Государство
27.11.2014
Просмотров: 309

Не детское лицо войны

СМИ распространяют ролик об участии подростков в боевых действиях на стороне пророссийских боевиков на Донбассе. Народ возмущается — в наш развитый век дети на войне кажутся немыслимым варварством. В ДНР\ЛНР, видимо, так не считают. Скорей всего, они даже уверены, что действуют в русле сложившихся «традиций». Традиций НКВД.

Ведь для тоталитарных милитаристских режимов, которыми, без сомнения являются самозванные республики, дети на войне — обыденное явление с элементами пресловутого жертвенного героизма. Типа, «мы за ценой не постоим».

Любопытно, что еще во времена СССР пропаганда не смущалась спекулировать на двойных стандартах. Советские люди выискивали в чужом глазу соринки и бревна весьма охотно. Например, тогда был весьма популярен известный сюжет из военной кинохроники.

Агония третьего рейха, сломленный фюрер устало обходит ряды гитлерюгенда, готовящегося отражать наступление РККА. Вот вождь германской нации приостановился и по-отечески теребит по щеке белокурого мальчугана. «Такие мальчики нужны Германии!» Советские люди обычно содрогались при этих кадрах. «Надо же, зверюга, детей на смерть посылает, ничего святого!»

Пропагандистский посыл советского агитпропа, конечно, был правильным. У войны не детское лицо. Только вот этот мессидж получался лицемерный, с двойным дном. Получалось так, что только Гитлер ел детей, а мы, коммунисты, такие хорошие — детям все самое лучшее! Довольный обыватель продолжал уплетать лапшу перед телевизором и ложился спать со спокойной совестью: «отправлять деток на смерть могли только фашисты!»

Вероятно, именно этим благим принципом руководствовался кинорежиссер Владимир Меньшов, отказавшийся в 2007 году вручать приз MTV за лучший фильм картине «Сволочи». В этой ленте по роману Владимира Кунина утверждалось, что Советский Союз в годы ВОВ готовил диверсантов-подростков, преимущественно из числа беспризорников, малолетних преступников, детдомовцев.

По мнению Меньшова (а также вовремя подключившегося к скандалу ФСБ) такого «у нас» не было и быть не могло! Более того, напротив, фашисты использовали «наших» детей в диверсионных целях на оккупированных территориях — утверждал агитпроп усилиями прокремлевской прессы (особенно преуспела в разоблачении «Сволочей» «Комсомольская правда»).

Между тем, документальных свидетельств существования тыловых спецбаз НКВД по подготовке «сволочей» хоть отбавляй — эти данные опубликованы, просто не особо афишируются, и никаких белых пятен здесь нет. Достаточно ознакомиться с книгой «Диверсанты Второй Мировой» (изд-во Яуза, 1982), а именно с главой «Подготовка и использование подростков в СССР для разведывательно-диверсионной деятельности в годы Великой Oтечественной войны» (М.Токарев). Там все доходчиво изложено:

Юных добровольцев-патриотов допризывного возраста в тяжелейшем для нашей страны 1941 году принимали на службу и в разведывательно-диверсионное подразделение при Разведывательном управлении Красной Армии (РУ РККА).

Речь идет об особой воинской части 9903, предназначавшейся для разведки и диверсий на оккупированных территориях. Началом истории в\ч 9903 считается июль 1941 года, когда приказом РУ РККА при штабе Западного фронта бьла создана оперативная спецгруппа (ОС) из 12 офицеров во главе с полковником А.Е. Свириным. За первые полтора месяца существования ОС сформировала и отправила в тыл противника 52 боевые группы разведчиков-диверсантов, укомплектованные кадровыми бойцами и командирами Красной Армии...

