Государство
21.02.2016
Просмотров: 434

Причины развала СССР. Часть 2

(часть 1)

Война во Вьетнаме. Зачем убрали Хрущёва и Кеннеди

Кто и зачем снимал Хрущева? Почему это так плотно наложилось на убийство Кеннеди?

Сергей Кургинян, политолог

В политике конфронтация — это одна из форм сотрудничества и конструктивного взаимодействия.

Антон Суриков, политолог, полковник ГРУ

Прежде, чем начать разговор о том, почему у Соединённых Штатов Америки отпала необходимость в существовании Советского Союза, необходимо проанализировать такой пример закулисного сотрудничества между американской и советской элитами, как война во Вьетнаме. Обычно Вьетнамскую войну считают примером геополитического противостояния Советского Союза и Америки. Однако не всё так просто.

Как выражался французский философ Рене Декарт, «Чтобы найти истину, каждый должен хоть раз в жизни освободиться от усвоенных им представлений и совершенно заново построить систему своих взглядов».

Чтобы понять реальные причины и реальные интересы сторон вооружённых конфликтов, надо освободиться от усвоенных ещё со школы представлений о сущности войны, и взглянуть на войну не с патриотически-романтической, а с самой грязной и циничной точки зрения. Потому что войны развязывают не романтики, а циники.

Внимательное изучение событий, происходивших в период войны во Вьетнаме, даёт основания предполагать, что в данном случае имело место тайное сотрудничество между СССР и США, или, по крайней мере, между отдельными группировками в американской и советской элите.

Как развивались события во Вьетнаме?

В сентябре 1945 года выпускник Коммунистического университета трудящихся Востока имени И. В. Сталина, глава Коммунистической партии Индокитая Хо Ши Мин провозгласил независимость Вьетнама от Франции. Бывшая метрополия захотела вернуть себе колонию, но в результате Индокитайской войны 1946-1954 годов Франция проиграла, и страна была разделена на Северный Вьетнам, где правил Хо Ши Мин, и началось строительство социализма, и Южный Вьетнам, где сохранялась капиталистическая система, а местные руководители ориентировались сначала на Францию, а затем на США.

В 1959 году Северный Вьетнам начинает поддерживать коммунистически настроенных партизан в Южном Вьетнаме, направляет на Юг своих военных советников. Партизанская война постепенно усиливается. Причём некоторые участники событий даже утверждают, что в Южном Вьетнаме никаких партизан вообще не было, а под видом партизан воевали военнослужащие Северного Вьетнама (Демократической Республики Вьетнам, ДРВ). Капитан второго ранга в отставке Анатолий Павлов, бывший представитель Министерства морского флота СССР во Вьетнаме, в интервью журналу «Коммерсантъ Власть» (№ 9 (360), 07.03.2000) сообщил, что «Никакой партизанской войны на юге Вьетнама не было. Воевала там регулярная армия ДРВ».

В декабре 1961 года США начинают оказывать военную помощь Южному Вьетнаму — направляют туда своих военных советников и две вертолётные роты.

1 ноября 1963 года в результате организованного с помощью американцев переворота президент Южного Вьетнама Нго Динь Зьем (часто встречается написание Нго Динь Дьем) был свергнут и на следующий день убит, а государством стала управлять военная хунта, подконтрольная американцам.

2 августа 1964 года в Тонкинском заливе произошёл бой между американским эсминцем «Мэддокс» и северовьетнамскими торпедными катерами, причём до сих пор в точности неизвестно, кто первым открыл огонь. 5 августа 1964 года в ответ на этот инцидент палубная авиация США нанесла удары по военным объектам Северного Вьетнама, и на этом все успокоились. Однако в декабре 1964 года Северный Вьетнам стал отправлять на Юг уже не только военных советников и диверсантов, но и регулярные воинские соединения.

7 февраля 1965 года южновьетнамские партизаны (или северовьетнамские диверсанты?) атаковали базу ВВС США возле Плейку. В ответ США начинают бомбардировки Северного Вьетнама и переброску американских войск в Южный Вьетнам. В середине 1965 года начались широкомасштабные боевые действия воинского контингента США против южновьетнамских «партизан» и Северного Вьетнама.

