Государство
20.05.2016
Просмотров: 2251

Хитрый план

Новость о том, что Конгресс США преодолел вето президента на поставки летального оружия в Украину, снова вызвала всплеск эмоций в информационном поле. Оживилась секта свидетелей Javelin и сторонники похода на Ростов. Одновременно ожесточается дискуссия по поводу стратегического плана по Востоку и Крыму. Многие с ужасом поняли, что дальше заявлений о вводе вооружённой миссии ООН или сброса листовок на Донецк волонтёрами мы не планируем. Да, ребята, Молдова тоже хочет поднять национальный флаг над Тирасполем, а Грузия над Цхинвали, но пока бюджет РФ на оборону будет больше общего бюджета Украины, Грузии и Молдовы, это останется уделом обещаний политиков-популистов с трибун и сказочников в социальных сетях. Неприятно осознавать это, правда?

Люди не хотят смотреть в глаза реальности, особенно те, кто потерял в оккупации имущество, оставил там родственников и бизнес, потерял близких, хороший кусок жизни или здоровье во время войны. И вполне логичные заявления о том, что ни вполне эффективные санкции Запада, ни поставки оружия не поставили жирной точки нигде, начиная от Колумбии и заканчивая Кореей, а в мире прямо сейчас тлеет более трёх десятков региональных войн разной степени ожесточения (некоторые продолжаются десятки лет), на общество действуют слабо. Ну что же, попробуем провести параллели, чтобы понять, куда идёт Украина и что изменится после возможной отгрузки нам летального вооружения.

Допустим, мы получим пусковые ПТУР, ракеты к ним, миномёты, снайперские винтовки, одноразовые гранатомёты и миллиард кредитных гарантий в самые сжатые сроки ещё до конца текущего года. Кстати, курдские группировки попали в поле зрения госдепа в 90-х, когда с Ближнего Востока ушла Империя, а первые Javelin мелькнули в открытом доступе в прошлом году, в то время как массово вооружение предоставили во время штурма Кобани, когда курды фактически стояли на грани военного поражения. Это так, кстати, о птичках, как мазок на общей картине срочности помощи демократичного Запада, людям, которых буквально подвергают геноциду ещё с 90-х годов все плохие парни от Саддама до ИГ.

В принципе, ПТО нужно нам, как воздух. Насытить боевыми порядки дорогими и штучными «Стугнами» вряд ли реально, а запасы СССР не бесконечны. «Корсары» и прочая экзотика никогда не была в серии, что означает месяцы работы и миллионы долларов на расширение производства до того, как мы получим любые терапевтические количества на фронте. Вообще, про ВПК Украины можно говорить долго, и не все слова будут цензурными. Несколько лет эпопеи по «Дозорам» с очередным срывом уже на приёмке или сдача многострадальных «Оплотов» для Таиланда хорошо показывают успехи государственных предприятий в создании новых образцов ВВТ. Если частные компании с жёсткими вопросами по качеству всё же выдают серийную продукцию, то государство буксует почти во всех сферах – вспомните эпопею с аптечками. Поэтому не важно, что за спецификация будет в первых поставках: «ТОУ» ранних модификаций или современный «Дротик» – сгодится всё.

В любом случае и покатушки танками по взлётной полосе в ДАП с расстрелами вышки, и прорывы в секторе «Д», и взятие Углегорска в лоб сквозь минные поля на переезде, и ВОП «Валера» на высоте 307,5 – это всё прямая, как молоток, советская ещё тактика массированного применения техники в пеших порядках. Мы не можем вести встречный маневренный бой наравне по многим причинам: Украина не производит БМП, у нас проблемы с запчастями и мы размазываем тяжёлую технику по блокам, чтобы усилить стойкость пехоты против ударных кулаков гибридной группировки. Это не конец света – даже США в Ираке до трети своих сил выставляли в формате лёгкой пехоты и моторизованных частей, уже не говоря о Сирии и Ираке, где подобные формирования рвут в хлам механизированные подразделения регулярных войск...

