Государство
23.06.2015
Просмотров: 590

Игорь Райнин: Курченко как фигуры больше нет

«Глава Харьковской ОГА Игорь Райнин - об обороне области, отношениях с Кернесом, Хомутынником и Ярославским, о политической коррупции в регионе» - сайт МГ «Объектив» продолжает публикации блоггеров, журналистов и пользователей социальных сетей

- Харьковская область - прифронтовая и граничит с Россией. Как вы оцениваете уровень обороноспособности региона и что вы, как губернатор, делаете для обеспечения порядка в области?

- Губернатором я работаю с февраля нынешнего года. До этого работал первым заместителем главы ОГА и заместителем главы Администрации президента - с ноября 2014 по февраль 2015.

Харьковская область реально прифронтовая - 600 километров линии напряжения: 300 километров границы с Россией и еще 300 - административные границы с Донбассом. В целом ситуацию оцениваю, как напряженную, но стабильную. За последние 3-4 месяца положение выровнялось. Есть несколько составляющих, которые нам помогают удерживать ситуацию. Первое - это координация работы с силовыми органами, этим занимается ОГА. С февраля в области раскрыты все диверсионные акты, которых готовилось немало. У нас 100%-я раскрываемость. Либо предупреждение готовящихся преступлений-диверсий, либо же полное раскрытие тех, которые были проведены.

- Сколько было таких случаев?

- С февраля были задержаны около 30 диверсионно-разведывательных групп. Фактически каждую неделю проходило раскрытие или предупреждение диверсии.

- Это российские спецслужбы или украинские сепаратисты на местах?

- Как правило, это наши «товарищи». Но порядка 80% из них дают показания о том, что проходили обучение в лагерях подготовки в Российской Федерации. Белгород, Тамбов, Ростов и вот сейчас совсем недавно появился лагерь в городе Горячий Ключ (Краснодарский край).

- Они завербованы идейно или получают деньги?

- И так, и так. В свое время мы получали показания задержанных о том, что по российским расценкам, например, выстрел террориста из гранатомета стоит $300 - если помните, у нас по военкомату из гранатомета стреляли. В ситуации со взрывом около Дворца Спорта, когда погибли люди в середине февраля, то стоимость этой «услуги» составляла $10 тысяч на троих.

- Вернемся к инструментам противостояния диверсиям и защите региона. Что еще делаете?

- Должен отметить программу по строительству фортификационных сооружений. Мы их разбили на три пункта. Первое - это строительство таких сооружений в Луганской области силами и Харьковской области. Мы там по поручению президента строим 31 фортификационный пункт, почти все из них завершены. Осталось 3 или 4. Это обусловлено тем, что в связи с изменением оперативной ситуации, строительство там началось не в апреле, а 2 июня.

- Деньги на строительство тратите областные или из государственного бюджета?

- Это деньги государственного бюджета. Но я хотел бы отметить важную деталь: деньги мы получили позже, чем начали строить, чтобы не терять времени на бюрократическую волокиту. Начали мы силами строительных организаций харьковской области. Мы обратились к ним с просьбой это сделать до выплат, и все они патриотически пошли на встречу.

Далее, у нас реализуется программа перекрытия государственной границы - знаменитый проект «Стена». За него отвечает Кабинет министров, и большая часть этой «стены» проходит через Харьковскую область. Я надеюсь, что в ближайшее время эти работы начнутся. Есть соответствующее постановление Кабмина и утверждена смета, которая оказалась вдвое меньше, чем изначально планировалась.

И еще один момент по обеспечению безопасности региона. По собственной инициативе мы на важной развязке «Харьков-Белгород-Киев-Ростов» построили форт «Солнечный», который проинспектирован министром обороны и министром внутренних дел, а также народными депутатами, которые разбираются в вопросе - тем же Дмитрием Тымчуком. Форт на сегодня по акту передан Национальной гвардии и Нацгвардия уже несет там службу.

Кроме этого, мы увеличили видеонаблюдение внутри области. Если в феврале у нас было 150-200 видеокамер, то сейчас установлено 1500.

- Сколько из них приходятся на город Харьков?

- 90%. Потому что Харьков наиболее уязвим. У диверсантов ведь стоит задача не что-то взорвать, а всколыхнуть ситуацию, запугать, напугать. Это эффективнее всего делать в центре.

- Как вы можете прокомментировать недолгий период работы вашего предшественника на посту главы ОГА Игоря Балуты?

- Мы давно знакомы и в целом его работу нормально оцениваю. Тем более, что время ему досталось сложное - недалеко от области в Славянске шли бои. У нас с Игорем нормальные отношения.