Продолжавшаяся с 1965 по 1973 год война закончилась полным поражением американцев, и 27 января 1973 года было подписано Парижское мирное соглашение, по которому к 29 марта того же года американские войска были выведены из Южного Вьетнама. В течение 1974-1975 годов Южный Вьетнам был захвачен Северным. В ходе Вьетнамской войны США потеряли за 8 лет 58 тыс. человек убитыми и 303 тыс. ранеными.

В связи с этим возникает вопрос: почему ядерная сверхдержава, обладающая крупнейшим в мире экономическим потенциалом и сильнейшей в мире армией, потерпела такое позорное поражение?

Ответ будет парадоксальным: победа во Вьетнамской войне с самого начала вообще не планировалась, американская стратегия сводилась к тому, чтобы затягивать войну как можно дольше, а не к тому, чтобы завершить её победой.

Генерал-лейтенант Филипп Дэвидсон, который в 1967-1969 годах был начальником разведывательного отдела Командования по оказанию военной помощи Южному Вьетнаму (то есть начальником военной разведки американского контингента), написал книгу по истории Вьетнамской войны, под названием «Война во Вьетнаме (1946-1975 гг.)».

Приведём очень показательные цитаты из книги генерала Дэвидсона:

«Я написал эту книгу из желания дать наиболее подходящее, на мой взгляд, объяснение тому, как могло получиться, что самое могущественное государство в мире, не проиграв ни одного сражения во Вьетнаме, все же потерпело поражение в войне. Подобное поражение не имеет прецедентов в военной истории».

«В 1965 году США … перешли к ведению широкомасштабной войны на Азиатском континенте. Спустя двадцать лет особенно удивительными представляется как крутой разворот политики, так и внезапность и легкомыслие, с которыми администрация Соединенных Штатов приняла на вооружение новую стратегию«.

«Теория «ограниченной войны» как раз и стала продуктом деятельности гражданских стратегов… Ученые либералы пребывали в непоколебимом убеждении, что при случае военные в своих попытках «одержать победу» поведут дело к эскалации любых боевых действий. Чтобы пресечь подобную возможность, теория предусматривала дать в руки президента такие рычаги, которые бы предоставляли ему возможность ограничивать количество сил, применяемых в том или ином регионе, до размеров, которые были бы оправданы политическими соображениями».

«На этом недостатки теории градуализма в сфере применения военной силы не заканчивались. ВВС и авиация ВМФ наносили удары отрывочно и по выборочным объектам (в основном не представлявшим большого значения для коммунистов). Благодаря градуализму северные вьетнамцы получали время для подготовки средств ПВО и строительства новых военных объектов. То есть пресловутый постепенный подход давал минимум результатов с любой точки зрения, и, что главное, именно эта позиция американцев более всего устраивала Хо и Зиапа».

«Непосредственные исполнители «ROLLING THUNDER», летчики, имели право бомбить только незначительные объекты, расположенные не выше 19-й параллели. Количество самолето-вылетов также жестко ограничивалось».

«… авиация продолжала «щадить» важные объекты, нанося удары по не представлявшим важности целям и не применяя бомб большой мощности».

«Хупс и Гэвин предлагали отказаться от операций по обнаружению и уничтожению неприятеля, поскольку они не обеспечивали надежной защиты населения. Оба советовали прекратить бомбардировки Северного Вьетнама и тем подвигнуть Хо Ши Мина к переговорам. Проведение в жизнь концепции Хупса и Гэвина влекло к уступке врагу большей части территории Вьетнама«.

«Сэр Роберт Томпсон, выступая с позиции победителя малайзийских повстанцев, порицал не только самого Вестморленда и его стратегию, но всех американских лидеров и их советников, как военных, так и гражданских. Он считал, что США во Вьетнаме в период между 1965 и 1969 гг. не определили своей цели, развивали неправильную стратегию и упускали три важнейших аспекта войны — не устраняли военной угрозы, не занимались государственным строительством и не проводили политику умиротворения».

«Обескураживающе звучали предложения со стороны министра обороны, который настаивал на том, что силой оружия войны не выиграть и надо искать для США договорные пути выхода из нее… Возможно, главной причиной провала Макнамары стало осознание того, что войну нельзя выиграть при тех ограничениях и запретах, творцом которых он сам и являлся или которые поддерживал».

«Президент Джонсон выразил солидарность с Макнамарой, Макнотоном и их «командой», отказавшись от увеличения масштабов операции в воздухе и на земле…».

