Государство
20.07.2015
Просмотров: 368

Информационная игра Кремля с Минскими договоренностями

«Глубочайшая правда войны состоит в том, что исход битвы решается в умах военачальников, а не в телах их воинов»

Б.Г.Лиддел Гарт – британский военный историк и теоретик, 1946 г.

Практика договоренностей применялась практически во всех войнах, а обсуждаемые на них темы остаются засекреченными до сих пор.

К примеру, история военных конфликтов помнит «закрытые» встречи воюющих сторон во время Второй мировой войны, переговоры КНДР-РК (с 1953 г.), израильско-сирийские переговоры (1990-1995 гг.), и другие.

Сегодняшние Минские договоренности по разрешению конфликта на Донбассе стали топовой темой новостных лент. При этом, многие уже забыли, что инициатором этих договоренностей выступала Россия. Подписанию договора Минск-1 предшествовала телефонная беседа между Путиным и Порошенко 3 сентября 2014 г. Примечательно, что к этому времени у Путина уже был готов план стабилизации ситуации в Украине, который он озвучил во время своего визита в Монголию в этот же день.

Кстати, российские политики и дипломаты уверяли, что в основу Протокола (5.09.2014 г.) по итогам консультаций трехсторонней контактной группы (Минск-1) легли предложения именно В.Путина, а не П.Порошенко. По их мнению, это отдавало Кремлю приоритет в миротворчестве по разрешению конфликта на Донбассе, хотя риторика Москвы была далекой от мирного урегулирования.

Спустя две недели, в Минске был подписан Меморандум (19.09.2014 г. ) об исполнении положений Протокола, в котором целостность Украины ставилась на последнее место: согласно п.9 Меморандума оккупированный Донбасс не считался в составе Украины. Игра велась по правилам Кремля, который открыто пренебрегал международными нормами в отношении украинского государства.

Ситуация на Донбассе никак не разрешалась и через полгода европейские лидеры предложили провести еще одну встречу в Минске, но уже в нормандском формате. Итогом 17-часовых переговоров стал Комплекс мер по выполнению Минских соглашений (12.02.2015 г.). Как и прежде, поведение российской стороны не напоминало стремление к мирному урегулированию конфликта. Развитие событий в Минске было похоже на некий сценарий реализации информационных мероприятий:

* президент РФ В.Путин почти на час опоздал на официальную встречу, чем подчеркнуто заявил о себе, как о ключевом игроке, заставив лидеров Германии, Франции, Украины и ОБСЕ ожидать своего появления;

* непосредственно перед встречей журналист телеканала «Россия» крикнул украинскому президенту: «Зачем ваши войска бомбят мирное население Донбасса?», за что был выдворен из Дворца независимости;

* постпред РФ при ЕС В.Чижов на встрече сделал акцент на том, что переговоры в Минске должны учесть интересы «ДНР» и «ЛНР», при этом, он не вспомнил об Украине, как о суверенном государстве;

* представитель от «ДНР» Д.Пушилин больше всего беспокоился не об оккупированном Донбассе, а о внеблоковом статусе Украины;

* во время Минских переговоров в администрации Путина в Кремле уже подыскивалась кандидатура куратора «ДНР» и «ЛНР», рассматривая на это место депутата Госдумы М.Маркелова;

* помощник российского президента В.Сурков присутствовал во время встречи лидеров РФ, Украины, Германии и Франции неофициально – в списках участников переговоров он не значился. По мнению экспертов, роль Суркова на этой встрече состояла в информировании и координации лидеров самопровозглашенных республик касаемо принятых на встрече решений.

«Все хотят мира, но понимают под этим разные вещи», – обрисовал позицию России на Минском саммите редактор Slon.ru А.Баунов.

Российская сторона открыто настаивала на собственной трактовке международных норм, проецируя их на военные события на Донбассе. Внешне создавалось впечатление, что Москва настроена на затягивание боевых действий на востоке Украины.