Но, как бы то ни было, у ВСУ классическая постсоветская концепция штатной структуры и концепции активной обороны. Бронированные группы во второй линии и резервы ВСУ показывали разное время реакции – от нескольких часов, как в Марьинке, до двух-трёх дней во время деблокады ДАП или дороги жизни на Логвиново. 48 часов на поле боя ответственности максимум бригады – это почти гарантированная смерть людей на передовых ВОП и разгром для частей снабжения и управления, в случае вскрытия обороны. Насыщенность порядков управляемыми ракетами решила бы многие проблемы – особенно кинжальные прорывы (прикрываясь застройкой во время формирования ударной группы) вдоль основных дорог, выживаемость изолированных опорных пунктов, быстрые удары наших малых групп по открытым флангам и оторвавшимся механизированных частям, изоляцию поля боя и вывод из строя лент со снабжением.

Артиллерия в войне на Востоке отлично решает оперативные задачи: перепахивает перекрёстки и развязки, поражает склады и тыловую инфраструктуру, районы сосредоточения и управление, но близкая дистанция, перепады высот, обилие населённых пунктов не всегда дают эффективно и массированно оказать тактическую поддержку именно на ноле. Да и противостояние с БТТ на дистанции: одиночные выстрелы с подготовленных позиций, беспокоящий танковый огонь, «карусель» с мгновенной сменой позиции – требуют вполне конкретных быстрых решений на месте, в число которых отлично впишутся ПТУР или любое высокоточное оружие. Ударные БПЛА и дроны камикадзе, управляемые ракеты, мины с воздушным подрывом, 60-мм миномёты, крупнокалиберные снайперские винтовки – это то, что повысит выживаемость и цену для врага в случае так любимых им фронтальных таранных ударов. Плюс позволит эффективнее оперировать на уровне взвода и уменьшит время реакции расчётов тяжёлого оружия «на земле» во время активных действий как в Широкино, промышленном комплексе Авдеевки, занятии высот близ Зайцево или Светлодарска.

Но что изменится на оперативном уровне, даже если поставки будут нарастать с каждым годом? Конечно, доставка нескольких сотен пусковых с ракетами и очередной миллиард кредитных гарантий и полмиллиарда в сектор обороны за два года в виде тренингов, транспорта, контрбатарейных радаров и средств связи – это внушительная помощь, но в целом по сектору обороны, как и два года назад, сохранились те же системные проблемы. Выработка стволов ко всему спектру советского вооружения – износ орудий к танкам, САУ и буксируемой артиллерии будут ощущаться всё более болезненно, а каннибализм не может продолжаться бесконечно. Боеприпасы, начиная от пехотных ВОГ и мин до ракет «Смерчей» и «Ураганов», – тоже ощутимо узкое место.

Только по стволам и боекомплекту для локализации производства понадобятся буквально сотни миллионов мёртвых президентов. Один завод по производству патронов к стрелковому оружию может обойтись бюджету до 80-90 млн долларов, уже не говоря об экспериментах с ракетами и закупкой станков, современных выстрелов к гранатомётам и танковым снарядам, способным шить броню и ДЗ. Ремоторизация и ремонт – тысячи машин выпуска 60-80 годов прошлого века, которые ежедневно вырабатывают свой ресурс. Цену даже одного двигателя или коробки передач в долларах вы должны себе вполне хорошо представлять, а их нужно десятки единиц в месяц. 50-70% от штата автомобильной техники, закрытой в созданных с нуля частях, подразделениях НГУ, плюс потери означают тысячи автомобилей в год, которые мы ещё должны произвести или заменить после снятия с эксплуатации.