«Вестморленд уверял, что просил дополнительно 200 000 солдат для отправки их в Лаос, где бы они перерезали тропу Хо Ши Мина и остались бы на занятых позициях, чтобы коммунисты не могли пользоваться этим путем. Речь Вестморленда вызвала у президента и министра Макнамары немедленное желание найти способ не наращивать военного присутствия США в Южном Вьетнаме и не вторгаться на территорию Лаоса».

«Причина охлаждения нации к «войне Джонсона» обуславливалась несколькими причинами. Первая и главная, самый нетерпеливый в мире американский народ решил, что война «топчется на месте», а «топтаться на месте» означает для американцев проигрывать. А проиграть — это, как однажды заметил Винс Ломбарди, «все равно, что умереть».

«20 апреля 1967 года ОКНШ [Объединенный комитет начальников штабов] «пролил первую кровь», поддержав просьбу генерала Вестморленда о направлении в регион еще 200 000 военнослужащих. Объединенный комитет предложил начать призыв резервистов и расширить зону военного присутствия США на Лаос, Камбоджу и, вероятно, также на Северный Вьетнам. ОКНШ двинулся дальше и внес рекомендацию приступить к минированию портов Северного Вьетнама, а также высказался за то, чтобы Соединенные Штаты «направили мощные людские и материальные ресурсы на достижение победы». В отдельном заявлении Объединенный комитет призвал также к бомбардировкам «таких объектов, разрушение которых произвело бы наиболее действенный эффект на способность Северного Вьетнама продолжать военные действия». Одним словом, чиновники в погонах говорили: «Давайте-ка выиграем эту войну«.

Макнамара и гражданский штат МО, естественно, пришли в ужас от подобных предложений. Так, к середине мая, пошуршав бумагами, поскрипев перьями, гражданские выдали пакет своих рекомендаций, суть которых, как нетрудно догадаться, состояла в прямо противоположном. Первое — количество войск в Южном Вьетнаме, 470 000 человек, следует оставить на нынешнем уровне… Второе — ограничить зону действия авиации…

Затем гражданские взорвали самую мощную бомбу из своего политического арсенала, предложив начать свертывание войны…»

«… президент решительно отклонял все просьбы о призыве значительного числа резервистов. Во-вторых, генерал Уилер понимал, что президент и главные его гражданские советники (за исключением Уолта Ростоу) не дадут добро на расширение зоны конфликта и перенос военных действий в Северный Вьетнам, Лаос или Камбоджу».

Но вот министр обороны США Роберт Макнамара в 1968 году отправлен в отставку, и назначен новый министр — Кларк Клиффорд. Может быть, при новом министре обороны, который привёл с собой новых людей, что-то изменилось? Как бы не так! Опять цитируем книгу генерал-лейтенанта Филиппа Дэвидсона:

«… замминистра обороны Пол Нитце … рекомендовал Клиффорду перейти в глухую защиту: прекратить бомбардировки Северного Вьетнама и ограничить людские и материальные ресурсы, направляемые в регион».

«… помощник министра обороны по делам общественности Фил Дж. Гулдинг. Он направил Клиффорду докладную записку, где рассматривались плюсы и минусы пяти возможных вариантов будущей политики во Вьетнаме, в результате все сводилось к одному (варианту), в котором рекомендовалось отклонить запрос о переброске дополнительного контингента войск…».

«… помощник министра обороны по вопросам международной безопасности Пол К. Уорнке, возглавлявший антивоенную клику гражданских чиновников в Пентагоне. Уорнке, бастион крайне левых, находился в стане противников войны по идеологическим соображениям».

«Теперь настала очередь Объединенного комитета начальников штабов… Ответы ОКНШ Клиффорда не удовлетворили. Затем он нанес «удар в сердце», спросив: «Как можно достигнуть победы? Есть ли план?» Объединенный комитет ответил: «Плана нет«. Клиффорд: «Почему нет?» ОКНШ: «Потому что американским вооруженным силам все запрещено. Вторгаться на Север нельзя… минировать гавань Хайфона тоже… нельзя атаковать врага на территории Лаоса и Камбоджи». Когда Клиффорд поинтересовался, как же США могут победить, начальники штабов завели разговор о том, что противник в конце концов не сможет выдержать войны на истощение, однако сколько времени потребуется для достижения результата, они не знают… Если до того момента Кларк Клиффорд все еще не пришел к заключению, что стратегический курс США во Вьетнаме не имеет перспектив, то теперь у министра отпали последние сомнения».