Самая крупная из региональных спецшкол для массовой подготовки партизанских диверсантов и разведчиков была создана в сентябре 1941 года Управлением НКВД по Москве и Московской области. Ниже приводится отчет о первом годе работы этой спецшколы:

...В целях плановой подготовки партизан-диверсантов на основании приказа начальника Управления НКВД по Москве и Московской области (УНКВД МО) от 18 сентября 1941 года была организована специальная школа подрывников с контингентом слушательского состава 200 человек. Перед школой поставлена задача — готовить диверсантов и партизан, в совершенстве владеющих средствами подрывного искусства, холодным и автоматическим оружием для разрушения всех видов транспорта, коммуникаций, средств связи, складов, баз, штабов и уничтожения живой силы противника...

Школа была организована на базе бывшего дома отдыха УНКВД Московской области в селе Северском Коломенского района с передачей ей всего имущества и подсобного хозяйства. С 14 октября 1941 года в силу изменившихся обстоятельств на фронте она дислоцировалась близ города Покрова Орехово-Зуевского района...

Наряду с практикой использования подростков-добровольцев как разведчиков и диверсантов по линии 2-х (затем 4-х) отделов территориальных Управлений НКВД, их подбор, специальную подготовку и переброску во вражеские тылы осуществляло и головное подразделение в системе НКВД СССР — возглавляемая П .А. Судоплатовым.

Особая группа при наркоме внутренних дел СССР, позднее преобразованная во 2-й отдел, а затем в 4-е Управление НКВД СССР. В октябре 1941 года войска Особой группы были преобразованы в Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН) НКВД СССР в составе двух мотострелковых полков, усиленных специальными подразделениями. Уже с 1942 года на службу в бригаду принимали юношей и девушек, не достигших 18 лет...

Уже после Победы было подсчитано, что из двух тысяч юных москвичей и москвичек, добровольно поступивших на службу в в\ч 9903 в сентябре — декабре 1941 года, только за первую военную зиму при выполнении заданий во вражеских тылах погибли и пропали без вести около 500 человек, т.е. каждый четвертый.

В свою очередь, на оккупированных немцами территориях действовали партизанские соединения, сформированные в основном из окруженцев и сотрудников НКВД — т.е. профессионалов, способных обучить подрывной работе непосредственно во вражеском тылу кого угодно — а в первую очередь подростков, которые незаменимы в диверсионной деятельности.

Доказывать эту аксиому также смысла нет — все советские книжные магазины в свое время были завалены аляпистыми книжками про т.н. «пионеров-героев». Не надо их путать с «сынами полка» — мальчишками и девчонками, выполнявшими в регулярной армии чисто вспомогательные функции — от перевязки раненых до поварят при полевой кухне.

«Пионеры-герои» не только умели обращаться с оружием, но овладевали и куда более трудоемким искусством военного дела — установкой и обезвреживанием мин, изготовлением взрывчатки и ядов, умением вести агентурную и разведдеятельность. Они участвовали в боях наряду со «старшими товарищами». Нередко юные диверсанты объединялись в соответствующие организации, где проходили планомерную подготовку. «Юные мстители», «Николаевский центр», «Чекист», знаменитая «Молодая гвардия»...

Они пускали под откос эшелоны с техникой и живой силой противника. Вряд ли 14-16 летние подростки способны освоить столь непростое ремесло самостоятельно, без квалифицированного инструктажа.

С одной стороны, не стоит удивляться, что детство оказалось вовлечено в мясорубку Второй Мировой естественным образом. «Детям вечно досаден их возраст и быт, и дрались мы до ссадин, до смертных обид» ©. С другой стороны, такое массовое участие вчерашних школьников в боевых и диверсионных действиях говорит не только о «патриотическом порыве», но и о сознательном (даже циничном) вовлечении и использовании юношей и девушек в войне. При Советах детей в войне задействовали в промышленных масштабах.

