Государство
04.11.2014
Просмотров: 486

Газовая атака

На прошлой неделе в Брюсселе был подписан трехсторонний газовый протокол. Он разорвал затянувшийся клинч, в котором Россия заняла предельно жесткую позицию по поводу оплаты Украиной газовых долгов, а Украина, в свою очередь, настаивала не пересмотре принципа формирования цены на газ, отказываясь платить за уже потребленное и будущее топливо. В ситуацию пришлось вмешаться Евросоюзу, который, будучи потребителем российского газа, поставляемого через территорию Украины, оказался перед вполне реальной перспективой остаться без российского топлива.

 

Протокол был подписан, но до сих пор не совсем понятно, кто от него выиграл, кто проиграл, почему Украина согласилась на условия Москвы, почему Москва была столь несговорчива и почему Европа вмешалась в ситуацию. Итак, наша постоянная рубрика "Давайте разбираться".

 

Газовая капитуляция?

Для начала - несколько слов о том, как формировалась цена на газ раньше. Напомним, в далеком уже 2009-м году премьер-министр Юлия Тимошенко подписала контракт, согласно которому цена на следующий квартал каждый раз определяется заново по формуле, привязанной к цене нефти на одной из европейских бирж. Это и есть "контрактная цена" - предмет головной боли всех правительств Украины за последние пять лет. Причина - формула подсчета выдавала конечную цифру, далекую от рыночной.

Теперь о том, к какому соглашению пришли стороны в Брюсселе. Протокол устанавливает, что на период с ноября 2014-го по март 2015-го года цена газа, который "Газпром" поставит "Нефтегазу", будет уменьшена на размер скидки экспортной пошлины, предоставляющейся правительством России. Скидка эта будет формироваться следующим образом: если контрактная цена будет составлять 333,33 доллара за тысячу кубов газа и выше (напомним, эта цена формируется ежеквартально), размер скидки составит 100 долларов; в противном случае она будет равняться 30% цены.

В свою очередь Украина должна выплатить России 3,1 млрд. долларов долга: 1,45 млрд. - перед первой поставкой в этом году и 1,65 млрд. – до 31 декабря 2014-го. Проведение первого транша является условием начала поставок газа в нынешнем году, первого и второго – продолжения поставок в 2015-м. Кроме того, "Газпром" на период с 1 ноября по 31 марта отказывается от применения положения "бери или плати", обязывающего Украину платить даже за непотребленный газ, если количество газа потребленного было меньше оговоренного в контракте.

Каждый, кто внимательно следит за ситуацией, не может не обратить внимания на один факт: этот протокол во многом повторяет то, о чем говорил президент РФ Владимир Путин на пресс-конференции по итогам переговоров в Милане 17 октября. Прежде всего, это касается долга, погашение которого является необходимым условием возобновления поставок газа Украине. Правда, выплата этого долга была разбита на две части, что можно расценивать как уступку со стороны Российской Федерации. Возможность сокращения суммы долга на почти миллиард долларов из-за скидки в 100 долларов за тысячу кубов потребленного газа (не путать эту скидку со скидкой на газ, который будет поставлен; эта скидка, подчеркнем, за газ, который уже был потреблен Украиной) озвучивалась Путиным в Милане, поэтому вряд ли может считаться результатом переговоров в Брюсселе.

Еще одна уступка – скидка в 100 долларов на будущий газ. Но уступка эта довольно хитрая. Во-первых, действовать эта скидка будет только до весны следующего года. Что потом – непонятно. Украинская сторона рассчитывает на арбитраж, в котором должны быть рассмотрены претензии к газовому договору с Россией. Но когда Стокгольмский арбитражный суд вынесет решение, да и вообще – каким оно будет, пока неясно. Российская сторона явно рассчитывает на восстановление докризисного статус-кво и возврат к контрактному способу формирования цены без всяких скидок.