Даже новейшие бронемашины БТР-3\4 минус учебные части, ротация, неизбежные потери и поточный ремонт – это десятки единиц на фронте здесь и сейчас, при их потребностях в сотни. В Сватово при пожаре мы безвозвратно потеряли до десятка РСЗО, включая «Смерч». Как у нас успехи с РСЗО «Верба» (не говоря уже о тяжёлых системах), сколько штук было сдано в войска изделия, над которым работают с 2009 года? В случае любой активности противника на побережье, западнее Мариуполя, у нас там древнее судно проекта 205П и пластиковые катера пограничной охраны. Как скоро появится хотя бы москитный флот на фланге приморского направления?

«О чём бы мы не говорили, мы говорим о деньгах», – это сказал Макиавелли ещё в далёком XVI веке. Реальность на сегодня такова, что победа на «Евровидение» вызывает в публичном поле дискуссию, где министр финансов озвучивает мысль о том, что миллиард гривен – внушительная сумма, для которой нужен строгий контроль общественности, подключение инвестиций и доноров, разделение рисков с громадой. На этом фоне многие публичные политики продолжают бредить тем, что Украина в обозримом будущем в состоянии провести общевойсковую операцию в крае с несколькими миллионами населения. Для восстановления, которого уже сейчас без всяких боев внутри агломераций нужно до 20 миллиардов долларов, – 6 с копейками годовых военных бюджетов Украины.

Это без противодействия РФ со своей территории с туманной возможностью ответить, без ещё нескольких сотен тысяч беженцев в ЕС и РФ, без тонн гуманитарной помощи и пресечения гуманитарной катастрофы после штурма или зачистки городов (банальный срочный ремонт насосных станций, ТЕЦ, газоснабжения, больниц). Без людских и финансовых потерь во время возврата конституционного порядка и боев с 40-тысячным корпусом гибридной армии, у которой до 500 танков и несколько сотен стволов артиллерии. И всё это на деньги доноров, США и частных инвесторов, которые будут просто в восторге от беженцев под Берлином, раздолбленных дорог (кредиты на них выдаёт банк Германии) и растущего ценника по восстановлению трети Луганской и Донецкой области. Ведь все мечтают устроить войну в Европе, чтобы восстановить целостность Украины. Французы и немцы кушать не могут, так переживают о Луганске.

Есть ещё пару тройку поточных проблем. У силовиков закончилось формирование и перевооружение НГУ, где штатное расписание было закрыто ещё на меньший процент, чем в армии? Готова система глушения СМИ из РФ и восстановлено вещание наших каналов и радио на Востоке? А эти каналы, учитывающие потребности ЦА и тонкости контрпропаганды и не рассказывающие про олигархов, зарабатывающих на крови, вообще, водятся в украинской природе? Существуют адекватные бюджеты и сотрудники для информационной политики, имя которых не Татьяна Попова? Спустя два года мы организовали вещание на Крым или только объявили конкурс на свободные радиоканалы – готова концепция, контент, инфраструктура? Кто выработал механизм, что делать с сотнями тысяч электората Шуфрича и Королевской после восстановления конституционного строя?

У страны есть новая полиция на Востоке, кроме Мариуполя, Краматорска и Славянска, мы в состоянии сформировать сводные огневые группы на зачищенных территориях, и КОРД уже способен выполнять задачи во время реконкисты? Украина начала реформацию медицинской сферы, а перебои с вакцинами, закупками лекарств и кадровый голод ушли в прошлое, государство в состоянии не допустить гуманитарной катастрофы при освобождении? Мы в состоянии быстро санировать границу и инженерно оборудовать её, сколько километров обустроенной границы построено за два года в тепличных условиях на участке Сум или Харькова и сколько стоит обустройство одного километра? Уже выработана концепция новой судейской системы, которую бы одобрила Венецианская комиссия и есть людские ресурсы для её проведения? По-моему, грузины закончились ещё на полиции? Сколько денег, времени и людей понадобится для реформы следствия, института участковых, скорой помощи, системы тыла в МО, ССО, чтобы Украина перестала изображать эффективное государство, а стала им?