«Проблема заключалась не в том, что Соединенные Штаты следовали неправильной стратегии во Вьетнаме, а в том, что у них вообще отсутствовала какая бы то ни было стратегия«.

20 января 1969 года вместо Линдона Джонсона вступил в должность новый президент США — Ричард Никсон. Может быть, при Никсоне США наконец-то взялись за ум, и стали делать хоть что-нибудь для победы во Вьетнаме? Ничего подобного! Опять предоставим слово генералу Дэвидсону:

«Затем начались традиционные «менуэты», сопровождавшие все важнейшие решения Никсона. Киссинджер (и другие советники) уговорили президента аннулировать приказ о бомбардировках. Затем «танцы» продолжились, и 9 марта президент вновь отдал приказ о нанесении удара, но вскоре вновь отозвал свое распоряжение».

«С марта Никсон и Киссинджер продолжали свой собственный поиск национальной политики в решении вьетнамского вопроса. В том же месяце Никсон впервые заявил о критериях одностороннего вывода американских войск из Вьетнама».

Итак, Никсон о возможности победы даже не заикался. Он заявил об одностороннем выводе американских войск — то есть, о готовности потерпеть поражение.

Если принято решение уходить, то надо уходить. Однако американцы, отказавшись от победы и согласившись на поражение, всё равно из Вьетнама не уходят! Никсон заявил об одностороннем выводе американских войск из Вьетнама в марте 1969 года, а в реальности вывод войск завершился в марте 1973 года.

Таким образом, в течение четырёх лет пребывание американских войск во Вьетнаме вообще не имело никакого смысла. Война продолжалась, шли бои, американцы несли потери, но смысл этого действа был уже совершенно непонятен.

При этом Никсон позаботился о том, чтобы американские войска не победили даже случайно, и всячески ограничивал действия армии, например, как пишет генерал Дэвидсон,

«Генерал Абрамс и Объединенный комитет предлагали нанести бомбовый удар по скоплениям неприятеля, но Никсон не разрешил».

«Ни Никсон, ни Киссинджер не «расширяли войну» и не стремились одержать военную победу«.

В 1972 году Никсон снял ограничения на бомбардировки, однако цель победить в войне по-прежнему не ставилась. Шла совершенно бессмысленная война — США не стремились к победе, но и не выводили войска (хотя заявляли о намерении их вывести), и просто вели боевые действия без вразумительных целей, изобретая лишь удобные отговорки для публики о необходимости «переговорного процесса». Американскому руководству во время Вьетнамской войны был важен процесс, а не результат.

Наконец, в январе 1973 года подписано мирное соглашение с Северным Вьетнамом, но при этом, как пишет Ф. Дэвидсон, «Главной бедой соглашения было — и это понимали как Тхиеу [президент Южного Вьетнама], так Никсон и Киссинджер — то, что северные вьетнамцы не собираются выполнять условий подписанного ими документа. К сожалению, соглашение давало коммунистам возможность сделать то, к чему они так стремились, — завоевать Южный Вьетнам».

Так завершилась самая бессмысленная война в американской истории, начавшаяся (по официальной версии) как попытка помешать коммунистам захватить Южный Вьетнам, и закончившаяся тем, что коммунистам всё-таки разрешили это сделать.

В течение 8 лет два президента от противоборствующих политических партий (Джонсон — демократ, Никсон — республиканец) занимались одним и тем же — не делали ничего, чтобы победить в войне, и тянули время, чтобы продлить войну как можно дольше, но не получить при этом никакого конкретного результата.

Теория «ограниченной войны», разработанная «учеными либералами», требовала «пресечь возможность» одержать победу, и действия армии всячески ограничивались — не выделялись необходимые резервы, создавались различные ограничения и запреты, задача победить в этой войне не ставилась с самого начала, а когда некоторые генералы предложили «Давайте-ка выиграем эту войну», министр обороны и его помощники «пришли в ужас от подобных предложений».

Учёные разрабатывали эту теорию по заказу государства. Что им заказали, то они и разработали.