Во-вторых, даже с этими скидками "Газпром" ничего не теряет: "Харьковские соглашения", подписанные в 2010-м, предоставляли Украине почти такую же скидку в обмен на продолжение пребывания Черноморского флота в Крыму. Сейчас же, по понятным причинам, условия этого соглашения в части Черноморского флота теряют смысл, а со скидкой можно и согласиться. Тем более, даже с ее учетом цена на газ для Украины приближена к среднеевропейской, т.е. для "Газпрома" является вполне приемлемой.

Отказ от принципа "бери или плати", в общем-то, выглядит победой украинской стороны. Если бы не одно "но": принцип этот Украиной и так не соблюдался – достаточно вспомнить неоднократные безуспешные попытки "Газпрома" истребовать оплату за не потребленный Украиной газ. Ни разу безуспешность этих попыток не приводила к каким-либо последствиям. Но, что интересно, и это положение будет действовать только до весны, что подчеркивает временный характер соглашения.

В общем, ситуация выглядит так, будто Украина согласилась практически на все условия России, а те из них, которые выглядят уступками со стороны россиян, носят временный характер. Евросоюз, который в тексте протокола вообще не упомянут, освятил этот документ подписью вице-президента Еврокомиссии Гюнтера Оттингера. ЕС при этом обязался помочь Украине с оплатой долга, но не "под протокол", и помощь эта будет весьма условной – речь идет о займах, условия которых пока не ясны. Но как бы там ни было, Евросоюзу, похоже, придется-таки поучаствовать в делах Украины деньгами, действуя именно так, как говорил Путин в Милане, с иезуитской усмешкой призывая европейских партнеров взять на себя часть рисков. Так что же получается – Путин победил? Вопрос с оплатой украинских долгов решен, скидка носит временный характер, а газовые соглашения от 2009-го года, являющиеся предметом головной боли Украины, не подвергнуты сомнению.

Но не все так просто. Чтобы разобраться в ситуации, необходимо развеять часть заблуждений, в плену которых находится украинское, да и европейское общество.

 

Заблуждения об альтернативах

Заблуждение первое – Европа может отказаться от российского газа или, по крайней мере, делает все, чтобы снизить газовую зависимость от России. На самом деле, цифры говорят об обратном. Четыре года назад доля российского газа в потреблении Евросоюза составляла 23%. По итогам 2014-го года эта цифра вырастет до 30%. В целом, за последние четыре года европейская экономика стала потреблять гораздо больше импортного газа, что связано с исчерпанием собственных месторождений и сокращением добычи (прежде всего, в Норвегии). При этом потребность в газе европейцев неуклонно растет. Причем, что интересно, потребность в газе именно российском. Если в 2010-м году доля российского газа в общем газовом импорте ЕС составляла 47%, то в этом году достигла 64%. По оценкам аналитиков, эта динамика будет сохраняться. Причина проста – российский газ дешев, и заменить его, по сути, нечем.

Тут надо остановиться подробнее на втором заблуждении. Речь идет о якобы наличии альтернативных источников газа для Европы, прежде всего - о сжиженном газе. Соединенные Штаты после т.н. "сланцевой революции" стали активно строить на своих побережьях инфраструктуру для отгрузки сжиженного газа и даже пообещали зависимой от российского газа Европе подкинуть топлива. Но в данном случае речь идет лишь об умозрительных прожектах, рассчитанных на то, чтобы успокоить общественное мнение.

Первый момент - сжиженный природный газ (СПГ) дороже. Для начала его нужно добыть в виде обычного газа, затем охладить до -160 градусов по Цельсию, приведя в жидкое состояние, загрузить на танкеры, переправить в пункт назначения и снова превратить жидкость в газ на специальных регазификационных терминалах. Только загрузить тысячу кубов СПГ на судно стоит около шестидесяти долларов, процесс регазификации в точке назначения оценивается в 10 долларов за тысячу кубов. Плюс к этому нужно еще заплатить за фрахт судна и погасить прочие транспортные расходы, зависящие от расстояний… Для сравнения традиционный газ, идущий по трубам, обходится в 2-3 доллара за тысячу кубов, переданных на 100 километров. Соответственно, транзит тысячи кубов газа через территорию Украины стоит России, т.е. в конечном итоге – европейским потребителям, примерно 20-30 долларов. И даже если добавить к этому российский транзит от месторождений транспортировка газа по трубам выйдет дешевле.

