Государство
01.03.2015
Просмотров: 397

Международное одолжение Украине

Евгений Киселев, Новое время

Симпатии европейцев и американцев не всегда на стороне Украины. За поддержку общественного мнения на Западе нужно бороться не покладая рук. А не спустя рукава.

Хочу признаться: давеча мне было очень неловко перед известным немецким политологом Андреасом Умландом, который в прямом эфире безуспешно пытался убедить украинских политиков в том, что Украина проигрывает борьбу за европейское общественное мнение. Они не слышали его. Не могли слышать, потому что — через одного — доктринеры, демагоги, догматики. Потому что страдают политическим инфантилизмом. Потому что наивно полагают, будто мир сейчас крутится вокруг Украины, хотя в действительности все гораздо сложнее. Например, у европейцев есть не меньшая головная боль — Греция.

Немецкий ученый-политолог, искренне болеющий за Украину, ставшую ему вторым домом, пытался объяснить, что канцлер Меркель, президент Олланд, премьер Кэмерон и другие лидеры Запада даже при большой симпатии к украинскому народу не всегда могут принимать такие важные решения, как оказание дополнительной помощи Украине, в особенности военной, или введение новых санкций против России без учета общественного мнения в своих странах. А общественное мнение в Германии, Франции и Великобритании не всегда безоговорочно на стороне Украины.

Кремль ведет циничную пропагандистскую войну за симпатии европейцев. Российские пропагандисты эксплуатируют простые тезисы о том, что якобы Москва помогает несчастным людям на востоке Украины, страдающим от военно-полицейской операции, проводимой киевскими властями.

В Европе не то что к Путину — к головорезам из ХАМАСа готовы отнестись с пониманием и сочувствием. Израильтяне могут говорить: а что же делать, если террористы обстреливают наши города и села из ракетных установок, спрятанных внутри жилых кварталов? Если палестинский джихадист сидит с ребенком на руках и, прикрываясь им, палит из автомата? Но европейские либералы не слышат этих аргументов.

Во время прошлогодней вспышки боевых действий, когда Израилю пришлось ввести войска в сектор Газа, жестко действуя против ХАМАСа, симпатии значительной части европейцев и американцев неожиданно оказались на стороне арабов. Пожалуй, впервые так очевидно.

Произошло это потому, что мир забыл, с чего все начиналось,— как еврейские переселенцы, бежавшие в Палестину от ужасов холокоста, вгрызались в безжизненную пустыню, а на них охотились арабы. Как арабы отказались признать Израиль и десятилетиями пытались сбросить его в море, развязав несколько ближневосточных войн. Как палестинские террористы-камикадзе взрывали себя в общественных местах, и как много погибло от этих терактов израильских граждан. Но мир всего этого знать не хотел — мир интересовали только снимки и репортажи, где в фокусе были случайные жертвы израильской военной операции против ХАМАСа.

Чего же ждать от европейцев в отношении Украины после того, как с первых дней Майдана московские пропагандисты стали метить участников революционных событий лживым, но очень токсичным маркером, используя слова фашизм, нацисты и производные от них?

И все это ложилось на унавоженную почву исторической мифологии. Средний европейский обыватель не шибко знаком с историей Второй мировой войны, живет в плену пропагандистского штампа, будто украинцы тогда были все сплошь махровые националисты, антисемиты и коллаборационисты, часто служили охранниками в гитлеровских концлагерях.

Тут надо помнить, что в Германии после войны прошла масштабная денацификация. Для множества немцев, особенно для политиков, слово нацист звучит как пощечина, как удар хлыстом, как сигнал тревоги, как повод настороженно напрячься. Чтобы сломать эти предубеждения, нужна масштабная работа.

К тому же есть еще и обратная сторона медали — расхожие представления и комплексы немцев по отношению к России и русским. Мол, Бисмарк нам завещал никогда не ссориться и не воевать с русскими, а мы его дважды ослушались, заплатив унизительными поражениями в двух мировых войнах. Нельзя вновь повторять эту ошибку. И вообще, мы виноваты перед русскими за ту последнюю войну, а Путину обязаны объединением Германии. И неважно, что обязаны Горбачеву, Шеварднадзе и отчасти Ельцину, который уже в начале 1990‑х вывел все русские войска с территории бывшей ГДР. Все это было давно, в деталях простительно ошибаться.

На это восприятие накладывается тревожная тенденция — в украинской прессе все чаще, к сожалению, появляется непроверенная информация.

В то время как западные СМИ строго, подчас чересчур, блюдут правило сбалансированной подачи фактов и каждую неподтвержденную новость из украинских источников о событиях в зоне АТО уравновешивают столь же неподтвержденным заявлением какого‑нибудь “сепара”, в результате чего у западного зрителя нет ясной картины.

Мы все громче кричим Ура! по поводу того, что санкции США и ЕС против России работают, и делаем вид, что новые санкции — вопрос едва ли не решенный, но при этом умалчиваем, что по обе стороны океана есть влиятельные противники санкций.

Мы боготворим сенатора Маккейна, когда он и другие республиканцы критикуют Обаму за непоследовательность в поддержке Украины, требуя начать поставки оружия. При этом делаем вид, будто не знаем, что воюют они с американским президентом по украинскому вопросу не из большой любви к Украине, а потому что Обама — лидер их главных конкурентов демократов, потому что не за горами новые выборы президента, трети сенаторов, всего состава палаты представителей, а значит, пришла пора предвыборной кампании.

А ведь еще существует израильский фактор во внешней политике США. Кто‑то понимает, как он работает? В Америке мощное произраильское лобби, традиционно поддерживающее Демократическую партию. Оно, в свою очередь, чутко реагирует на запросы израильских политиков и рядовых граждан. А многие из них не очень хотят ссориться с Москвой, потому что у русских есть традиционные рычаги влияния на палестинцев. Воспользоваться влиянием своих лоббистов в Вашингтоне, чтобы те сбили воинственный проукраинский пыл республиканцев, попросив за это у Москвы содействия в умиротворении ХАМАСа,— почему бы и нет?

Тут еще и такой сюжет: газета The New York Times опубликовала большой материал о политическом торге между Москвой и саудитами. Мол, те готовы снизить добычу нефти, чтобы на радость Путину цена на черное золото приподнялась, если взамен Путин прекратит поддерживать режим Асада в Сирии, исторически злейшего врага Саудовской Аравии. Издание ссылается на осведомленные источники в Вашингтонской администрации, уверяя, что переговоры ведутся уже несколько месяцев. Правда, мне кажется, что последний сюжет больше подходит для шпионского боевика и рассчитан на любителей теории заговора, поскольку для Саудовской Аравии сохранение ее доли на рынке нефтедобычи сейчас гораздо важнее любых разборок с Асадом, только так она сможет сдержать наступление американцев, готовых завалить рынок дешевой сланцевой нефтью.

Вдобавок можно вспомнить, что в Великобритании грядут парламентские выборы. А в странах Балтии с одной стороны растет тревога за свою безопасность, а с другой — копится недовольство из‑за колоссальных потерь, которые несет тамошняя индустрия туризма в связи с экономическим кризисом в России.

Да, внимание всего мира сейчас приковано к Украине. Все больше людей как в Европе, так и в Америке понимают, что Украине необходимо помочь. Но не нужно при этом выдавать желаемое за действительное, обманывая себя несбыточными надеждами. Надо отдавать себе отчет, что Украина оказалась в сложной, запутанной, далеко не черно-белой ситуации, и за поддержку европейцев и американцев нужно бороться не покладая рук. А не спустя рукава.

Источник: glavcom.ua

Новости портала «Весь Харьков»