Штабные генералы при этом были ничуть не лучше гражданских — конкретных планов по достижению победы у них не было, какой результат им нужен и сколько потребуется времени на его достижение, они не знали. Как справедливо пишет Ф. Дэвидсон, «Проблема заключалась не в том, что Соединенные Штаты следовали неправильной стратегии во Вьетнаме, а в том, что у них вообще отсутствовала какая бы то ни было стратегия».

Никсон открыто заявил, что побеждать в войне он не собирается и намерен вывести войска из Вьетнама, но продержал их там четыре года без каких-либо вразумительных целей.

Ф. Дэвидсон приводит в книге слова конгрессмена Ньюта Джингрича, которые лучше всего отражают суть Вьетнамской войны: «Мы сами построили войну так, чтобы проиграть ее, и проиграли ее в соответствии с тем, как простроили«.

Можно, в принципе, сказать — «так они же тупые, чего от них ещё ждать». Однако американцы «тупые» только в рассказах Михаила Задорнова, а в реальной действительности эти «тупые» диктуют свою волю всему миру, и всегда, во всех случаях, кроме Вьетнама, никакая «тупость» не мешала американцам побеждать.

Поэтому более логичным будет следующее предположение: война во Вьетнаме была нужна ради самой войны, был важен не результат, а сам процесс, было необходимоумышленно затягивать войну, чтобы она продолжалась как можно дольше, без конкретных результатов.

Но какой же в этом смысл? Не для того ведь государства воюют, чтобы «в танчики поиграть»! Кроме того, демонстрация собственной слабости и позорнейшее поражение ударили по престижу Соединенных Штатов Америки, уровень уважения к ним упал ниже плинтуса.

Почему же американские руководители, имевшие отношение к планированию войны — президенты, министры обороны и их помощники, генералы — умышленно действовали против интересов своей страны?

Так вот, война была против тех интересов, которые считает интересами страны широкая публика. А государством управляет узкая группа людей, у которой свои собственные интересы, как правило, простым людям не понятные. Чтобы осознать это, необходимо разобраться в системе политической власти в Америке.

В США нет царя, нет «хозяина земли американской», потому что там — демократия. Народ в условиях демократии также не является хозяином своей страны.

Люди голосуют на выборах за определённых людей (президентов, сенаторов, конгрессменов), которые осуществляют власть по праву избрания, и назначают других людей (министров, государственных секретарей и т.д.), осуществляющих власть по праву назначения.

Таким образом, власть в условиях демократии осуществляется не народом, а от имени народа. Власть осуществляют Лучшие Люди Страны — выбираемые или назначаемые чиновники.

Интересы Лучших Людей Страны (чиновников) могут с интересами простых людей совпадать, а могут и не совпадать. Кто-то ночами не спит, о народе думает, а кто-то занимается решением своих личных проблем. Например, пополнением своего кошелька.

На этой почве у некоторых чиновников могут возникать общие интересы с представителями серьёзного бизнеса. Эти общие интересы приводят к возникновению такого явления, как коррупция. Не спешите кричать «В Америке нет коррупции!» — она там, к сожалению, есть, и об этом скажем чуть позже.

Лучшие Люди Страны (чиновники) в интересах народа собирают с народа налоги, а затем в интересах народа распоряжаются собранными с народа деньгами. Чем больше Лучшие Люди Страны заботятся о народе, тем выше в стране налоги, и тем больше денег собирают с народа в интересах народа.

Расходование большей части собранных с народа денег осуществляется через государственные закупки. Например, закупки оружия и боеприпасов.

На этой почве в США сформировалась особая элитная группировка, объединяющая представителей военной промышленности, министерства обороны, и других бюрократических структур, связанных с финансированием и распределением военных заказов.

Президент США Дуайт Эйзенхауэр назвал эту группировку военно-промышленным комплексом.

В своём прощальном обращении к нации от 17 января 1961 года, уходя с поста президента, Дуайт Эйзенхауэр (а он, между прочим, отставной генерал) сказал следующее: «Мы должны защититься от необоснованного влияния на правительственные органы … военно-промышленного комплекса. Потенциал для катастрофического роста его неограниченной власти существует и будет сохраняться. Мы никогда не должны позволять этой группе создавать угрозу нашим свободам или демократическим процессам».

Именно военно-промышленный комплекс сыграл главную роль в организации бизнес-проекта под названием «Война во Вьетнаме».

