Государство
17.01.2015
Просмотров: 390

Красные революционные шаровары российской интеллигенции

Уже больше года в рядах российской интеллигенции идет настоящая битва – актеры, певцы, режиссеры и художники отвечают на вечный большевистский вопрос – «с кем вы, деятели культуры?». С начала Майдана, захвата Крыма и войны в Восточной Украине российская интеллигенция столкнулась со старой проблемой – быть с властью или с совестью.

Многие из них помнят слова Ленина в письме к писателю Максиму Горькому от 15 сентября 1919 года: «Интеллектуальные силы рабочих и крестьян растут и крепнут в борьбе за свержение буржуазии и её пособников, интеллигентиков, лакеев капитала, мнящих себя мозгом нации. На деле это не мозг, а говно». И чтобы не быть в очередной раз оскорбленными теперь уже новым российским вождем, большая часть российской интеллигенции решила его поддержать. Уже подписаны десятки открытых писем, в которых подданные Путина одобряют и поддерживают его в желании захватить Крым и Донбасс. Лишь некоторые позволяют себе усомниться в законности и исторической справедливости оккупации соседней страны.

Так случилось, что большинство людей помнят о ленинском определении «говно», но не знают продолжения этого абзаца: «Интеллектуальным силам, желающим нести науку народу (а не прислуживать капиталу), мы платим жалование выше среднего. Это факт. Мы их бережём. Это факт». То есть, тов. Ленин еще тогда в первые годы установления Советской власти понял, что интеллигенцию надо покупать, содержать, ублажать и тогда она будет молчать. Или говорить то, что хочется власти. А кто ослушается, тот будет репрессирован – расстрелян или сослан в лагеря.

Вообще, большевистская революция была достаточно меркантильной. Населению России, в 1913 году процветающей европейской страны, большевики обещали то, чего у них никогда не было – заводы, фабрики, землю и власть, которую назвали – «власть советов». В советы выбирали тех, на кого указывала власть и со временем все население, в том числе и интеллигенция, поняли, что лучше встать на колени. Но чтобы они этого не посмели, им предложили льготы, награды и пайку в виде спецраспределителей, спецсанаториев и спецобслуживание. В президиумах съездов деятелей культуры образовался новый ранжир культурной номенклатуры. Теперь, как и большевики, деятели культуры имели звания, почти воинские: были маршалы от культуры – народные артисты СССР, генералы – народные артисты РСФСР, полковники – заслуженные артисты РСФСР. Впрочем, в каждой союзной республике были свои звания и своя номенклатура, свой культурный генералитет.

Прикармливать интеллигенцию начали еще в 1919 году, когда Советским правительством было учреждено почётное звание «Народный артист Республики». Постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР № 47 от 6 сентября 1936 года учреждено звание «Народный артист СССР». В Постановлении было сразу прописано, что выбирать людей для звания «народный» будет, само собой не народ, а чиновники, по представлению Министерства культуры СССР, Государственного комитета СССР по кинематографии, Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию, правлений Союза кинематографистов СССР, Союза композиторов СССР. То есть, та же номенклатура. Каждое госучреждение из рекомендателей проводило собственное заседание, проверяли биографии, учитывая национальность, возраст, происхождение, степень лояльности к власти. Само собой, по согласованию с КГБ и партийными органами. В ежегодных списках соискателей обязательно должны были быть представители национальных меньшинств из союзных республик, даже если будущий народный артист известен только в Таджикистане, Кыргызстане или Молдове.

Советская власть упорно создавала культурную номенклатуру. С 1936 по 1991 годы самого главного звания – Народного артиста СССР, было удостоено 1006 человек. Самое большое их количество приходится на времена Брежнева, Андропова, Черненко и Горбачева. Но еще больше было Народных артистов РСФСР и Заслуженных артистов РСФСР – несколько тысяч. Причем, по аналогии с армией, звание Народного артиста нельзя было получить, если не пробыл Заслуженным меньше десяти лет. Как и в Вооруженных силах, были беспрекословные правила, вроде устава воинской службы, например, в каком случае можно давать звания заслуженного в короткий срок – «артистам балета, исполняющим первые партии, — не ранее чем через 5 лет». Соответственно, всем давали нагрудные знаки, чтобы другие артисты и население могли видеть своих номенклатурно-культурных деятелей.

