Государство
17.03.2015
Просмотров: 621

Крымский заговор: что осталось за кадром

Как на полуострове готовился сепаратистский мятеж.

Пока внимание большинства украинских СМИ было приковано к Майдану, в Крыму уже назревал сепаратистский мятеж, признаки которого оставались незамеченными. “Тиждень” попытался восстановить малоизвестные эпизоды тамошних событий, предшествовавших полномасштабному развертыванию сепаратистского сценария на полуострове.

 

Декабрь-2013

В далеком уже теперь 2 декабря 2013 года, пока сознательные и активные жители Крыма думали, как присоединиться к Евромайдану, Верховный Совет АРК созвала срочное заседание и обратилась к тогдашнему президенту Януковичу с призывом «принять все доступные меры для восстановления общественного порядка, не останавливаясь, если этого потребует ситуация, перед введением чрезвычайного положения».

В тот момент на официальном уровне был озвучен цивилизационный раскол между просоветским большинством и проукраинским меньшинством в автономии, который впоследствии проявил себя в событиях февраля - марта 2014 года. Но тогда мало кто обратил на это внимание. В архивах ведущих украинских СМИ находим единичные сообщения, и то не во всех. И почти не было написано о факте, что в тот же день депутат Севастопольского горсовета Сергей Смольянинов попросил Путина ввести войска в Украину.

На следующий день, 3 декабря, крымские депутаты призвали не выражать недоверие правительству Азарова, а 9-го числа заявили, что не отдадут полуостров «на растерзание оголтелым евроинтеграторам, неонацистам и русофобам». Эти обращения так же фрагментарно были освещены в центральных украинских медиа. И только в региональных крымских изданиях находим заявление, которое в тот же день сделал Сергей Шувайников, депутат от партии «Русское единство»: если оппозиция придет к власти, крымчане будут требовать проведения «референдума» о статусе полуострова.

12 декабря крымские депутаты заявили, что автономия в опасности. «Мы с вами рискуем потерять все, чего достигли за годы существования нашей республики, - отмечали они. - Нас лишат права говорить, писать, получать образование на родном языке. Сегодня Крым стоит перед выбором: либо терпеть насильственную майданизацию или дать решительный отпор антигосударственным и антикрымским силам». Это воззвание центральные СМИ проигнорировали. Хотя в тот же день распространили заявление Колесниченко о том, что в Севастополе создаются отряды «самообороны» и что скоро они приедут в Киев.

Конечно, тогда эти события не казались такими судьбоносными. За 20 лет все привыкли к пророссийской позиции крымских политиков, и никто не ожидал, что на этот раз их сепаратистские обвинения закончатся настоящим введением войск и аннексией.

 

Январь-2014

В январе 2014 года была созвана внеочередная сессия ВС АРК. 21 января крымские депутаты вдруг попросили Януковича «навести порядок в стране» и не допустить захвата власти экстремистами. 22 января тот же Шувайников подчеркнул, что российские организации готовы создавать отряды «народной самообороны», которые будут отправлены в Киев для сопротивления участникам Евромайдана.

А 23 января председатель ВС АРК Владимир Константинов заявил о непризнании созданного на Майдане Народной Рады и призвал руководство областей Юга и Востока Украины выступить единым фронтом против силового захвата власти в государстве. Заявления крымского парламента сопровождались выступлениями пророссийских и «казачьих» организаций о недопустимости силового переворота и их готовности защищать «суверенитет» Украины всеми доступными средствами.

27 января на общем собрании членов Ассоциации органов местного самоуправления АРК и Севастополя приняли решение о создании в регионах Крыма добровольческих отрядов. И в тот же день было инициировано формирование таких отрядов из представителей местных пророссийских организаций, «казачества» и спецподразделений внутренних войск. Так же 27 января в Симферополе состоялся митинг сторонников режима Януковича, на котором объявили, что из Крыма в Киев отправляется поезд с активистами в поддержку власти.

Как видим, с обострением ситуации на Майдане интенсивность событий в Крыму нарастала: пророссийские лидеры от заявлений перешли к конкретным действиям. Но украинские СМИ обращали на это так же мало внимания: просматривая архивы за январь 2014 года, находим лишь отдельные сообщения о полуострове. Показательно, что 28 января, когда в Симферополе проходили два альтернативных митинга: один был организован Меджлисом с требованием отменить диктаторские законы и прекратить силовые действия против участников протестов, а второй - пророссийскими организациями в поддержку режима Януковича, большинство сообщений касалось именно первого из них.

Это понятно, ведь украинская аудитория надеялась услышать, что в Крыму поддерживают Евромайдан. Но так же важно было бы знать, что ему симпатизирует лишь небольшая доля сознательного населения, тогда как большинство крымчан, попав под влияние антиукраинских лозунгов, рассматривает его как разгул националистов, который представляет угрозу ее привычному образу жизни.