- Если при нем все было хорошо, то почему Балуту сменили на вас?

- Было принято такое решение. Может быть потому, что я дольше работал в регионе и лучше знаю Харьков. Но я, кстати, не воспринимаю это как повышение. Работа губернатором сегодня - это совсем не комфортная должность. Если бы я искал комфорта, то спокойнее было бы остаться в Киеве в кресле замглавы АП. У меня есть опыт государственной службы, по сути - человек командный, и буду работать на том месте, где государство посчитает мое нахождение более эффективным.

- Это принято называть «не имеет личных политических амбиций».

- Вам виднее, но сейчас не время для личных амбиций. Амбиции должны быть командные и государственные.

- Вы меняли команду, когда пришли на пост губернатора?

- Да, наполовину.

- Помогает ли вам в работе тот факт, что Арсен Аваков - известный харьковский политик и в прошлом бизнесмен. Легче ли вам от этого решать какие-то проблемы совместно с главой МВД?

- Конечно. Аваков - патриот Харьковщины, и он очень болеет за эту землю. Кстати говоря, не только он. Еще министр обороны Полторак и глава АП Ложкин. Вообще в нынешней власти, наверное, впервые харьковчане имеют такое влиятельное представительство. Меня это очень радует. Все они одинаково, видимо, подсознательно, всегда больше внимания обращают на Харьков.

- В апреле в одном из интервью вы заявили, что вам известны планы России по дестабилизации ситуации в Харьковской области. Расскажите об этих планах и, может быть, они как-то изменились за последние 2,5 месяца?

- Я могу сказать лишь то, что могу - потому что есть соображения государственной безопасности. Дестабилизировать будут изнутри. Будут использовать то, что жизнь людей, ее уровень, ввиду объективных обстоятельств на фоне войны действительно ухудшилась. Потому ставка России не столько на военные действия, проводить которые им теперь труднее, когда украинская армия реально усилена, а на различного рода организованные кем-то «социальные акции неповиновения». Кстати, должен отметить, что, не смотря на свой прифронтовой статус, Харьковская область сегодня развивается лучше, чем вся страна в целом.

Есть информация, что проплачивать эти дестабилизирующие акции будут представители прошлой власти, которые много лет грабили страну, а сейчас сбежали в Россию.

- Насчет прошлой власти. Харьковская область и сейчас остается неким «оплотом» бывших регионалов, об этом свидетельствуют результаты последних парламентских выборов: Оппозиционный блок взял более 30% голосов, а на 13 из 14 округов победили экс-регионалы под видом самовыдвиженцев. В связи с этим вопрос: реально ли вы контролируете регион, и не была ли вам поставлена задача изменить электоральную карту региона к местным выборам?

- Что касается общего голосования, то если взять силы нынешней коалиции, то вместе они набрали более 50% голосов в Харьковской области. То есть победил на Харьковщине все же не Оппозиционный блок, а проукраинские партии.

Что касается мажоритарки, то тут вопросы нужно задавать как партиям, составляющим нынешнюю коалицию, так и избирателям. Очевидно, что партийные боссы не смогли выдвинуть на округах в Харькове и области действительно сильных и авторитетных кандидатов. Кроме того, они не договорились между собой о выдвижении единого демократического кандидата, скажем так, от «партий Майдана». Это размыло голоса.

Если мы говорим, что 32% для бывших регионалов в Оппозиционном блоке - это много, то мы должны понимать, что еще полтора года назад это было 70%. То есть, процесс идет.

Ну и избиратели. Все должны понимать, что если мы хотим строить новую страну, то и люди должны быть готовыми меняться. Я недавно посмотрел результаты одного социсследования, которые меня очень встревожили. Там говориться о том, что 59% людей готовы на местных выборах продать свой голос. Я не могу согласиться со столь высоким процентом, но то, что такое явление в обществе распространено - это не секрет. В принципе, Партия регионов всегда так работала - сознательно обнищали людей, а потом за бесценок скупали их голоса. Государство, правоохранительные органы должны жестче реагировать на подкуп избирателей или даже на попытку подкупа. Законодательство в этой сфере нужно ужесточать.

- Вы сейчас дали понять, что 13 экс-регионалов, попавших в Раду через мажоритарку в Харьковской области, просто скупили голоса. Так?

- Часть из них имеют реальную поддержку в округах, давно работают с местными избирателями. Например, Фельдман, Остапчук или Гиршфельд. Нравится нам это или нет, но это авторитетные люди на своих округах и люди за них реально голосуют.