Для ведения войны требуется очень много денег. Необходимо покупать для армии технику, вооружения, боеприпасы, горюче-смазочные материалы, запчасти, форму, продовольствие, медикаменты, и множество других вещей, без которых армия не сможет воевать.

Во время войны потребности армии по сравнению с мирным временем существенно, многократно возрастают. Сбрасываются бомбы, запускаются ракеты, выпускаются снаряды и пули, рвутся мины, и запас боеприпасов приходится всё время пополнять. Кроме того, военную технику иногда подбивают враги, и требуется закупка новых боевых машин.

Чем дольше длится война, тем больше расход боеприпасов и количество подбитой техники, а значит — тем больше требуется покупать боеприпасов и техники на замену утраченного военного имущества.

Как в США осуществляются военные закупки?

Скандалы происходят постоянно, и даже бегло просмотрев ленту новостей, можно заметить что-нибудь по этой теме. Вот, например, такая новость:

1 августа 2011. Специальный инспектор по иракской реконструкции Стюарт Бовен обнародовал отчет об эффективности использования денежных средств американской армией.

Из отчета следует, что арабские поставщики бессовестно надувают Пентагон и обдирают американских налогоплательщиков, передает MIGnews.com.

Так, дубайская фирма Anham LLC берет с американцев за выключатель стоимостью 7,5 доллара 900 долларов. Подобных контрактов со «странными отклонениями в цене у фирмы с американцами на 300 млн долларов. Только на выключателях Anham LLC заработала 14,4 млн долларов.

Автоматический выключатель сети стоимостью 183 доллара продан Пентагону за 4 тыс. 500 долларов, фрагменты канализационной трубы стоимостью 1,41 доллара – по 80 долларов.

С момента начала иракской войны с Пентагоном было заключено и исполнено коммерческими структурами 34 тыс. 728 контрактов на сумму 35,9 млрд долларов. Бовен утверждает, что минимум 39% всех этих контрактов являются «проблемными».

Видите, как журналисты жалеют несчастную американскую армию и несчастный Пентагон? Арабские поставщики их так безжалостно надувают! Продали Пентагону трубы в 57 раз дороже реальной стоимости, продали автоматические выключатели в 25 раз дороже реальной стоимости и обычные выключатели — в 120 раз дороже реальной стоимости!

А теперь подумаем: неужели чиновники из Пентагона такие тупые, что не могли полистать газетки, да разузнать, а сколько вообще стоит такой товар? Вы можете себе представить, чтобы расчётливые, насквозь прагматичные американцы, которые за скидку в два цента удавятся, так лоханулись, что переплатили в 120 раз?

Дело здесь не в тупости. Есть один универсальный ускоритель бизнес-процессов — называется «откат». Кстати, само слово «откат», получившее в русском языке значение «взятка» только после развала СССР, имеет в этом смысле чисто американское происхождение, и представляет собой буквальный перевод слова «kickback» — это слово употребляется в американском английском в значении «комиссионное вознаграждение при заключении сделки».

Если всё-таки предположить, что в Пентагоне сидят не идиоты, а вполне разумные люди, то, более вероятно, что дело было так: пентагоновские чины договорились с арабскими поставщиками, и разницу между реальной ценой закупаемого товара и той, за которую он куплен, просто поделили между собой. Ведь не за свои же деньги покупаем — за деньги налогоплательщиков. Лучшие Люди Страны умеют распоряжаться деньгами народа в интересах народа.

Кстати, обратите внимание, что храбрый американский инспектор разоблачил только арабских поставщиков, а вот о том, как пентагоновцев «надувают» американские поставщики, он скромно умолчал.

Хотя о «надувательстве» Пентагона американскими поставщиками информация тоже иногда мелькает:

12.12.2003. … как выяснилось, значительная часть казенных денег была потрачена на закупку бензина для армии по сильно завышенным ценам. А самое интересное, что поставщиком топлива выступала небезызвестная компания «Halliburton», которую в свое время возглавлял вице-президент США Дик Чейни…

… несколько дней назад газета «The New York Times» опубликовала документы Корпуса инженеров армии США, из которых явствует, что компания «Halliburton», тесно связанная с вице-президентом США Диком Чейни, получает от Белого дома подозрительно много денег. А еще в октябре два видных конгрессмена от Демократической партии обвинили «Halliburton» в том, что компания «сознательно взвинчивает цены на бензин», чтобы нажиться «за счет американских налогоплательщиков».