 

Март-2014

В феврале 2014 года пророссийские организации в Крыму, которые до этого находились на обочине политической жизни (партия «Русское единство» Аксенова имела лишь 3% в парламенте автономии), стали чувствовать себя почти хозяевами ситуации. 4 февраля Аксенов вместе с депутатом Госдумы РФ Алексеем Журавлевым создал так называемый Славянский антифашистский фронт, упоминания о котором находим лишь в одном из центральных украинских медиа.

Первые сообщения появились только через несколько дней, когда отделение этого движения возникло в Одессе. И так же 4 февраля крымский парламент заявил о формировании рабочей группы по внесению изменений в Конституцию АРК. А также пообещал рассмотреть вопрос проведения «референдума» о статусе полуострова и подготовить обращение к президенту и Госдумы РФ с просьбой гарантировать сохранение крымской автономии.

Концепция этих изменений, которая предполагала значительное расширение полномочий последней и даже возможность установления границ между Крымом и Украиной, была утверждена на сессии ВС АРК 19 февраля, а на следующий день Константинов улетел в Москву отчитываться.

Но до того, в феврале 2014 года, произошло еще несколько интересных событий. Во-первых, развернуло активную деятельность общекрымское движение «Стоп Майдан», которое своим видом подозрительно напоминало проект путинского политтехнолога Суркова «НАШИ». Хотя почему подозрительно? Ведь и сам Владислав Сурков приезжал в Крым в феврале 2014-го: общался с Константиновым, тогдашним премьером АРК Могилевым и мэром Севастополя Яцубой, но все встречи имели закрытый характер и никаких официальных сообщений о них не было. Крымским журналистам чудом удалось о них узнать, а в украинские медиа эта информация поступила только через несколько дней.

Во-вторых, в феврале 2014-го пророссийские организации Крыма провели несколько круглых столов, где в разных формах звучали обвинения в адрес участников Евромайдана и призывы вернуть Конституцию Крыма 1992 года. Показательно, что тогдашний президент Крыма Мешков тоже появлялся на этих мероприятиях, хотя и виртуально - посредством Skype. 12 февраля в Ливадийском дворце был срочно созван Форум облсоветов, который руководство ВР Крыма видело чем-то вроде Северодонецка-2.

В отличие от упомянутых круглых столов, сообщения о которых находим преимущественно в крымских изданиях, Форум облсоветов был освещен в центральных медиа, но упор сделали скорее на том, что представители восьми западных областей и Киева отказались принимать в нем участие, чем на откровенно сепаратистских заявлениях крымского спикера, там звучавших.

Прибыв в Москву 20 февраля (кстати, уже в третий раз за тот месяц), Константинов выступил на заседании фракции ЛДПР. Там он заявил, что не поверит, когда телевидение сообщит, что президент Янукович отказался от власти, и единственным легитимным органом остается ВС Крыма, который будет действовать в соответствии с ситуацией. А дальше идет цитата, которую трудно найти в украинских СМИ, но о которой мы знаем благодаря «РИА Новости»: «У нас один путь - это денонсация решение президиума ЦК КПСС о передаче Крыма.

Одна страна передавала Крым другой стране в знак дружбы, той стране, что сегодня называется Украиной. Если прекращает существование сама страна, то прекращают действие все те отношения». Здесь крымский спикер уже открыто озвучил то, что ему было поручено московским патронами: если Янукович отказывается от президентства, Крым отходит к России и точка.

Находясь в Москве, Константинов скомандовал собирать внеочередную сессию крымского парламента для рассмотрения вопроса о политической ситуации в Украине.

Депутатам об этом сообщали в телефонном режиме, повестку дня опубликована не была. В тот день в украинских СМИ появились первые тревожные заголовки по АРК: «Крымский ВС собирается на внеочередную сессию. Чтобы сдаться России?».

Но внеочередная сессия так и не состоялась, основная заслуга в чем, как говорят, принадлежит крымском премьеру Могилеву и председателю Меджлиса крымскотатарского народа Чубарову, которые призвали Константинова воздержаться от сепаратистских действий и объясняли, какими последствиями это чревато. Вместо этого было проведено расширенное заседание фракции «Регионы Крыма», но в сессионном зале, где в очередной раз говорили о «расширении полномочий автономии».

23 февраля, когда Киев приходил в себя от расстрелов на Институтской и обсуждал побег Януковича, а Крым по традиции праздновал День защитника Отечества, произошло еще два определяющих события. «Русское единство» допраздновалось до собрания подразделений «самообороны». По крайней мере, именно торжественностью его лидер Аксенов объяснил то действо, которое происходило перед зданием крымского парламента и по своему виду больше напоминало военные развлечения в Германии 1930-х.

Кстати, в украинских медиа ничего не находим об этом событии, а вот если задать поиск на русском языке, то можно и почитать, и посмотреть видео. В тот же день Севастополь пошел еще дальше: на многотысячном митинге было принято решение не перечислять в Киев налоги, а городским головой был провозглашен гражданин России Алексей Чалый.

Показательно, что еще вечером на подступах к городу появились противотанковые ежи - там, где впоследствии будут поставлены блокпосты. О севастопольском перевороте, и прежде всего об отставке на следующий день тогдашнего мэра Владимира Яцубы, читаем в центральных изданиях.

