Государство
28.09.2016
Просмотров: 382

Чудеса двоемыслия европейской дипломатии

Чудеса двоемыслия европейской дипломатии: Путин как бы великий миротворец и как бы подлый разжигатель войн. Такой вот крайне ситуационный Путин.

«Именно с этой целью я в ближайшие дни проведу встречи с президентом Обамой и президентом Путиным, чтобы объединить наши силы и достигнуть результата, которого иначе мы слишком долго будем ждать».

Франсуа Олланд, 17 ноября 2015 года, на четвёртый день после терактов на Стад де Франс

«У НАТО нет полномочий говорить, какими должны быть отношения Европы с Россией.

Для Франции Россия — не угроза и не враг».

Франсуа Олланд, саммит НАТО, 8 июля 2016

«Украинский кризис оказал влияние на отношения России с европейскими странами. На мой взгляд, ситуация заслуживает сожаления, поскольку она наносит вред всем сторонам, в частности, совместным экономическим проектам из-за санкций. Поэтому мы все заинтересованы в том, чтобы как можно быстрее найти наилучший выход из этой ситуации».

Франсуа Олланд, ежегодное выступление перед послами Франции, 30 августа 2016

Когда уровень ковровых бомбардировок жилых кварталов сирийских городов взял такой темп, что у Асада просто закончились штатные авиационные боеприпасы, и крылатые алавиты начали использовать бочкобомбы из труб, взрывчатки и порезанной арматуры, всё было нормально. Подумаешь, бомбардировки.

Когда уровень поддержки сирийским населением диктатора возрос настолько, что пришлось лупить из миномётов по пригородам Дамаска, всё было хорошо. Когда и миномётов стало мало и Асаду пришлось снаряжать «Грады» сотнями литров зарина и заливать Гуту газом, всё было нормально.

Когда в результате гражданской войны армия Сирии деградировала до таких мышей, что боевые действия шли за два одноэтажных сарая и двадцать секций бетонного забора силами полутора отделений, всё было нормально. Чем занимается армия, при таком уровне деградации никто не задумывался.

Когда Кремль обучал, снабжал и поддерживал разведданными крылатых алавитов, фидаинских хизбалонов и ксировских гвардейцев, всё было нормально. Когда в Сирии стали умирать рязанские ихтамнеты, всё было нормально. Когда такой помощи стало не хватать и Кремль отправил в Сирию не только своих ихтамнетов, вагнеров, но и своих военнокосмичей, тоже претензий особо не было. Когда и этого стало мало, Кремль подключил свои крылатые ракеты типа «земля-штаб ИГИЛ». Куда там эти ракеты падают и кто умирает, на ходу превращаясь в «штаб ИГИЛ», всем было откровенно плевать. Нет, ну ладно, некоторые были озабочены.

И тут европейская дипломатия, после тысяч убитых детей и сотен отрубленных голов, внезапно прозрела. На пятый год гражданской войны, давно превратившейся в десятки перетекающих друг в друга этнических, религиозных, этноконфессиональных, идеологических, племенных конфликтов с массовыми убийствами мирняка и ковровыми бомбардировками, у кого-то вдруг открылись глаза.

Широко закрытые глаза.

Оказывается, Асад-то совершает военные преступления не сам. Оказывается, Кремль ему в этом помогает. Никогда такого не было, и вот опять. Трудно было раньше догадаться европейцам – подумаешь, кириллица на ракетах в Гуте. Подумаешь, зарин. Это всё при Союзе произведено и поставлено. Кремль тут ни при чём.

То, что вся Сирия в советской и российской технике, которую кому-то надо ремонтировать, никому не было интересно. Постоянное нытьё Израиля о том, что у палестинцев оказывается новейшее российское вооружение, которое Кремль продаёт Сирии, как-то годами не долетало до ушей европейцев.

И тут как прорвало.