После того как войной была разрушена практически вся нефтеперерабатывающая отрасль Ирака, потребность страны, а также американских военных в бензине удовлетворяется за счет импорта топлива из Кувейта. По контракту с правительством США импортом занимаются «Halliburton», государственная иракская нефтяная компания SOMO и Центр энергообеспечения Пентагона. Как утверждает «The New York Times», за импорт бензина из Кувейта в Ирак «Halliburton» получает в два раза больше денег, чем остальные компании. Вот цифры.

За один американский галлон (3,7 литра) бензина SOMO получает 96 центов, а Центр энергообеспечения Пентагона примерно 1,8-1,19 дол., в то время как «Halliburton» за тот же галлон получает от 2,64 до 3,4 дол.

Как видите, американские поставщики «надувают» Пентагон не так нагло, как арабские, и цены на бензин завысили не в 120 раз, а всего-то в 2-3 раза. Хотя, если подумать, сколько миллиардов долларов, собранных с народа в интересах народа, уходят на такие трёхразовые переплаты…

Ну так что, назовут журналисты причину такого «надувательства», или снова прикинутся, что в Пентагоне закупками для нужд армии занимаются идиоты, не знающие реальных цен?

И журналисты всё-таки решились. Вот ещё интересная новость:

10 июня 2008. В ходе иракской компании бесследно исчезли, по крайней мере, 23 млрд. долларов, выделенных Соединенными Штатами Америки. Такие цифры приводит телекомпания Би-би-си, ссылаясь на данные собственного расследования.

Журналисты уверяют, что столь внушительная сумма «затерялась» среди многочисленных заказов, полученных американскими компаниями, близкими администрации президента США. Эти фирмы и предприятия поставляли в Ирак самые разнообразные товары и направляли туда на работу специалистов различных категорий.

В доказательство своих слов представители прессы приводят данные о том, что сегодня в различных судах США слушается более 70 дел о коррупции, возбужденных в связи с нецелевым расходованием средств, выделенных для Ирака. Однако авторы расследования заявляют, что в тяжбы такого рода зачастую вмешиваются представители Министерства юстиции США, оказывая давление на правосудие.

Ну вот, слово «коррупция» наконец-то названо. Однако обратите внимание — «в тяжбы такого рода зачастую вмешиваются представители Министерства юстиции США, оказывая давление на правосудие». Ведь коррупционные процессы вредят имиджу США, и вносят когнитивный диссонанс в умы тех доверчивых граждан, которые уверены, что коррупция есть только в «дикой России».

Тем не менее, коррупционные скандалы иногда возникают даже на самых высоких уровнях.

Первый серьёзный скандал о коррупции при осуществлении военных закупок в США имел место ещё в 1920-е годы. Министру внутренних дел Альберту Фоллу (в США МВД занимается не полицией, а природными ресурсами) в 1921 году было поручено осуществление закупок нефти для нужд американского Военно-морского флота. Закупаемая для флота нефть заливалась в нефтехранилище «Teapot Dome», из-за чего впоследствии это дело получило название «The Teapot Dome Scandal».

В 1922 году несколько сенаторов и конгрессменов начали расследование, и выяснили, что министр Альберт Фолл получал «откаты» с поставщиков нефти для нужд ВМФ.

В 1927 году дело дошло до суда, и в результате продолжавшегося до 1929 года судебного процесса Альберт Фолл был признан виновным в получении взяток и приговорён к одному году лишения свободы, став первым в истории американским министром, севшим в тюрьму.

13 ноября 1951 года, выступая в Бостоне, будущий президент времён Вьетнамской войны, а тогда ещё просто сенатор Ричард Никсон разразился гневной критикой в адрес администрации президента Гарри Трумэна:

Эта Администрация доказала совершенную неспособность очиститься от коррупции, которая полностью ее разъела, и восстановить доверие и веру народа в моральные качества и честность правительственных служащих.

Беда, однако, не только в самом существовании коррупции, а и в том, что ее защищают и с ней мирятся Президент и другие высшие чиновники Администрации. Мы имеем коррупцию, защищаемую теми, кто занимает высокие посты.