- Эти депутаты пытаются каким-то образом влиять на власть в регионе, возможно пытаются стать ближе к обладминистрации? Это ведь тоже стандартное поведение экс-регионалов - пересидеть смутные времена, а потом со всеми договариваться.

- Это невозможно, они все меня достаточно хорошо знают. С другой стороны, сотрудничество ОГА с народными депутатами от нашего региона закреплено законодательно, потому по некоторым хозяйственным и административным вопросам мы, конечно же, общаемся.

- А что за история с перепиской одного из таких депутатов - Виталия Хомутынника, обнародованной в СМИ. Он там рассказывает о каких-то делах с вами, что «вас предупредил», что «ситуация накалилась». Расскажите о ваших отношениях.

- Тут и истории нет, просто подано все очень спекулятивно. Там ситуация следующая: Хомутынник - народный депутат, избранный во Фрунзенском районе Харькова, госпожа Топчий - глава Фрунзенской РГА в Харькове. Она, таким образом, пыталась ускорить попадание ко мне, как к губернатору на прием. Так что вырванные из контекст слова «ситуация накалилась» и «я ему напомнил»… Ну да, ситуация в Харькове напряженная… Да, Хомутынник мне напомнил о госпоже Топчий. Мы же, как я уже говорил, общаемся со всеми депутатами, избранными в Харькове.

- Почему вы сразу это не прокомментировали? Кстати, в соцсетях вы есть?

- Нет, и очень негативно к ним отношусь. У нас есть страница в Facebook обладминистрации и моего пресс-секретаря. Знаете, я не то, чтобы старомоден, но во всем должна быть мера.

- Война-войной, но футбол никто не отменял. Собираетесь ли вы спасать от Курченко и от гибели харьковский «Металлист» - один из символов города? Или вы в ту сторону вообще не смотрите.

- Конечно, мне не все равно. Несмотря на то, что частная структура клуба принадлежит Курченко, никто не позволит ему приватизировать или тем более уничтожить бренд «Металлиста». Он принадлежит харьковчанам.

Клуб мы спасаем. Клуб «Металлист» и стадион «Металлист» - это две разные структуры и разные собственники. Стадион мы вернули в собственность области и добились того, что всю весеннюю часть чемпионата, все домашние матчи при губернаторе Райнине «Металлист» играл дома, перед родными болельщиками. Также поспособствовали тому, чтобы «Металлист» заявился на участие в следующем сезоне чемпионата Украины, что еще зимой было под вопросом. Конечно, отнять клуб у Курченко нельзя - это частная собственность, но, со временем, думаю, ситуация разрешится в пользу харьковчан. Нужно просто пережить непростой период. Умереть клубу мы не дадим.

- А насколько осталось влияние Курченко в Харькове сегодня? Тот же вопрос по Ярославскому - вы общались после вашего прихода на пост главы ОГА?

- С Курченко не общался, понятное дело. Нам нечего обсуждать. И влияния у него никакого в Харькове. Остались какие-то опосредованные структуры, но это все мелочи. Как фигуры в Харькове Курченко нет во всех смыслах. А с Ярославским я встречался, он не оставляет Харьков, часто там бывает. Он человек авторитетный. Политикой больше не занимается, но готов сотрудничать во всем, что принесет благо родному Харькову. Ярославский полностью поддерживает действия нынешней власти и у нас нормальные рабочие отношения.

- Сколько переселенцев из зоны АТО находятся в Харьковской области. Как решается вопрос их обустройства?

- Харьковская область приняла больше всего переселенцев. Официально зарегистрировались более 175 тысяч, всего же их более 300 тысяч. Не все регистрируются, потому что кто-то имел возможность просто переехать и обустроиться, без помощи государства. Но он также считается переселенцем. 300 тысяч - это огромная цифра. Для сравнения - не самый маленький город Украина Полтава насчитывает 280 тысяч жителей. Идеально провести обустройство всех переселенцев невозможно и в силу объема и в силу того, что такой опыт у нас впервые, а все, что впервые не может быть очень хорошо. В целом считаю, что мы справляемся: все переселенцы обеспечены жильем (не буду говорить о комфортных условиях, но жильем обеспечены все), мы переходим на уровень реального предложения работы и социального обеспечения. Волонтеры в этом нам очень помогают.

- Если говорить в процентном соотношении, то насколько выполнена работа Харьковской областью по приему и обустройству переселенцев?

