивались в разное время – начиная от украинского или казацкого барокко и заканчивая хай-теком. Но за последние годы мы потеряли столько же исторически значимых памятников архитектуры, сколько их было утрачено за предыдущие десятилетия! Еще недавно мы могли говорить о каком-то устойчивом образе нашего города, но сейчас я вижу, как катастрофически уничтожаются наши улицы. Практически все исторические памятники находятся под угрозой. Архитекторы, которые приезжают сюда из Санкт-Петербурга, Львова и Москвы, восхищаются нашим наследием, в частности зданиями модерна, но удивляются, почему они находятся в таком состоянии.

Возьмите, к примеру, центральные улицы города. Это гордость Харькова, и их можно было бы музеефицировать. Например Рымарская – улица со старинным названием (рымари – это шорники, которые изготавливали конную упряжь). Еще лет десять назад я предлагал сделать ее в своем роде заповедной, чтобы сохранить уникальные здания с богатой историей. Что мы видим сейчас? В начале улицы выросла «коробка», которая могла бы быть где угодно, только не здесь. Или Рымарская, 6 – так называемый «компанейский» дом, который построил Александр Иванович Ржепишевский. Этот памятник архитектуры в стиле модерн (петербургская школа) может быть гордостью любой столицы. Но на месте детской фигурки, например, уже «красуется» кондиционер, старинные оконные рамы заменяют пластиковыми стеклопакетами совершенно другого цвета. В таком же состоянии и другие здания Ржепишевского – на Рымарской, 19, на улицах Дарвина и Маршала Бажанова.

– Может, жильцы не знают, что памятники архитектуры нужно хранить? Неужели их за это не наказывают?

– Может, люди и не представляют ценности этих зданий, хотя на каждом таком доме есть специальная табличка. И жильцы, въезжая в дом, должны подписывать соответствующие бумаги, где указано, какие работы запрещено проводить внутри. Но, к сожалению, зачастую государственная опека ценных зданий выполняется формально. Я вас уверяю, что никто из нарушителей за нанесение вреда историческим домам не был наказан, или оштрафован.

Касательно контролирующих органов, могу сказать, что на сегодня не существует независимой инспектуры, которая бы могла предъявить реальные санкции нарушителям законодательства. Поэтому на защиту разрушающихся или разрушаемых исторически важных для города зданий, как правило, поднимается лишь общественность. Так, в прошлом году мы отстаивали дом Сурукчи на Чубаря, 7, который хотели снести или перестроить. В этом здании когда-то выступали Вертинский и Шаляпин. На защиту истории вместе с нами стали студенты театрального факультета Харьковского национального университета искусств, музыканты, артисты, художники, поэты и другие неравнодушные люди. Мы организовывали во дворе дома культурологические акции – раз в неделю в течение месяца.

Я назвал это «движением эстетического сопротивления». Людям, у которых другие представления о назначении культурных памятников, мы можем противопоставить только наши знания, наше представление об эстетике города.

«РЕСТАВРАЦИЯ И РЕКОНСТРУКЦИЯ – НЕ ОДНО И ТО ЖЕ»

– Михаил Михайлович, здравствуйте. Меня зовут Екатерина. Интересно, сколько в нашем городе реконструировано исторических зданий? В центре, например, много красивых зданий.

– Екатерина, красивых домов в Харькове много, но у нас часто путают реконструкцию и реставрацию. Реконструкция – это перестройка, а реставрация – сохранение в подлинном виде. К сожалению, для харьковских чиновников от архитектуры это одно и то же. Например, на площади Поэзии находится Провиантский склад, построенный первым харьковским городским архитектором Петром Ярославским в 1786 году. Это здание решили использовать под супермаркет, обнесли забором, и наверняка в разрешительных документах речь шла о реставрации (как-никак – памятник архитектуры XVIII века!). На деле его просто изуродовали, лишив навесных дверей (для погрузки мешков на телеги), облицевав фундамент современными материалами и т. д. А затем вновь повесили табличку, что это памятник архитектуры, который «охраняется государством». Это очень по-нашему!

Иногда исторические памятники меняют свой облик не так кардинально, но все равно не приходится говорить о реставрации. Например, самое старое и ценное в городе здание Покровского храма, построенное в 1689 году, имеет сейчас несколько другой вид, нежели в XVII столетии. Дело в том, что тогда купола покрывали не золотом, а гонтом – деревянными пластинами. Визуально храм выглядел так: белые стены, черные купола и только кресты золотые. Такое сочетание отвечало вкусам украинцев того времени.