Но давайте вспомним предысторию. Путин вошёл в Сирию (точнее, признал, что вошёл, а вообще Кремль там был с самого начала конфликта) с целью получить позиции в переговорном процессе. Сложно сказать, о чём там думали в Кремле, но похоже на то, что решили додавить уходившую администрацию, которая любила из себя показать великих миротворцев. Хотите мир в Сирии, Барак Хусейнович? Это можно обеспечить, только с учётом кремлёвских интересов, и надо Владимиру Владимировичу ручку пожать на каком-нибудь саммите, а то некрасиво как-то. Да и европейские партнёры поддерживают подобные мирные инициативы, а США надо отношения с Европой нормализовывать. Давайте сядем все вместе и поговорим. Пока там Асад продолжает этноконфессиональные чистки, чтобы создать хотя бы пару провинций, где у алавитов стабильное большинство.

И было очень похоже, что администрация Обамы села играть с Путиным в эту игру. Собственно, когда села, в Украине ор поднялся, что «Обама поменял Украину на Сирию?». Помните, такое вбрасывали в перерывах между сдачей Мариуполя? Страшная была паника, потому как многие знали, что идут переговоры и проходят согласования позиций между Кэрри и Лавровым.

И Путин крутил там, передёргивал карты и просто так мухлевал, врал и шулерствовал в попытке чего-то в Сирии получить. Самая большая проблема в том, что вся эта мясорубка была затеяна только для затягивания в переговоры и в надежде на перспективы порешать свои вопросы в будущем. Но сначала Кремль хотел переговоры, хотел, чтобы мнение Путина учитывали, чтобы говорили с ним.

Попытка усидеть Кремлю на двух стульях дорого стоила Асаду и даже иранцам с их хизбалонами. Глупость, непоследовательность и иррациональность российской политики в Сирии вызывает вопросы, как у союзников России, так и у самих россиян.

Сложно сказать, что там Кремль выиграть хотел. Может, у Кремля были вполне выполнимые требования по Сирии. Может быть, там были вполне приемлемые требования для текущей администрации США, но не сложилось по другим причинам. Ведь хватает в Сирии причин, которые могут сломать любые планы. Мы, конечно, по себе знаем, что у Кремля обычно такие требования, что дух захватывает, и как их выполнять, вообще не ясно.

В любом случае, играя с Путиным, администрация Обамы имела запасной план. Возможно, и не один. Там люди в политике привыкли считать, и считать на много ходов вперёд.

Понятно, что когда Демократическая партия входит в самый пик избирательной гонки, никаких конструктивов по Сирии уже достигнуть нельзя. Ну, например, потому что Обама – хромая утка, а требования Кремля всегда растут по мере того, как Кремль думает, что его позиция улучшается. А потому настоящий дедлайн по игре с Кремлём у Обамы должен был наступить не просто за некоторое время до того, как Обама перестанет быть президентом. Дедлайн должен был наступить за некоторое время до пика избирательной кампании, чтобы текущая администрация могла войти в острую фазу уже с понятным набором карт.

И неважно кто там, в Сирии, будет чем при этом заниматься. Войдёт Эрдоган в Сирию, возьмут курды все приграничье, объявят ИГИЛ о роспуске, ФДШ распадётся на сотни осколков, выйдет Башар из перемирия или нет – всё это вторично по сравнению с фундаментальным политическим принципом. Всегда должен быть крайний. Желательно, чтобы самый крайний. Всегда.

И на этот момент (дедлайн перед пиком) в Белом доме должны были готовить план Б, по которому текущая администрация должна была максимально снять с себя ответственность, дабы прикрыть электоральные перспективы кандидата от Демократической партии. Понятно, что просто сказать «это не мы» – мало. Надо найти крайнего в неудаче переговоров по Сирии и желательно принудить европейских партнёров согласиться с американским выбором крайнего.

Вопрос деликатный, потому что идут выборы и потому что крайний должен быть ну вот совсем железно крайним. Потому что это тот случай, когда внешний фактор становится фактором внутренней американской политики, а в США умеют препарировать ситуации. И поскольку этот фактор будет использоваться и уходящей администрацией в момент избирательной кампании, и новой администрацией, вышедшей из избирательной кампании с набором обещаний, то расхождения в трактовках очень нежелательны.

Никто не знает, кого должны были вести на заклание и какие были планы. Нет, ну понятно, что кандидатурой номер один был Асад, но там много кто нарубил дров.