Кроме того, в случае использования СПГ есть еще один момент – капитальные затраты, которые, естественно, перекладываются на стоимость транспортировки. Для понимания объемов затрат только одна цифра: газотанкер стоит около 200 млн. долларов. Таким образом, СПГ является вынужденной мерой, обусловленной географическими особенностями некоторых стран. Например, в Евросоюзе основными потребителями СПГ являются странны, наиболее отдаленные от главного поставщика газа, т.е. России, – Испания и Великобритания. А в мире главные потребители СПГ находятся в Азии - там, где нет собственных газовых месторождений, а протяжка газопроводов затруднена или слишком дорого стоит. Это, например, Китай (который, впрочем, отчасти решает свои газовые проблемы за счет нового российского газопровода "Сила Сибири") или Япония, некоторые компании которой, не моргнув глазом, готовы заплатить за 1000 кубов газа 1000 (!) долларов. В общем, как считается в профессиональной среде газотрейдеров, " сжиженный природный газ - это для азиатов", и в обозримом будущем он не станет альтернативой обычному газу, текущему по трубопроводам. Особенно это утверждение актуально для тех государств, где эти газопроводы уже есть и соединены со страной, являющейся обладателем крупнейших в мире месторождений.

Что до сланцевого газа, о котором нельзя не упомянуть и который некоторое время назад рассматривался как альтернатива российскому, то о нем, кажется, можно забыть. В Европе "сланцевая революция" провалилась, не успев толком начаться. В Германии на добычу газа путем фрекинга действует мораторий до 2021 года. Аналогичный документ принято в Голландии и Швеции. А во Франции и Болгарии, например, просто действует прямой бессрочный запрет на добычу сланцевого газа. Вообще, единственная европейская страна, которая хоть как-то продвинулась в этом направлении, – Польша, но объемы ее добычи вряд ли покроют даже собственные потребности, не говоря уже об экспорте. Еврочиновники, в частности, поставивший свою подпись под брюссельским протоколом Гюнтер Оттингер неоднократно обращались к европейским лидерам с просьбой начать добычу сланцевого газа, чтобы уменьшить зависимость от России. Но европейские правительства, находящиеся под прессом общественного мнения, которое из-за экологических рисков настроено резко против добычи сланцевого газа, не спешат даже поднимать эту скользкую тему. В общем, альтернативы российскому газу у Европы пока нет. Следовательно, возникает вопрос – есть ли альтернатива в способе доставке этого газа в Европу?

Третье заблуждение как раз и заключается в том, что украинская газотранспортная система является безальтернативным маршрутом для поставки российского газа европейским потребителям. На самом деле это так и не так одновременно. Не так это потому, что у России есть альтернативные пути для прокачки своего газа в ЕС. Это Северный (действующий) и Южный (запуск планируется в следующем году) потоки, проходящие по дну Балтийского и Черного морей соответственно. Пропускная способность первого газопровода – 55 млрд. кубов в год, второго – 63 млрд. Через украинскую ГТС в год проходит около 80 миллиардов кубометров российского газа, так что если эти газопроводы заработают на полную мощность, необходимость в украинской газотранспортной системе отпадет. И даже если этого не случится, объемы прокачки российского газа через Украину резко снизятся. По оценкам специалистов, рентабельность украинской ГТС можно поддерживать при объемах транзита не менее 60 миллиардов кубов в год. Если меньше – Украина будет работать в убыток ради того, чтобы в Европе был российский газ. Но в ближайшем будущем этого не случится. Почему? Вот тут-то мы подошли к главному.