От так называемой реставрации страдают в Харькове и здания помоложе. Например, строения конца XIX и начала XX века, сооруженные в «русском» или «кирпичном» стиле. Многие памятники этого стиля уничтожили штукатуркой и покраской, так что они утратили свою первоначальную эстетику. На каждом таком здании кирпичная кладка составляла свой неповторимый орнамент, для чего зодчие использовали кирпичи разной фактуры. Сегодня в городе подобных зданий остается все меньше, среди них некоторые учебные корпуса в НТУ «ХПИ». Покраска в желтый цвет исторического музея, построенное Борисом Корнеенко в кирпичном стиле, – это грубое нарушение Закона Украины «Об охране культурного наследия», так как произошло искажение аутентичного облика охраняемого объекта. Мы пытались спасти этот памятник архитектуры, писали в Министерство культуры и местные инстанции, но это не помогло. И разве не парадокс: здание исторического музея лишили исторического образа!

«ЗЕРКАЛЬНАЯ СТРУЯ МОГЛА БЫ ЗАМЕНИТЬ ХРАМ»

– Добрый вечер. Михаил Михайлович. Стоит ли, по-вашему, запрещать застройку центра города? Ведь, насколько я понимаю, современные дома не только не вписываются в общую архитектуру, но и могут стать причиной разрушения старых зданий. Меня зовут Борис.

– Да, это действительно огромная проблема для Харькова. Свежий пример – строительство жилой многоэтажки на улице Квитки-Основьяненко. К сожалению, зачастую архитектурой у нас занимаются специалисты с ментальностью троечников. Это жуткая ситуация, и я не понимаю, почему харьковчане молчат. Градостроительный совет одобрил проект строительства многоэтажки, все разрешительные документы подписаны. Единственный специалист, который выступил против, поскольку стройка будет вестись на территории охранной зоны памятника архитектуры, – это прекрасный реставратор и архитектор Владимир Новгородов. Но кто его слушал? Как и жильцов соседнего дома, которые дважды судились с застройщиком, но дважды проиграли суды.

Нужно понимать, что даже современные «мягкие» технологии строительства не смогут уберечь от разрушения находящиеся рядом исторические здания. А рядом со стройкой – старейшая в Украине университетская церковь! От строительных работ может пострадать ее алтарная часть. И таких прямых нарушений Закона в Харькове множество. Письма и обращения общественности к властям, к сожалению, результата не дают. Но это не значит, что нужно мириться с варварской застройкой исторического центра города.

– Здравствуйте, Михаил Михайлович. Вас беспокоит ветеран войны и труда Павел Никифорович. Скажите, зачем перенесли аллею Славы, которая находилась за Зеркальной струей? У нас, стариков, сердце разрывается от несправедливости. Кому мешали наши герои, что их увезли на свалку?

– Насколько мне известно, памятники героям перенесут в один из дальних районов, но я также считаю, что за Зеркальной струей не нужно строить храм, хотя он действительно находился в свое время рядом с этим местом. Бюсты комсомольцев убрали, очевидно, потому, что аллея героев якобы не может вести к православному храму. Хотя на самом деле ничего страшного в этом не было бы – ведь, во-первых, это наша история, а во-вторых, с точки зрения православия, даже атеист, положивший «голову свою за други своя», а тем более за Отечество, – герой, совершивший духовный подвиг. Самое печальное, что это делается без общественных слушаний.

Кстати, Зеркальная струя и так напоминает часовню, особенно если сверху поставить крест. Хотя это получилось не по умыслу зодчих. И второй храм будет подавлять Зеркальную струю. Это не только мое мнение, но и многих архитекторов, краеведов и ученых.

ЗА ХАРЬКОВСКИМИ ДВОРИКАМИ — В ПОЛИТЕХ

– Добрый день, Михаил Михайлович. Меня зовут Марина. Я хотела бы узнать, в чем суть вашего проекта «Харьковские дворики» и где с ним можно познакомиться?

– Часть выставки «Харьковские дворики» можно увидеть в НТУ «ХПИ», в читальном зале кафедры этики, эстетики и истории культуры (корп. У-1, ауд. 702), часть – на историческом факультете педуниверситета. Проект существует уже пять лет. Его суть – в ознакомлении харьковчан с прекрасными харьковскими двориками, их архитектурой и духом. На выставках была представлена живопись, фотографии, статьи-исследования. Авторы (около 500 человек) – как талантливая молодежь, так и профессиональные художники, любящие Харьков. Свои работы также представляли известные фотохудожники Владимир Оглоблин, Игорь Лаптев, Игорь Нещерет и другие.

Также в Литературном музее 4 февраля в 18.00 открывается другая наша выставка – «Харьковские мазанки: признание в любви».

Источник: vecherniy.kharkov.ua

Автор: Сергей Киш