- Все обратившиеся обеспечены жильем и всем желающим подбирают работу. Другое дело, я не хочу никого обидеть, но бывают случаи, когда человек хочет просто получить полный соцпакет, но не хочет работать. При этом громко и в том числе в СМИ критикует власть за то, что не обеспечивает ему комфортных условий жизни.

- Так и скрытые, а то и явные сепаратисты приезжают в область. По крайней мере в других регионах это заметно. Ведется ли с ними какая-то работа?

- Соврал бы, если бы сказал, что нет такой проблемы. Но мы исходим из того, что все они - граждане Украины, и если их «бытовой сепаратизм» не выходит за рамки каких-то высказываний, то можно с этим мириться и переубеждать, если же нет - тут включаются наши силовики. В любом случае все переселенцы, так или иначе, находятся под наблюдением. Мы держим руку на пульсе. Много проводим разъяснительной работы, потому что с людьми 20 лет никто не говорил. Они одурманены российским телевидением, но мы объясняем, что в России вовсе не Клондайк, если на наш рынок Барабашово еженедельно более 20 лет составы автобусов из России приезжали за вещами, значит не все у них хорошо, мягко говоря.

- Остались ли латентные сепаратисты в области, готовые по свистку собрать очередную «народную раду»? В СБУ говорят, что абсолютно все такие люди находятся под контролем и наблюдением.

- В СБУ правильно говорят, есть замороженные диверсионные группы, ожидающие инструктора или куратора из России. Но они выявлены и под наблюдением.

- Не секрет, что мэр Харькова Геннадий Кернес вынужденно занимает даже не проукраинскую, а нейтральную позицию. Источники в АП говорят, что он слабоуправляем, но реальной альтернативы как мэру ему нет. В каких отношениях находятся мэр Харькова и губернатор Харьковской области?

- Политические разногласия и личные отношения не могу быть выше государственных, потому я с Кернесом общаюсь, мы сотрудничаем во всех необходимых хозяйственных, социальных и административных вопросах. Иначе и быть не может. Но личных отношений никаких нет - просто так, узнать, как дела или обсудить футбол мы не созваниваемся. Мы очень разные, у нас разные жизни и окружение, разные политические взгляды и я уверен, так будет и в дальнейшем.

Что касается незаменимости, то выборы покажут. Сложно сказать, кто будет оппонировать Кернесу, но этот вопрос рассматривается. В том числе и в нашей организации БПП-Солидарность, областную организацию которой я возглавляю. Предложим кандидатуру, а там уже на выборах решат харьковчане - так ли уж незаменим господин Кернес. Варианты есть: и у нас, и у наших союзников и среди политически незаангажированых кандидатов.

- А Кернес пойдет на выборы? Все же здоровье уже не позволяет ему вести столь активный как прежде образ жизни.

- По крайней мере, насколько мне известно, он изъявил желание снова баллотироваться на пост мэра Харькова, когда бы выборы ни состоялись.

- У вас есть личный бизнес, или у вашей семьи?

- Нет. И никогда своего бизнеса не было. Хотя, конечно, раньше работал в коммерческой структуре.

- Месячный доход сейчас у вас какой?

- Сейчас доход, естественно, небольшой. Это заработная плата в 5,5 тысяч гривень.

- Никто не поверит, что губернатор живет на 5500.

- Мне 42 года, я работал в разных структурах и у меня есть сбережения. Образ жизни мой давно все проверяли, изучали и ни у кого он вопросов не вызвал. За мной нет коррупционных скандалов, как нет и перебежек из партии в партию. Дважды мне предлагали работу в исполнительной власти при Януковиче - я отказывался. Это были предложения по работе как в области, так и в Киеве

- Раньше вы были в Батькивщине. Во время депутатства в харьковском облсовете.

- Просто на то время это была единственная оппозиционная партия. Другой возможности влиять на ситуацию, и противостоять Партии регионов просто не было.

- Как проходит мобилизация в Харьковской области?

- Я не очень удовлетворен подходами к проведению мобилизации, но с другой стороны мы должны понимать, что если не будем защищать Родину, то ее просто не станет. По районам области 4 и 5 волна мобилизации выполнена на 100%, в городе Харькове - всего на треть.

- Как стоит поступать с оккупированными территориями - заблокировать и отделить, пытаться вернуть любым способом или еще что-то?

- Особого сотрудничества с оккупированными территориями проводить невозможно, но Донбасс, как и Крым - это Украина. Потому считаю, что пока конфликт не будет разрешен на политическом уровне, пропускную систему стоит максимально ужесточить, но блокировать нашу же территорию не нужно.

Роман Чернышев, ЛIГАБiзнесIнформ.

Источник: objectiv.tv