Нужно сказать, что Россия неплохо подготовилась в плане зарубежного информационного сопровождения Минского саммита. Это становится очевидным, когда сразу же после подписания Комплекса мер по выполнению Минских соглашений ряд западных изданий выпустили материалы с заголовками,:

* голландская «De Volkskrant» – «Триумф Путина»

* вашингтонский «Daily caller» – «Путин взял верх в переговорах по Украине»

* голландская газета «AD» – «Путин все сделал красиво»

* американский онлайн-журнал «Slate» – «Путин снова выигрывает»

* французская «Libération» – «В конце выигрывает ОН».

При этом, большинство авторитетных мировых СМИ склонялись к объективной оценке события и поддерживали позицию Запада по Украине. О подобных методах информационной поддержки России, которые использует Кремль за рубежом, мы рассказывали ранее.

Тактика победы в войне с помощью перемирия была известна еще в VI-V веках до н. э. Так, китайский военачальник и стратег Сунь Цзы считал, что любое затягивание войны истощает страну. А уже в ХХ веке в работе британского военного теоретика Б.Г.Лиддела Гарта «Стратегия непрямых действий» (1946 г.) отмечалось, что войну с помощью перемирий выигрывает сторона конфликта, которая в этом заинтересована. Для создания атмосферы поражения она может прибегать к методам скрытого влияния на экономику, политику, религию и другие стратегические направления государства.

Примерно так и поступает Россия, проявляя заинтересованность к поддержанию конфликта на Донбассе:

1. Внешне Россия позиционирует себя, как соседнее государство, не имеющее прямого отношения к конфликту;

2. Россия создала механизм управления военными действиями на востоке Украины через подконтрольные себе террористические организации;

3. Россия обеспечила свой контроль над информационным потоком на территории конфликта;

4. Россия вошла в число стран-миротворцев по урегулированию ситуации в Донбассе наряду с Германией и Францией;

5. Россия получила возможность влиять на дальнейшее развитие конфликта, используя информационный, экономический, финансовый, военный, социально-культурный, религиозный и другие факторы.

Нужно отметить, что за свою постсоветскую историю Кремль накопил немалый опыт трансформации конфликта в плоскость «ни войны, ни мира».

Ситуация с Минскими договоренностями напоминает кальку предыдущих военных конфликтов, в которых Россия принимала самое непосредственное участие:

 

Приднестровье

Конфликт на почве якобы «притеснения прав русскоязычного населения республики продолжается с 1989 г. Его результат – анклав ПМР с прокремлевским управлением.

С декабря 2005 года в Тирасполе начались переговоры в формате «5+2» по урегулированию приднестровского конфликта. Для этого привлечены представители России, Украины, ОБСЕ, США и ЕС с одной стороны, а с другой – приднестровская и молдавская делегации. Переговоры результата не принесли, а конфликт до сих пор остается замороженным.

 

Чечня

31 августа 1996 г. в г. Хасавюрте секретарем Совета безопасности РФ А.Лебедем и начальником штаба чеченских ополченцев А.Масхадовым были подписаны Хасавюртовские соглашения. В документах были указаны принципы определения основ взаимоотношений между РФ и Чеченской республикой. Стороны обязались не прибегать к применению силы или угрозе силой. Решением оперативных проблем должна была заняться объединенная комиссия из представителей органов государственной власти России и Чечни.

Хасавюртовские договоренности и последовавший за ними договор «О мире и принципах взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой Ичкерия» (май 1997 г.) не привели к стабилизации ситуации в регионе.

 

Нагорный Карабах

24 марта 1992 г. в г. Минске министрами иностранных дел СБСЕ была созвана конференция по Нагорному Карабаху. Ее участниками стали Армения, Азербайджан, Беларусь, Чехия, Словакия, Франция, Германия, Италия, Россия, Швеция, Турция и США – «Минская группа» (МГ).

