Государство
15.11.2014
Просмотров: 431

России некуда возвращаться...

Мир переживает такое время, когда любая конкретная информация требует рассмотрения в глобальном контексте. Для последней недели такой информацией стали сообщения о русских войсках в Донбассе, которые одни видят, другие нет. Донбасский парадокс имеет шансы войти в историю как одна из грандиозных информационных трагедий эпохи информационного общества и господства коммуникационных технологий. Такой трагедией уже стал крымский парадокс, когда весь мир не захотел видеть приготовлений к вторжению и само вторжение. И даже отставка главы военной разведки США не заставила никого задуматься над происходящим.

Мало иметь доступ к информации. Мало иметь возможность ее распространять. Надо еще, чтобы ее адекватно воспринимали, чтобы люди хотели знать, что именно происходит в мире. В массовой культуре отказ от восприятия информации — обычное дело, каждый имеет право на свое «я не хочу знать». Каждый рядовой потребитель, но не те, кто принимает решения. За информацию, которую они получают, платят не они сами, а налогоплательщики и те, кто добывает ее порой ценой собственной жизни, здоровья и свободы.

То есть информационное общество разрушается ныне правящей элитой цивилизованных государств по-своему. А русской элитой по-своему. CNN уходит из России, а RT гонят из Британии. Оказалось, что всемирную деревню — глобальное информационное общество, можно прихлопнуть легко и просто. Нового «поверх барьеров» не вышло, границы национальных государств не стираются. Еще одной иллюзией меньше.

Украина оказывается той зоной, адекватная информация о которой не нужна силам, решающим судьбу мира, а значит, и судьбу Украины. При том, что происходящее в Украине важно не только для нее самой. Оно дает представление о том, что может ждать мир в ближайшем будущем.

Сила Путина в том, что он вовремя атакует соседние страны, вмешивается в нациогенез в критический момент. И ни к какой консолидации наций это не ведет. Наоборот. Так было в Грузии. Так получается в Украине, где все громче звучат вопросы о том, что, собственно, происходит, какую такую странную войну вело и ведет украинское государство, если крымские магазины завалены свежими, то есть постоянно обновляемыми, украинскими продуктами. Если совершенно непонятна судьба социальных выплат в оккупированном и отторгнутом Донбассе, как и вообще судьба всей совокупности финансово-хозяйственных связей с этим регионом. Между тем подобная неопределенность и есть главное оружие Кремля, который разоружает атакуемые им народы, насаждая вот такой обыденный, повседневный, деловой коллаборационизм.

Но точно так же строятся и отношения России с Западом. Мол, санкции — это все политики, а широкие массы миллиардеров и тьма-тьмущая бизнесменов помельче имеют шанс стать лучшими друзьями русской власти, от которой зависит судьба их бизнесов в России.

И точно так же разрушается, подвергается эрозии та часть русского общества, которая вроде бы противостоит путинской политике. Хотя на самом деле, все более интегрируется в создаваемую систему, продолжая при этом пророчить ее скорую гибель. Тексты таких пророков почти одинаковы. Они сводятся к тому, что Путин блефует и мошенничает, что могучего потенциала у России нет, а потому ничего у ее хозяина не выйдет. Покойный Дэн Сяопин, большой любитель покера, покачал бы головой, прочитав такое. Ибо он знал, насколько удачен порой бывает блеф. Если человек — обманщик и мошенник, это не значит, что он будет лузером. Путин и Россия — реальная угроза человечеству. Вот о чем не хотят знать и говорить авторы и потребители таких текстов. И угроза именно из-за слабости многих позиций, а не потому что сильнее других.

Даже самые ужасные времена обогащают знания людей о себе самих, о других людях, о мире. У русской интеллигенции всегда в ходу был штамп о двух Россиях. В самом пошлом виде он представлен в стихах Евтушенко о похоронах Ахматовой. В них он продемонстрировал полное незнание и непонимание ее поэзии и жизни, впрочем, неточно. Это было массовое, мейнстримное толкование

Применяется это клише и в связи с другим. Недавно один достойный поэт сказал, что публичное чтение списков репрессированных, в которых большинство составляют так называемые простые люди, возвращает ему другую Россию, убитую Россию.

Красиво, да. Но если параллельно читать более короткий, но чуть более подробный список убивавших и доносивших, то там будут такие же простые люди. Взятые на службу и нет, соседи по коммуналкам, писавшие доносы с намерением расширить жилплощадь. Они жили в таком же коммунальном и барачном аду, как и убитые. Да и рядовые вертухаи после расстрелов возвращались в такой же ад.