Во время Великой Отечественной войны против гитлеровских оккупантов действовала целая армия мальчишек и девчонок. Только в оккупированной Белоруссии не менее 74500 мальчишек и девчонок, юношей и девушек воевали в партизанских отрядах. В Большой Советской Энциклопедии написано, что в годы Великой Отечественной войны более 35 тыс. пионеров — юных защитников Родины — было награждено боевыми орденами и медалями.

И не было смысла затаскивать в такие отряды подростков насильно — добровольцев-фанатиков хватало в избытке. Уж в чем преуспел совдеп, так это в «моральной подготовке» подрастающих поколений — в юные сердца легче всего западают заклинания о «долге перед родиной», причем долге обязательно «святом» и «жертвенном».

Людоедская советская власть ни разу за всю историю своего существования не поставила под сомнение целесообразность и этичность вовлечения «своих» детей в войну. Более того, сознательно культивировалась идея детского героизма — пионерам-героям воздвигли памятники по всей стране, рассказы о них переиздавались миллионными тиражами, их деяния приобретали характер религиозного мученичества, ставились в пример подрастающим поколениям.

Никого не смущал тот факт, что большинство юных диверсантов погибло — в военное время никто не считался с их возрастом, «бабы еще нарожают». Более того, подросткам поручали, как правило, наиболее опасные операции — разведку, диверсии. На детей падало меньше подозрений, и они спокойно могли передвигаться в тылу противника. Немцы вообще не обращали на юных партизан внимания — как правило, их разоблачали коллаборационисты, вполне осведомленные о «правилах ведения войны» в СССР.

Советские военачальники с упоением рассказывали в своих воспоминаниях, как посылали детей на смертельные задания:

За голову оршанской школьницы Оли Демеш гитлеровцы обещали круглую сумму. Об этом в своих мемуарах «От Днепра до Буга» рассказал Герой Советского Союза, бывший командир 8-й партизанской бригады полковник Сергей Жунин. 13-летняя девчонка на станции Орша-Центральная взрывала цистерны с горючим. Иногда действовала с двенадцатилетней сестренкой Лидой. Жунин вспоминал, как инструктировали Олю перед заданием: «Необходимо поставить мину под цистерну с бензином. Запомни, только под цистерну с бензином!» — «Керосин знаю, как пахнет, сама на керогазе готовила, а бензин... дайте хоть понюхать».

Показательно, что ни у Жунина, ни у автора цитируемого текста даже не шевельнулось в голове: «а вообще нормально посылать 13-летнюю девочку (!!!) взрывать цистерны с горючим?». Но видимо нормально — она же «за Родину» шла на смерть!

Те, кто видят в коммунизме только политэкономическую модель, ничего в нем не понимают. Тоталитаризм претендует на религиозную модель. В его основе — пренебрежение земным и близким ради абстрактных и далеких «духовных скреп». В этом смысле пионеры-герои и гитлерюгенд мало отличимы от крестового похода детей или малолетних джихадистов. Дети более, чем кто-либо, уязвимы для фанатичного идеализма. Сегодня, когда в России буйным цветом расцвел милитаризм, это особенно пугает.

На другом полюсе рациональные западные демократии, которым до сих пор наши ретивые граждане предъявляют: «почему, суки, так долго не открывали второй фронт?» А потому и не открывали, чтобы дикари и варвары, бросающие детей в жернова войны, переколошматили друг друга в максимальных количествах. У скучных англосаксов нет икон в виде пионеров-героев и гитлерюгенда.

У них все больше Оксфорд и Кембридж, высокие технологии и бытовой комфорт. Как следствие — сегодня весь мир говорит на английском языке и поклоняется доллару. А все потому, что дети в этих странах в свое время не кидались под танки (под чутким присмотром инструкторов из НКВД), а сидели за учебниками, изучая основы ведения бизнеса.

Так что не стоит удивляться новоявленным «пионерам-героям» на фронтах Донбасса. Это вполне в духе известных традиций.

Аркадий Чернов, опубликовано в издании Русская фабула

Источник: argumentua.com

Новости портала «Весь Харьков»