Вряд ли стоит здесь писать о распрях, интригах и анонимках, которыми потчевали друг друга «народные» и «заслуженные». Театральные истории полны чудовищных трагедий, связанных с завистью и подсиживанием. Кого больше власть любит, тому достанется больше внимания и льгот. При советской власти наличие звания давало – прибавку к зарплате в театре (у артистов была очень маленькая зарплата) , прибавку за творческие вечера, появлялась прибавка за съемочный день, для артистов эстрады повышалась ставка за концерт. И, конечно, спецмагазины – льготы в снабжении продуктами и товарами. Особенно ценилась игра в фильмах, прославляющих строительство социализма, высший пилотаж – исполнение роли Ленина. В советское время на гастролях народному артисту СССР (если он, например, из МХАТа) полагался спальный вагон и люкс в гостинице, а заслуженному– купе и одноместный номер. Народным артистам официально выделялись дополнительные метры жилплощади, государственная дача, обслуживание в поликлиниках и санаториях, а также черная «Волга» на спектакль и со спектакля.

Народных артистов СССР, которые действительно были народными, было не так уж много, поскольку звания важны были не для народа, а для удостоенного. Поэтому, когда советские артисты выезжали на гастроли заграницу, на афишах обычно не упоминались их звания или титулы, поскольку в Париже или Берлине просто не поняли бы, что такое «народный». У них степень «народности» определяется заполненным залом и размеров гонорара. Невозможно себе представить, к примеру, Брюса Уиллиса со званием «народный артист США» или Патрисию Каас – «заслуженной артисткой Франции».

В современной России обладатели званий лишены льгот, но на местном уровне номенклатурное отношение сохраняется. Новосибирский областной Совет депутатов 20 лет назад решил, что звания должны сопровождаться льготами – «в размере пятидесятипроцентной скидки на плату за жилье, коммунальные услуги, электроэнергию, газ из расчета социальных норм, лекарства и бесплатный проезд на железнодорожном, междугородном автобусном, на метро и городском транспорте за исключением такси». Такие же постановления принимали в большинстве регионов России. Однако обладателей званий больше интересуют другое – как к ним отнесутся в Кремле, дадут ли в скором времени орден или медаль, пригласят ли на кремлевский концерт или хотя бы на юбилей какого-нибудь чиновника. Высшим достижением карьеры является участие в «Новогоднем огоньке», куда попасть почти невозможно – там последние десятилетия поют и танцуют одни и те же, уже давно «народные» и «заслуженные», исчезающие из «Новогоднего огонька» только в случае смерти или тяжелой болезни.

Возвращусь к ленинскому определению. Советской, а теперь и нынешней российской власти удалось слепить из «говна» послушных публичных людей, для которых награды, звания и внимание власти оказались намного выше совести и чести. Конечно, нельзя всех называть бездарными и бесталанными, но куда больше лучших голосов или танцующих ног за пределами этой номенклатурной колонны. И чтобы пробиться под юпитеры славы и постоять рядом с руководителями страны, нужно переступить через себя, отречься от прочитанных умных книг и даже от собственных ролей честных и выдающихся героев. Как и двадцать лет назад, в российской артистической среде почет власти означает привилегированность положения – могут позвонить из Кремля и порекомендовать на роль или предложить лучший ангажемент.

Российская номенклатурная интеллигенция – это не только деятели культуры, в списке почетных званий Российской Федерации 37 номинаций – от Народного художника РФ, Заслуженного архитектора РФ, Заслуженного деятеля искусств РФ до Заслуженного деятеля науки РФ, Заслуженного изобретателя РФ и даже – Заслуженного спасателя РФ. Носителей званий сейчас десятки тысяч, в большинстве своем это благодарные власти люди, готовые оправдать и поддержать любую кремлевскую агрессию и оккупацию чужой страны.

Когда-то на заре советской власти комиссары придумывали новые звания и награды, одним из самых почетных было награждение «красными революционными шароварами». То есть, натуральными штанами широкого покроя. Этот атрибут воинской экипировки был формой награды за особые успехи в боевой подготовке и выдавался не многим. Ими гордились, в них щеголяли, демонстрируя с помощью шароваров свою доблесть, но главное – отношение власти к носителю штанов. Сейчас, уже не с помощью шароваров, власть приближает к себе интеллигенцию, которая точно помнит, что если не будет слушаться, то власть опять назовет ее «говном». Лишь редким актерам и музыкантам удается сохранять то качество, которое всегда было присуще думающим людям.

В советское время был такой анекдот – о несчастных акулах, которые наглотавшись зазевавшихся рыбаков или купальщиков, жаловались друг другу на несварение желудка. Тяжелее всех было той, которая ненароком проглотила боцмана, свалившегося с советского корабля. «До сих пор медалями хожу», – рыдала акула. И еще вспомнил фотографию Народных артистов России – Льва Лещенко и Владимира Винокура, увешанных орденами и медалями не хуже Брежнева. Полагаете, что они будут протестовать против аннексии Крыма?

Источник: glavcom.ua

Автор: Олег Панфилов, Крым.Реалии

Новости портала «Весь Харьков»