А сейчас совсем никак не получаются две России. Сейчас страна едина в конфронтации со всем миром. Пипл хавает все, что ему говорят об Украине, схавает такое же о любой другой стране и любом другом народе. Вот он — русский эль пуэбло унидо, который непобедим, и непоколебим в своих представлениях о себе самом и мире.

Но до сих пор находятся приверженцы концепции двух Россий. Оно и понятно: русская интеллигенция должна себя чувствовать особым народом, призванным вести и просвещать. Эти люди и подобные им весьма часто утверждают, что нынешнее состояние дел — ерунда. Все решается просто. Народ, мол, можно будет перепрограммировать за две недели, заменив нынешние клише на светлые идеалы демократии и толерантности.

Ну и чем они лучше тех, кого сами обвиняют в зомбировании?

Хуже, потому что глупее. Их собственный опыт второй половины восьмидесятых и девяностых годов показал, что светлые идеалы не могут быть привнесены в общество самой мощной и изощренной пропагандой. И ведь это было ясно еще в позапрошлом веке после провала хождения в народ. Зато манипулирование частью народа, прямой обман его (декреты о мире и земле), переворот малыми силами с последующими репрессиями против конкурентов (в первую очередь) и намеренно развязанной гражданской войной — вот это наше все. И это путь к настоящему единству России, основанному на том, что палачи и жертвы постоянно меняются местами. Ничего нового, кстати, со времен Византии и русского самодержавия. И те, кто надеется перепропагандировать народ, стремятся к участию в этой ротации, то есть к воспроизводству все той же системы.

А те, кто собирается просвещать народ, приобщая его к культурке и искусству, избегая разговоров о крымнаше и войнах против Украины и Грузии, игнорируют то, что в России уже сложилась определенная эстетическая система — тоталитарная. И к ней либо приспосабливаться, либо просвещать по-настоящему, ничего не боясь и ничего не замалчивая. Ее не было совсем недавно, но сейчас она царит в массовой культуре, где сериал заменяет новости, а новости преподносятся как сериал.

Знакомство с Шиллером, Гете, Дюрером, великой музыкой совсем не мешало их почитателям создавать третий рейх. Напротив, немецкая культура (за некоторыми вполне понятными исключениями) освящала великие замыслы немецкой нации. Нельзя сводить культурную политику нацизма к кострам из книг, борьбе с дегенеративным искусством и монументальному официозу. Так что, как сказал командир экипажа в прекрасном фильме «Хроника пикирующего бомбардировщика», у них сейчас не Дюрер, у них сейчас фюрер. И без откровенного разговора о фюрере, Судетах и расовой теории любое просвещение — большая помощь вождю нации, единой как никогда.

И не стоит обольщаться по поводу критики в адрес правительства. Предполагаю, что в ближайшее время возможны отставки, громкие обвинения и прочие карательно-пропагандистские акции вплоть до отставки правительства. Причем Путин, как Ельцин при Гайдаре, может сам его возглавить. Идущая в СМИ и соцсетях кампания с участием экономистов, финаналитиков и даже шоумена Задорнова, который уже озвучил требование отставки правительства, является основанием для такой гипотезы.

Основное содержание кампании — обвинить наемных менеджеров-министров в том, что все происходящее — следствие их дурной работы, а не часть стратегического плана их нанимателей, сознательно создающих автаркическую и мобилизационную модель экономики, приспособленную к нуждам тоталитарной власти. А о санкциях — либо ничего, либо пренебрежительно. Мол, ерунда все это. Агрессия против Украины и конфронтация со всем миром никак, ну, совсем никак с экономикой не связаны.

Цель кампании и вероятных репрессий — вовсе не «выпустить пар». Никакого пара нет, а был бы — это не волновало бы высшие сферы. Цель более серьезная — приспособить экономику к нуждам этих сфер в изменившихся условиях. Точнее в ими самими изменяемых условиях.

Лет двадцать повторяю одно и то же: России некуда возвращаться. Германии было куда. Польше было. Украине было и есть. Грузии тоже. России некуда. Только вперед — в новый тоталитаризм, к новым войнам и потрясениям. И это — воля русского народа, его исторический выбор.

Источник: day.kiev.ua

Автор: Дмитрий ШУШАРИН

Новости портала «Весь Харьков»