Мы не готовы. Прежде всего, из-за экономики, но и людской фактор не на последнем месте. Никогда не думали, почему железную дорогу реформирует поляк, советник первых лиц Бальцерович, полицию в ручном режиме с пинка запускает Хатия, а почтой и крупнейшей углеводородной компанией управляет американец и британец? Подумайте об этом на досуге. Как и о том, откуда возьмутся новые «несистемные» люди в промышленность и ВПК, в здравоохранение и в сектор обороны? Мы уже реформировали систему ПТУ и обучения медицинского персонала, закупили компьютеры и современные станки в сотни учебных заведений, а ведь технари и толковые врачи нужны нам на вчера, у нас первые места в мире по смертности и проблема с воспроизводством технологий 80-х годов прошлого века? Поменяли учебные программы, выработали систему мотивации для молодых специалистов, а не предлагаем зарплату в 120 долларов, как на львовских заводах оборонки или провинциальных больницах?

По самым оптимистичным планам, интеграция армии в систему управления НАТО и фундаментальные изменения в подготовке младших командиров или офицеров произойдут не ранее 2020 года. По факту может пройти не менее 7 лет. За первый квартал 2016 года в ВСУ поставлены около 50 миномётов, 23 штуки БММ и БТТ, 159 автомобилей. На секундочку, только по автомобильному транспорту у нас на сегодня незакрытая потребность от 8 до 10 тысяч штук. Нам нужно пакетное решение для победы на Востоке – от огромных запасов боеприпасов и высокоточного вооружения до работающей пропаганды и способности пограничной службы и Министерства внутренних дел в считанные сутки перекрыть около 500 км необорудованной границы. Беспрецедентные людские, технические и финансовые ресурсы – это, я бы сказал, что оптимистическая цифра, судя по прогнозам роста экономики и скорости реформ в ключевых министерствах, могла бы звучать как 7-8 лет до открытия окна возможностей для эффективной общевойсковой и полицейской операции. Возможность адаптации граждан и интеграции экономики огрызков двух областей, спустя несколько лет управления бывших мясников, электриков и охранников (с рассказами на «республиканских» СМИ о неграх, разбирающих людей на органы, и вывозом заводов на металл) здесь даже не обсуждается, как и целесообразность операции, – просто факты по теме войны на Востоке.

Так вот, апелляция к Западу и надежды на массовые поставки вооружения – это попытки интегрировать в Украине стратегию, которая не работает ни в одной части современного мира. США в Колумбии с начала конфликта потратили более 3,5 млрд долларов – туда поставляют тяжёлое оружие, закупают винтовые многоцелевые «Тукано» в Бразилии, обучают специальные части, работают инструкторами и авиационными наводчиками, напрямую валят самолёты картелей над джунглями и проводят точечные операции против одиозных лидеров. Успехи, после 220 тысяч покойников, с ФАРК и коммунистами проводят выборы и совместно «борются» с наркотиками. Про ситуацию в Ираке, Сирии, и Ливии в курсе даже далёкие от политики люди. Нигде массированные поставки вооружений, прямая воздушная поддержка сотнями вылетов и обучение силовиков не переломили ход войны, ценник там давно перевалил за сотни миллиардов, а 150-200 тысяч беженцев каждый квартал покидают свои дома. Прямая экономическая помощь Израилю в год – впечатляющие 3 миллиарда мёртвых президентов. Ракетные обстрелы там чередуются с «интифадой ножей», на территориях власть в руках откровенных террористов, а во время «Аль -Аксы» было убито 525 израильтян, и властям пришлось пойти на встречу палестинцам, предоставив им автономию. У Турции проблемы с курдами тянутся десятками лет – не помогает ни НАТО, ни крупнейшие в регионе ВВС, ни ударные БПЛА, взрывы в столице чередуются со сбитыми вертолётами. О ситуации в Корее я писал не раз. Там раз в несколько лет уничтожение корвета подводной лодкой сменяет многочасовые артиллерийские дуэли с десятками убитых, пока невменяемые за 38 параллелью балуются с атомом, американские базы и ПРО помогают закончить войну чуть менее чем никак.