Но тут всех политиков в очередной раз спас Путин.

И зачем он это сделал, сказать не может никто.

19 сентября, после захода солнца в Сирии, предположительно российские ВКС разбомбили согласованную гуманитарную колонну ООН и Красного Полумесяца. Эта колонна выехала с подконтрольной Асаду территории, и её маршрут был известен и согласован с РФ и Асадом. Войска РФ точно вели наблюдение за колонной весьма продолжительное время. Как минимум, до пяти вечера.

Средствами объективного контроля, по данным WSJ в этом районе, были зафиксированы два российских бомбардировщика Су-24. Сирийцы не летают на Су-24 парами, как правило. Сирийцы не бомбят после захода солнца, опять же, как правило. Бомбардировка была осуществлена российской бомбой ОФАБ-250-270, которую так часто используют ВКС РФ. После того как на место прибыли спасатели, был нанесён второй авиаудар. Совокупно бомбардировка продолжалась почти два часа. Не то, чтобы случайно прилетело.

Лоялисты Асада (как всегда, у пропутинских шакалов) успели заявить, что сбили укровский АН-26 разбомбили колонну Джебхат Фатх аш-Шам (новая инкарнация аль-Нусры). Минобороны РФ начало лепить свои дикие оправдания одно за другим. Сначала, что никаких авиаударов не было. Потом – что были, но неизвестно чьи, может, и с беспилотника США. Потом сказали, что в составе колонны был джип с миномётом – вот вам видео. Да и вообще это была провокация. Короче, всё, как всегда.

Вместо того чтобы нырнуть ниже радаров, российский дипкорпус тут же начал откровенно и разухабисто быковать (самое лучшее слово, описывающее их поведение) в ООН и отмазывать даже Асада, на которого при желании можно было всё списать. Ему-то уже всё равно. После Гуты.

Ну и началось. Пикировку Лавров-Керри передавать в статье нет смысла. Советую смотреть полное видео, но вот вам нарезка, хотя и тенденциозная.

После миллиона выдвинутых версий Россия по обычной своей традиции решила съехать на «я вам доводы, вы мне факты» и «давайте проведём объективное расследование» и «поговорим как-нибудь потом». Но было поздно. Капкан защелкнулся.

Перейдём сразу к реакции европейских партнёров.

Достойный пример переобувания в воздухе показал Борис Джонсон. Самый талантливый из британских политиков и ядерный популист первым почувствовал, что чаша весов качнулась. Борис не из тех людей, которые скажут «А», не подумав, какое дальше надо говорить «Б», исходя из результатов соцопроса.

Всего за неделю до бомбардировки гумконвоя Борис, через своих подчинённых, как глава МИД заявлял следующее:

«Министр иностранных дел отметил, что отношения ещё не вернулись в нормальное русло, однако важно обсуждать области общего интереса, в том числе, вопросы, по которым есть разногласия».

Сразу после того, как Госдеп просигнализировал, что крайний за привкус сирийского супчика, достигшего опасной температуры, найден, мы услышали немного иную версию. Борис внезапно прозрел.

«Путинский режим не просто, так сказать, даёт в руки Асаду револьвер. В некоторых случаях он сам стреляет из револьвера. Сами россияне в этом участвуют. Нам нужно посмотреть, был ли выбор цели [гуманитарной колонны ООН] сделан со знанием того, что это совершенно невинные гражданские цели. Если это так, то это военное преступление».

Интересно, как Джонсон собирается определить «сознательность» выбора цели? Неужели допросит обвиняемых во время трибунала? А как они доставят Путина в Гаагу? Как Милошевича? Кстати, ООН в лице главы Управления ООН по координации гуманитарной помощи Стивена О'Брайена заявляет именно о преднамеренности удара.

Да и сложно думать иначе после двухчасовой бомбёжки. Хотя совершенно не ясно, как и зачем именно Кремлю понадобилось такое шоу.

Достойные заявления мы услышали и от французских коллег.

Глава МИД Франции Марк Эро, который недавно приехал в Украину вместе со Штайнмайером и не увидел обещанного Москвой перемирия, вдруг решил заделаться правдорубцем.