Если они не видят коррупцию, или принимают ее существование, как можем мы ожидать, что они сами наведут порядок?

Однако, став президентом, сам Ричард Никсон порядок тоже не навёл, и окружил себя коррупционерами. Взяточником оказался даже человек номер два в американской исполнительной власти — вице-президент США Спиро Агню.

В июне 1973 года в отношении вице-президента США Спиро Агню было начато расследование по факту уклонения от уплаты налогов и получения взяток.

В уклонении от налогов и в большей части случаев получения взяток Спиро Агню так и не признался, но факт получения взятки в 1967 году (когда он занимал должность губернатора штата Мэриленд) Агню всё-таки признал, и 10 октября 1973 года заключил с правосудием сделку о признании вины, по которой он признавал свою вину в одной взятке и возмещал причинённый штату ущерб, и ушёл в отставку.

Но не спешите аплодировать независимому американскому правосудию!

Впоследствии Спиро Агню написал воспоминания, в которых утверждал, что президент Никсон задолго до скандала требовал от него уйти в отставку, и только потом возникло дело о взяточничестве — как способ давления.

Получается, что если бы вице-президент был более покладистым (или догадался, бы, например, «занести» своему старшему партнёру по исполнительной власти его долю), то дело о взяточничестве вообще бы не появилось.

Как видим, взятки в США берут иногда и министры, и вице-президенты, а разоблачение и уголовное преследование коррупционеров является не достижением американского правосудия, а инструментом для устранения конкурентов или неугодных.

Такова реальная, а не глянцевая демократия.

Война в условиях демократии — это специфическая форма ведения бизнеса, в ходе которой деньги, собранные с налогоплательщиков, передаются коррумпированными чиновниками за взятки коммерческим фирмам-поставщикам путём проведения государственных закупок на военные нужды по завышенным ценам.

Чем больше потери собственной армии, тем больше тратится денег на новые закупки, и тем выгоднее бизнес. Чем дольше длится война, тем больше тратится денег на новые закупки, и тем выгоднее бизнес. Если война будет остановлена (не важно, каким способом — победой или капитуляцией), бизнес закончится.

Именно поэтому война во Вьетнаме затягивалась всеми возможными способами, именно поэтому армии не давали победить, и при этом, даже публично заявляя, что победа в войне невозможна, эту войну всё равно не останавливали, и придумывали различные предлоги, чтобы продлить её подольше.

Какова была «цена вопроса» в период Вьетнамской войны?

В докладе «Costs of Major U.S. Wars» («Затраты на основные войны Соединённых Штатов»), представленном Конгрессу США 24 июля 2008 года под номером «Order Code RS22926» Исследовательской службой Конгресса (Congressional Research Service, CRS), указано, что затраты на войну во Вьетнаме по тогдашнему курсу составили 111 миллиардов долларов, что с учётом инфляции в 2008 году равнялось сумме в 686 миллиардов долларов. И это только конкретно на войну во Вьетнаме, без учёта прочих текущих военных расходов.

Эти 686 миллиардов долларов перекочевали из карманов налогоплательщиков на счета различных фирм, кормившихся от военных заказов, и частично — в карманы тех чиновников, которые распределяли военные заказы, и получали за это «откаты» («kickbacks»). И если бы не было длительной, многолетней войны, гигантская прибыль была бы упущена. Если бы война была быстрой и победоносной, необходимости в длительных и многолетних расходах не возникло бы, и заинтересованные лица прибыль не получили бы.

686 миллиардов долларов — разве это не аргумент, чтобы угробить ради таких денег несколько десятков тысяч своих соотечественников? Для людей без моральных принципов, стремящихся получить деньги любыми способами, всякие слёзы, слюни и сопли не имеют никакого значения.

«Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы» (Даннинг Т. Дж. Тред-юнионы и стачки. Лондон, 1860). Эту фразу Карл Маркс процитировал в своём «Капитале». Актуально во все времена.

Однако специфика демократии заключается в том, что иногда происходят выборы. А в США выборы в Конгресс происходят каждые два года. Между тем, избиратели стали понимать, что с Вьетнамской войной что-то не в порядке.

Как пишет генерал Филипп Дэвидсон в книге «Война во Вьетнаме (1946-1975 гг.)»:

«… американский народ решил, что война «топчется на месте», а «топтаться на месте» означает для американцев проигрывать… от поддержки