Какие поставки вооружения решат ситуацию в Карабахе и Ливане, какой план у Колумбии и Южной Кореи, чего ждут Грузия и Молдавия? А ведь тут рецепты самые простые: упасть по возможности не раньше своего противника, сохранить государственность, сделать свою страну сильной и привлекательной для жизни. Все вот эти фантазии про не знающие аналогов «Дротики» и операции «Буря» (вы хоть бы посмотрели, чем отличается уморенная блокадой и угрозами бомбардировок Сербия в качестве спонсора для сепаратистов от региональной державы с третьим в мире бюджетом на оборону) нужны только для одного – закрыть глаза на реальность и тяжесть, лежащей впереди дороги. Стратегия сдерживания агрессора, дипломатическая поддержка и снабжение оружием на балансе Запада работает только в одном случае – когда донор и гарант даёт время на создание мощного государства, которое само желает изменить свою историческую судьбу. Как Турция, ставшая региональным лидером из страны Ближнего Востока в глубоком упадке после распада империи. Как Южная Корея, которая превратилась в высокотехнологическую космическую державу из рисовой житницы для Японии. Как сама Япония, после поражения в войне с ядерной бомбардировкой, вернувшаяся в обойму великих держав. Как Польша, начинавшая с уровня жизни гораздо ниже, чем Украина, которая на сегодня выдаёт полмиллиона рабочих виз украинцам. Как ещё добрых полдюжины стран, которые нашли свой путь – исторических примеров здесь хватает.

Но есть и исторические закономерности. Пять войн Израиля и его карточная система на заре зарождения государства. 12- часовой рабочий день в Корее или Японии, с их неспособностью решить вопрос с сепаратистами или Курильскими островами. Десятилетия конфликта с курдами, с десятками взрывов в столице и тысячами жертв. Поездки поляков в Украину за едой и посудой в 90-х. Редко меньший срок, чем две пятилетки для серьёзных изменений в экономике или ключевых сферах жизни государства. Допустим, любители покричать про Сингапур почему-то не упоминают, что там реформа только образования шла десять лет – срок, за который у нас меняется несколько правительств. Подводя итоги, не пытайтесь говорить «халва», чтобы почувствовать её вкус. Да, ПТО и летальное вооружение поднимет цену для агрессора и выживаемость наших блоков. Да, контрбатарейные радары и БПЛА из США помогут в разы усилить эффективность артиллерии. Да, продолжится сотрудничество с МВФ и, скорее всего, стартует приватизация – Одесский припортовый на старте. Гривна держится, промышленное производство растёт, фронт стабилизировался с лета прошлого года.

Но ни поставить быструю точку в конфликте, ни провести масштабную модернизацию в обозримом будущем мы не можем, а Запад хочет скорее завершить активную часть войны. Санкции отлично работают и без обстрела Мариуполя. Мы можем менять Яценюка на Гройсмана, Гройсмана на Ляшко, мечтать о хитром плане и читать Ли Куан Ю в подлиннике, но факт остаётся фактом. Оптимистический прогноз роста экономики – до пяти-шести лет возвращаемся к сверхдержаве времён Януковича. Когда я в каждой статье пишу «берегите дыхание», не думайте, что это красивый оборот. Осознавайте, сколько дистанции ещё осталось впереди. И то, что те, кто призывает наступать и разрывать Минск, хотят на этой волне наступить только на депутатский мандат. Наступление на Ростов завершится в ту же секунду, когда Джо Байден посетит новую коалицию. Не ждите, что за нас решат наши проблемы, а здесь заработает стратегия, которая не работает в двух десятках стран-союзников США по всему миру. Продолжаем бежать. Пока это и есть план.

Источник: petrimazepa.com

Автор: Кирилл Данильченко ака Ронин

Новости портала «Весь Харьков»