«Покровители режима, Иран и особенно Россия, могут остановить Асада. Они должны прекратить двойную игру».

То есть двойная игра у Кремля, да? Говорят о мире, а сами хотят войны? Какие подлецы, ужас просто. Никогда вот такого в Путине нельзя было заподозрить. Это двуличность.

И как будто этого было мало, он добавил:

«Те, кто может остановить это, но не несёт ответственности, закрывая глаза на преступления, являются пособниками [военных преступников]».

Интересно, можно ли считать Францию соучастником расстрела рейса MH17 на том основании, что Франция могла, но не захотела остановить российскую агрессию в Украине? Но имел, как вы понимаете, Эро в виду совсем другое.

Представитель Франции в ООН Франсуа Делатр вообще прямо заявил, что Асад и Путин используют переговоры как дымовую завесу, а сами пытаются решить конфликт военным путём.

Сам Штайнмайер сначала сказал, что произошедшее – это теракт. А потом предложил ввести в Сирии полномасштабную бесполётную зону. Понятно, кому летать запретят.

Кремль теперь крайний. Он затягивает войну. Кремль – пособник военных преступников. А сам Кремль для европейцев уже может быть (страшно подумать) кликой военных преступников во главе с боевым тувинцем Шойгу. Кремль подогревает конфликт и не даёт достичь прекращения огня. Уже в Европе заговорили о том, что бессмысленные бомбёжки Сирии ВКС – это для Путина способ утопить Европу в беженцах.

Путин крайний.

А ты докажи, что не Путин?

Ответные кукареканья Пескова уже мало кого интересуют.

И тут надо отметить пару моментов.

Существует огромное желание очередной факап российской армии пояснить теорией заговора. Некоторые могут заметить, что как-то очень вовремя к Путину стали прилетать чёрные лебеди. На самом деле, чёрные птицы прилетают к Кремлю намного чаще. Но мы их не видим. Деградировавшая российская армия совершенно не способна быть орудием маниакально-глобальных планов Кремля. Она не способна перемещаться на такие расстояния без проблем, а переместившись, не способна быть в полной мере управляемой.

Генералы мрут с перепоя, полковники воруют, майоры мародерят, солдаты идиотничают. Как только часть выдвигается из ППД куда-то дальше полигона для стрельб, начинаются проблемы.

Никто не подсовывает российским ПВОшникам гражданские «Боинги», никто не подставляет гуманитарные колонны под пару штурмовиков. Просто такие залёты происходят в российской армии каждый день. Какие-то из залётов удаётся разрулить совсем по-тихому. Какие-то – уже с шумом и трупами, как, например, «украинскую ДРГ в Крыму». Но всё равно удаётся удержать почти на внутреннем уровне. А какие-то залёты вылезают настоящей проблемой, ставящей в тупик весь дипкорпус РФ.

Какие-то из этих залётов создаются по инициативе низовых звеньев, играющих в свою игру, как пик обстрелов во время приезда Эро и Штайнмайера на Донбасс, вопреки кулуарным обещаниям Кремля. Какие-то залёты возникают из-за пьянок, на фоне имитации контрдиверсионной деятельности, как «укроДРГ на мусоровозе с миномётом». Ну, ту самую, которую взяли, а она оказалась из россиян и сотрудников комендатуры «ДНР». Какие-то залёты образуются совсем случайно, когда в одном доме сначала снимают мирную бабушку, которую ни за что обстреливают злые укропы. А потом из этого же дома ведут огонь из АГС, а чуть позже из-под этого дома лупят исходящими из «Града».

Всем уже прекрасно известно, что при любой интенсификации действий российская армия тут же начинает продуцировать проблемы. Глохнут «Тигры» в попытке одолеть бордюр, падают самолёты и ракеты, разведчики ГРУ начинают разговариваться в эфире, а обожжённые танкисты давать интервью. Вы бурят? Как я рад.

Воспользовавшись «перемирием» в Сирии, Путин сам захотел чутка поднажать. Или это Шойгу захотел. Они так всегда делают – в Дебальцево ли или в Алеппо – неважно. Таков их принцип, который внезапно разглядела французская дипломатия на 15 году правления двуличного режима.