В 1996 г. Россия смогла получить пост постоянного сопредседателя МГ ОБСЕ наряду с Францией и США .

За 22 года конфликт не сдвинулся с мертвой точки. Сложившаяся ситуация устраивает Россию, которая под маской ОБСЕ может манипулировать как Арменией, так и Азербайджаном.

Сегодняшнюю ситуацию политологи называют «ни войны, ни мира». Она не служит гарантией долговременным интересам ни армянам, ни азербайджанцам.

 

Абхазия

27 июля 1993 г. в Сочи было подписано соглашение о временном прекращении огня, в котором Россия выступала в роли гаранта. Данное перемирие для Абхазии инициировал Кремль, использовав для этого авторитет Э.Шеварнадзе.

14 мая 1994 г. при посредничестве России было заключено Соглашение о прекращении огня и разделении сил. Соглашение способствовало прекращению масштабных боевых действий, но не перемирию.

На сегодня ситуация в Абхазии не стабилизировалась. Практически все в этом регионе контролируется Россией и ведутся консультации по поводу интеграции Абхазии в РФ.

 

Южная Осетия

12 августа 2008 г. российские войска сконцентрировались на условной границе Абхазии и Южной Осетии с Гузией. Президент Чечни Р.Кадыров заявил о готовности направить 10 тысяч человек для поддержки российских миротворцев.

В этот день, президент РФ Д.Медведев огласил свой план по «принуждению Грузии к миру» (План Медведева - Саркози):

* отказ от использования силы.

* окончательное прекращение всех военных действий.

* свободный доступ к гуманитарной помощи.

* возвращение вооруженных сил Грузии в места их постоянной дислокации.

* вывод вооруженных сил РФ на линию, предшествующую началу боевых действий.

* начало международного обсуждения будущего статуса Южной Осетии и Абхазии и путей обеспечения их прочной безопасности.

План Медведева-Саркози невозможно оценивать положительно, ведь этот документ не разрешил конфликт, а лишь заморозил. Грузия потеряла треть своей территории, а мятежные грузинские республики под патронатом Российской Федерации объявили независимость.

Что происходит сейчас в регионах российского военного вмешательства – понятно всем: сегодня они непризнанные республики и находятся под российским протекторатом.

Более того, по своей сути, эти «государства» можно уверенно называть информационными колониями России. Практически весь медийный поток тех регионов контролируется Кремлем, что в нужный момент обеспечивает высокий процент явки на выборы, выдвижение нужных кандидатур на руководящие должности или необходимое восприятие пророссийской риторики.

Ситуация с Минскими договоренностями в оккупированном Донбассе напоминает некие клише замороженных Россией конфликтов.

Их основные черты:

* Организация Россией резонансных протестных движений пророссийского толка на территории другого государства

* Развязывание вооруженного конфликта на почве пророссийских протестов, который создает угрозу территориальной целостности государства, его экономике и политике

* Навязывание мнения о якобы жизненной необходимости принятия «плана мирного урегулирования», который предлагает Кремль

* Настаивание на изменении у пострадавшей страны формы государственного устройства с целью признания автономного статуса ее конфликтных регионов

* Занятие позиции миротворца-координатора обеих сторон конфликта

* Информационная подпитка пророссийских настроений в конфликтных регионах.

***

Таким образом, Россия продолжает использовать наработанную тактику искусственного создания конфликтных ситуаций в постсоветских регионах с последующим их замораживанием.

При этом, Кремль пытается играть роль координатора по примирению сторон, используя прикрытие международных организаций ОБСЕ, ООН или ОДКБ.

Как показывает практика, своими действиями Россия пытается успокоить конфликт, но не стремится разрешить его, то есть склоняет стороны к ситуации «ни войны, ни мира».

Источник: sprotyv.info

Автор: Вячеслав Гусаров, эксперт ЦВПИ по вопросам информационной безопасности, группа "ИС"

Новости портала «Весь Харьков»