Государство
26.02.2015
Просмотров: 539

Дайте выйти. Как жители Донбасса получают пропуск через линию разделения

Корреспондент НВ побывал в Артемовске, где расположен один из четырех координационных центров выдачи пропусков через линию разделения в зоне АТО

 

Выкуренные Градами из дома переселенцы и жители прифронтовых районов Донбасса, у которых родственники живут за "линией разделения", оказались в одной большой очереди за пропусками – так работает система, которая внедрена украинским правительством больше месяца назад с целью обеспечить безопасность в регионе.

Координационный центр в Артемовске находится в бывшем помещении банка. Судя по его состоянию, предыдущие арендаторы выезжали скоропостижно.

"Надо становиться в какую-то очередь и непонятно, к кому записываться. Родственники живут здесь, но пропуск нужен, чтобы ездить в Горловку. Я не стал стоять в очереди. Смотрю, это бессмысленно", - не выдерживает мужчина с ребенком, которого он держит за руку. Подошел, потыкался в очередь и решил уйти.

Те, кто остался стоять, уже на взводе и пристально следят за теми, кто заходит в заветные двери. Как объясняют люди, очередь занимают даже с ночи.

- Мы подавали больше 10 дней назад. Не выдают вовремя, объясняют, что много людей очень, - поясняет женщина лет 50, среднего достатка, судя по одежде. Она с мужем стоит в коридорчике рядом, не в общей очереди.

Тут ее мужа вызывают: Вы Ткачук? - Да - Идемте.

- А вообще – дурдом, - продолжает она.

- Вы живете здесь? – спрашиваю.

Женщина несколько неопределенно говорит "угу". Чувствуется, что здесь к вопросу о том, на какой территории вы живете, относятся настороженно. Сразу же в ответ спрашивает, откуда я. Отвечаю, как на духу (тут лучше так и делать) – из Киева.

- Что ж вы тут делаете, солнышко?

Объясняю, что хочу понять, что происходит, и написать об этом.

- Четыре списка тут. В одном списке – четыре тысячи, второй – тоже около четырех. Документы теряются. Сдали вот 30 числа [января]. Больше десяти дней прошло. Мы уже четвертый день ходим. Сначала были списки – мы были 157-ми. На второй день пришли – 111-е. А сегодня списка нет – живая очередь.

- А за деньги можно быстро сделать?

- Не знаю, не пробовали, - отвечает женщина и спрашивает меня, - А какая там у вас "погода в доме"?

Говорю, что все устали от войны. Судя по реакции, ей нравится ответ. Полгода женщина и ее муж жили в долг на квартире в Артемовске – не могли получить ни пенсию, ни помощь. А после того, как в родной Авдеевке все успокоилось, решили вернуться. Для того и понадобился пропуск.

Дверь распахивается:

- Девочки, дайте выйти! - мужчина пробивается сквозь очередь.

Очередь приготовилась: кто следущий? За мужчиной вынырнул работник центра в камуфляже – нацгвардеец.

- Кто получать, - обращается громко к людям работник службы. - Если есть ваши пропуска – будет выходить волонтер и называть фамилии. Других вариантов нет.

- А числа какие хоть? Напишите числа! – взмолился мужчина в очереди, но его не услышали.

Пытаюсь прорваться внутрь, пользуясь открытой дверью.

- А где ваша пресс-карта АТО? - останавливает меня внутри нацгвардеец. – У нас тут зона АТО.

Говорю, что не успела получить, и протягиваю на всякий случай карточку аккредитации в Верховную Раду. Помогает. Меня пропускают и устраивают небольшую экскурсию.

Пропуска выдают в просторной комнате. Стоит несколько столов, стулья с одной и другой стороны столов. На столешнице – пачки документов. Нацгвардеец предлагает мне сесть.

- Если бы мы еще и регулировали очередь, - объясняет ситуацию, - мы бы тут совсем закопались. Люди сами списки составляют. Знаю, что нас даже обвиняют в коррупции, но это неправда. Вот там, в очереди, все может быть – всякие "сервисы" дополнительные.

Говорю: люди жалуются, что очереди, что документы теряются, система ненадежная. Он возражает: система нормальная, но наплыв людей большой. И что дата закрытия административной границы по линии разделения отодвигалась уже дважды. Вероятнее всего, и крайнюю тоже отодвинут.

Идем с ним курить в соседнюю комнату – малюсенькую, с зарешеченными окнами. Там стоит еще один человек в форме.

- Вот, коллега из погранслужбы тоже тут.

Я киваю.

- У нас тут есть базы данных, по которым мы проверяем людей, это важно для безопасности. Мы знаем, сколько людей проходит через нас, - отвечает сотрудник, отказываясь называть свою фамилию – просто Юра.

- У меня вообще воспаление легких. Потому перенаправили сюда, а еще недавно был на передовой. Скоро домой.

Докуриваем и спрашиваю, можно ли фотографировать. Он разрешает, только просит не захватывать лица сотрудников. Заходят люди, садятся напротив сотрудников центра, предвкушая выдачу пропуска.

Потом Юра ведет меня узким и слабо освещенным коридором в еще одну комнату. Там, в отличие от предыдущей, тесно – стоит где-то пять столов, на них большие пачки документов. Сотрудники, в основном женщины, проверяют их, заполняют что-то.

Я делаю снимок.

- А там наш начальник. Там не нужно фотографировать.

Ведет дальше по коридору в просторный зал со стойкой – там ремонт, готовят удобный пункт для выдачи. За дверью снова очередь.

- Какой номер сейчас? – спрашивает очередь мужчина лет сорока.

- 900-й там, - кто-то ему отвечает.

- Я на получение просто. На блокпосту сдавал документы, под обстрелами, в Курдюмовке 31 января. Уже больше 10 дней прошло.

Источник: nv.ua

Автор: Татьяна Козак

Новости портала «Весь Харьков»