С 24 февраля при полном отсутствии официальной информации в блогах начали писать о том, что в Крыму появляются новая российская военная техника и дополнительные силы. 25 февраля блогер Сергей Псарев снял видео, как по Ялте перемещаются грузовики с номерами РФ, причем на видео можно было увидеть солдат с автоматами в руках.

А 26 февраля Константинов вновь пытался провести заседание ВС АРК, где планировались отставка правительства Могилева и рассмотрение вопроса «о ситуации в Крыму», после которого видели возможность принятия какого-то решения по статусу полуострова. Перед зданием парламента собралось полторы-две тысячи человек под флагами России и партии «Русское единство», а напротив них - в три-четыре раза больше сторонников Меджлиса. Кворум собран не был: в зал пришли около 40 депутатов из 100.

События 26 февраля разлетелись по всем украинским СМИ - ведь это был реальный гражданский конфликт: с драками, ранеными и даже двумя погибшими, о которых впоследствии сообщил Меджлис. Так же, как и события ночи на 27 февраля, когда около четырех часов утра правительство и парламент Крыма были захвачены вооруженными до зубов боевиками.

 

Оккупация

Рассказывать о том, что происходило после ночи на 27 февраля, не имеет особого смысла, ведь все это можно прочитать в центральных медиа - в новостях с заголовками большими, а иногда даже красными буквами. Но это уже было постфактум, а вот с функцией предвидения и прогнозирования событий украинские медиа не справились.

За весь февраль, кроме двух статей в «Зеркале недели», которые предупреждали о реальной угрозе сепаратизма в Крыму, находим лишь несколько частично аналитических материалов в других центральных изданиях. Основной массе все эти сепаратистские движения казались не более чем очередными выходками, которые тускнели на фоне событий Майдана и были достойны внимания разве что местных пророссийских СМИ.

Затем, когда уже войска РФ были в Крыму, украинские медиа сработали если не на «отлично», то точно на «хорошо». Некоторые сразу отправили своих корреспондентов в Крым, некоторые мобилизовали местных собкоров. Некоторые из украинских журналистов даже без задания редакции отправились на полуостров просто потому, что информации было предостаточно и была острая потребность увидеть все собственными глазами. Добирались туда на поезде, автомобилями, а некоторые даже на вертолете вместе с нашими военными.

Медиа, которые ранее считались оппозиционными, а сейчас просто независимыми, подвергались серьезной опасности в Крыму. Корреспондент «5 канала» сообщает, что на них начали настоящую охоту: «... местные расспрашивали, где здесь ребята с «5 канала», адрес проживания пришлось менять четыре раза».

Многие журналисты пострадали от крымской «самообороны», представители которой не позволяли снимать на улицах, забирали и портили оборудование, били и похищали людей. По данным Крымской полевой миссии, только за первые две недели марта 2014 года в регионе было зафиксировано более 60 случаев нарушения прав журналистов. Некоторые из местных корреспондентов центральных изданий должны были прекратить писать из-за доносов и угрозы физической расправы, но некоторые из них до сих пор работают в Крыму - неофициально, но оперативно.

Отдельное роль в освещении событий на полуострове играли местные независимые интернет-издания: «Центр журналистских расследований», «Крым. Реалии», «15 минут», BlackSeaNews, а также крымскотатарский канал АТР, телемарафон которого смотрели во всем мире.

Нельзя не упомянуть и о роли социальных медиа: страницы на Facebook Дмитрия Тимчука («Інфоспротив»), Владислава Селезнева (на тот момент руководителя севастопольского пресс-центра Минобороны), «Крым-SOS» стали источником оперативных новостей из места событий, распространяемых центральными изданиями. Понятно, что в публикациях случалась и фейковая информация, но в условиях тогдашнего сплошного хаоса этого трудно было избежать.

Сегодня можно сказать, что события конца февраля - марта 2014 года в полной мере были освещены в центральных медиа, но ситуации изменить это уже не могло. Военные части блокировали одну за другой, крымчане пришли и проголосовали на спешно организованном «референдуме», уже на следующий день парламент провозгласил независимость полуострова, а через день Аксенов с Константиновым уже подписывали в Москве «договор о принятии Крыма в состав России», который Совет Федерации незамедлительно ратифицировал.

Мы читали обо всем этом, впрочем, были уже бессильны, а вот если бы красные заголовки о Крыме появлялись в январе - феврале 2014 года, может, все было бы несколько иначе. В конце концов, невнимание центральных медиа к событиям на полуострове перед аннексией было продолжением той политики, которую они вели по АРК течение двух предыдущих десятилетий. Зато российские СМИ никогда не выпускали Крым из виду. Разве удивительно, что его жители предпочитали именно издания РФ и не доверяли украинским, что и стало одной из причин событий зимы - весны 2014 года?

Анна Лукинов, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент

Источник: argumentua.com

Новости портала «Весь Харьков»