 

Борьба ЕС за независимость

Дело в том, что в планы европейцев не входит попадание в энергетическую зависимость от России. Т.е. российский газ им, конечно, нужен, и вариантов отказаться от него, как мы показали выше, не существует, но и энергетической зависимости от РФ в Европе не желают. Как же быть? Не присоединять же Сибирь к Германии - тем более, последняя попытка это сделать, случившаяся 70 лет назад, закончилась для последней печально. Выход из этой ситуации только один – сыграть на транспортировке. По крайней мере, не допустить, чтобы добыча газа и его транспортировка не были сосредоточены в одних руках. Пусть уж транспортировкой занимается проблемная Украина, да и вообще кто угодно, лишь бы не "Газпром".

До тех пор пока трубы лежат на условно "ничейном" морском дне, еврочиновники ничего сделать не могут. А вот как только трубы выползают на европейский берег, на них начинают распространяться законы Евросоюза. Эти законы называются "Третий энергопакет ЕС". Если предельно кратко и в общем, то заключаются они в следующем: вертикально интегрированные компании обязаны передать свои распределительные сети в управление т.н. "независимым операторам", т.е. организациям, никак не связанным с владельцем сетей. Если же владелец свои сети передавать в управление никому не желает, что, в общем-то, логично, то он обязан соблюдать множество ограничений, главное из которых – использовать лишь половину распределительных мощностей для прокачки своего энергоносителя, а вторую половину необходимо отдать независимым поставщикам. А если независимых поставщиков не найдется, все равно использовать свои же сети на полную запрещено – половина должна находиться в резерве. Формально эти меры обусловлены желанием демонополизировать рынок, повысить конкуренцию и т.д. На самом же деле, энергопакет этот направлен, прежде всего, против попыток "Газпрома" окончательно и бесповоротно подсадить ЕС на российскую "газовую иглу".

И этот ход европейцев уже увенчался успехом: "Северный поток" загружен от силы наполовину. Дело в том, что его сухопутная часть, пролегающая по территории Германии, которая называется "Газопровод OPAL", подпадает под действие Третьего энергопакета, а потому является узким бутылочным горлышком, не дающим использовать пропускную способность "Северного потока" на сто процентов. Россия пыталась вывести этот газопровод из-под действия законодательных ограничений ЕС и даже обращалась по этому поводу в ВТО, но безуспешно. Европейские чиновники неумолимы. Со стопроцентной вероятностью можно предположить, что абсолютно то же самое случится с "Южным потоком".

Что делать в этих условиях России? Выход только один – выставить Украину крайне ненадежным транзитером, чтобы у Евросоюза не осталось других вариантов, кроме как согласиться с тем, что энергетика Европы будет поставлена в прямую зависимость от воли Кремля. Цель, что и говорить, грандиозная. А потому при достижении этой цели в средствах можно не стесняться: в ход пойдет все – от дипломатических демаршей и экономического давления на Украину до организации в стране гражданской войны. И в этом нет ничего от идей "Русского мира", "возврата в СССР" и прочих идеологических конструкций. Все очень просто – just business. Кстати, можно предположить, что именно так увлеченно рисовал Путин в Милане европейским лидерам. Может быть, это была схема: "Вот тут проходит труба, по которой идет газ в Европу, вот тут – зона боевых действий, а вот - дальность артиллерии. Так может быть, ну ее, Украину?"

Если рассматривать протокол, подписанный в Брюсселе с этой точки зрения, то Россия если и не проиграла, то точно не выиграла. Выиграл в данном случае Евросоюз. Идея вывода российских газопроводов из-под действия Третьего энергопакета так и не сдвинулась с мертвой точки. Из этой битвы Евросоюз вышел с минимальными потерями – обещаниями предоставить Украине кредиты, причем обещания эти, вполне в духе традиций еврочиновников, были ловко переведены на Международный валютный фонд.

А что же Украина? А Украина, в который раз оказавшись между двух огней, была вынуждена согласиться на условия одной стороны ради победы или, по крайней мере, не поражения другой. Остается надеяться, что эта не проигравшая сторона оценит неизменность выбранного Украиной курса, и кредиты, предоставленные Евросоюзом и МВФ для погашения долгов по газу, не окажутся неподъемными в плане процентов и других условий.

Источник: sq.com.ua

Автор: Денис Азаров

Новости портала «Весь Харьков»