Но прилетел облом. Мог бы и не прилететь. И тогда США бы говорили, что Асад плохой. Но прилетел Владимир Владимирович со своими военнокосмичами.

И, похоже, все вокруг, кроме Кремля, это поняли. Поняли, что прилетает. Кремль ищет, кто же продал, кто предал, верит в заговоры, в подставы и провокации. А все вокруг просто знают – главное оружие против Кремля – это некомпетентность, бессистемность и отсутствие внятной стратегии у самого Кремля.

Момент второй. Существует огромное желание потереть ручки и сказать: ну вот и всё.

Выборы в Госдуму с гибридной международной легитимностью.

Бомбардировка конвоя.

Потом отчёт по MH17.

Цены на нефть.

Продолжение санкций.

Вот и сплели тебе ласты, плешивый друг.

Однако это не так. Не сплели.

Пока можно говорить определённо только о том, что произошёл перенос глобального внешнеполитического конфликта во внутриамериканскую повестку дня. Демократическая партия – явный фаворит гонки – определила крайнего по Сирии, и определение всех устроило. Более того, ввиду неоднозначной позиции кандидата от Республиканской партии по Путину и сотрудничеству с Россией в дальнейшем этот дискурс будет всё более углубляться. Wag the dog.

Позиция США, в общем, и демократов, в частности, абсолютно неуязвима, и хор поддержки из Европы – тому подтверждение.

США ведь пытались договориться с Кремлём и Дамаском? Изо всех сил пытались, видит Бог. Но Кремль (как минимум, по Сирии) показал себя недоговороспособным. Кремль подл, циничен и кровожаден, ну как с такими договариваться.

Попытка Кремля получить позиции в переговорных процессах обернулась провалом.

Алеппо стал для Кремля новым Донбассом в плане «дипломатического минного поля», куда Путин опять попал. Причём попал, так и не выйдя с предыдущих минных полей.

Цугцванг. Любой ход ухудшает положение. Наступать нельзя, потому что начнут прилетать чёрные лебеди. Отступать нельзя – Асад последний союзник на Ближнем Востоке, последний призрак великой империи. Но не это самое неприятное. Чем Сирия отличается от Украины? В Сирии и стоять на месте нельзя. В Украине окапывание на месте означает лишь урон от санкций. А в Сирии остановка – это потеря инициативы и, как следствие, неминуемое поражение. Слишком много игроков, слишком много факторов, слишком далеко от баз, слишком непривычные условия.

Второй капкан. Второе минное поле. И если на Донбассе Путин может стоять посреди минного поля, истекая золотовалютными резервами в ожидании расследования по MH17, то в Сирии даже стоять нельзя. И что делать, вообще не ясно. Нет, ну мы-то уже знаем, что Кремль найдёт возможность ухудшить своё положение. Всегда находил и сейчас сумеет. Но если раньше просматривались хоть какие-то оптимальные стратегии, то сейчас и их не видно.

Текущая администрация США более не заинтересована в решении проблем в Сирии, потому что решить их уже не успеет. Теперь Обама лишь корректирует ситуацию так, чтобы помочь Хиллари. Обама даже может себе позволить пренебречь некоторыми договорённостями и обещаниями, зная, что у новой администрации будет возможность играть на Ближнем Востоке по-новому. И зная, что новая администрация точно собирается вести новую политику в регионе, поскольку политику Обамы на Ближнем Востоке многие оценивают как провальную всё равно.

Идеальная позиция для текущей администрации, если закрыть глаза на то, каким количеством крови она оплачена.

А Европа? А что Европа. Как уже было сказано, не стоит думать, что Европа решила сливать Путина. Их хор возмущения – это хор в поддержку демократов, а не против Путина.

Европейским дипломатам не впервой проявлять чудеса двоемыслия. Путин будет для них уважаемым партнёром в установлении прочного мира на Донбассе и одновременно военным преступником и двуличным разжигателем войны в Сирии. Им несложно, они так уже делали.

Money talks. Gaz must flow.

И всякое такое.

Так что чистим пулемёт.

Источник: petrimazepa.com

Авторы: Дмитрий Подтуркин, Антон Швец

Новости портала «Весь Харьков»