Государство
19.05.2015
Просмотров: 433

Россия — враг соседям. История с географией

«Осиротевшая» Москва не сможет не считаться с реалиями и, в конце концов, научится жить отдельно от «матери городов русских».

У Российской Федерации как страны с наибольшей протяженностью внешних границ, рекордное количество соседних государств, нынешний состав которых определился после распада СССР. Тем временем российская агрессия против Украины, а до этого вооруженное вторжение на территорию Грузии, привлекли внимание к проблеме соседства с РФ. Прежде всего, бывших союзных республик, граничащих со страной, которая потеряла доверие, нарушив международные обязательства, и не скрывает ревизионистских намерений.

Украина является одним из 14 сухопутных соседей России, а Японию и США отделяют от нее морские проливы. На японско-российской границе расстояние составляет 3,7 км, а на американо-российской — 4,2 км, что меньше минимальной ширины Керченского пролива (4,5 км).

Среди соседей РФ пять членов НАТО и пять — ЕС, каждый из которых, за исключением Норвегии, присоединился к этим международным объединениям после того, как в прошлом веке неоднократно становился объектом российской (советской) агрессии, терял независимость или значительную часть своих земель.

Продолжаются территориальные противоречия между Россией и ее балтийскими соседями (Эстонией и Латвией), а также Россией и Японией. Военно-политическое давление с Севера привело к потере многих исторических земель Китаем и Монголией. Соседство с РФ привело к созданию Союзного государства с Беларусью, а присутствие российских военных в Приднестровье дало возможность оторвать его от Молдовы и фактически препятствует реинтеграции страны.

В Баку не может не вызывать беспокойство поддержка Россией Армении, национальных меньшинств (лезгинов и талышей), размещение на границе военизированных частей накануне президентских выборов в Азербайджане 2013 года. «Нейтральная» позиция Казахстана в отношении аннексии Крыма стала наглядным примером зависимости Астаны от Москвы, в частности вследствие наличия в стране большого сообщества русского и русскоязычного населения.

Неслучайно из 16 соседей России только два голосовали против известной резолюции ООН по аннексии Крыма (Беларусь и КНДР), и еще трое воздержались (КНР, Казахстан, Монголия).

Соседство с Россией во многих случаях — вследствие целенаправленных действий Кремля — вызывает обострение межэтнических и межконфессиональных отношений при участии представителей русского и других национальных меньшинств, искусственное раздувание «языкового вопроса», информационную агрессию, нагнетание напряженности в вопросе делимитации и демаркации границ. Как показывает недавний опыт, автономный статус территорий (Крыма, Абхазии, Южной Осетии) соседних государств РФ использует для их дестабилизации и аннексии.

Естественное стремление соседей России развивать экономическое, межрегиональное и пограничное сотрудничество с этой страной наталкивается на действия Москвы по размыванию границ, на открытое и скрытое вмешательство во внутренние дела сопредельных государств, использование с этой целью финансово-экономических, энергетических рычагов и пророссийских «региональных элит».

Отклонив предложение Брюсселя об участии в Европейской политике соседства и Восточном партнерстве, Россия со временем нарушила суверенитет и территориальную целостность партнеров ЕС, превратив свои границы с ними и странами — членами Евросоюза в новую линию разделения в Европе. Соседство с Московией—Россией—СССР—РФ было и остается проблемой суверенитета для многих государств.

Причем некоторых из них принудительно превращались в провинции или колонии; они обретали, теряли и снова восстанавливали независимость, а некоторые до сих пор остаются под властью России. Например, бывшие Казанское, Крымское, Астраханское и Калмыцкое ханства, а также Тува, под давлением Москвы потерявшие государственность. Исторический опыт показывает, что соседи России исчезали с политической карты, если оказывались на ее пути «к теплым морям» или там, где ей хотелось «прорубить окно в Европу».

Южные территориальные амбиции российских правителей простирались даже до теплых океанов. Об этом свидетельствуют нереализованные намерения Павла І вместе с Наполеоном Бонапартом завоевать Британскую Индию, многочисленные российско-турецкие, российско-иранские войны, а также вторжение СССР в Афганистан.

Не будем забывать, что накануне Первой мировой войны аппетиты имперской России достигали Черноморских проливов и Балкан и разжигались «трендовыми» для современной Москвы идеями панславизма и консервативного православия.

Нынешние кремлевские идеологи, которые, в отличие от советских, уже не могут опираться на глобальность «пролетарского интернационализма», словно не замечают, что за пределами России, в частности в странах — членах Евросоюза и НАТО, оказалось значительно больше славян и православных, чем в самой РФ. Классическим примером этого является бывшая «16-я республика СССР» — Болгария. Даже президент Беларуси Лукашенко неожиданно заявил, что не исключает вооруженного сопротивления его страны в случае агрессии со стороны России.

«Потерянный мир» СССР настолько тревожит воображение «кремлевских мечтателей», что в захваченном ими Крыму, надеясь на дальнейшую экспансию, они уже успели установить ностальгический памятник Ялте-45 с фигурой ее «архитектора» Сталина. После непродолжительной в исторической перспективе паузы эпохи Горбачева—Ельцина соседство с Россией снова превратилось в глобальную проблему. Прежде всего, в измерении безопасности. Политика Москвы в отношении соседей является общим вызовом для многих, в том числе и влиятельных стран, и нуждается не в «санитарном кордоне», а во взаимодействии и сотрудничестве на российском направлении.

Соседство с Россией — это не только общие проблемы, но и специфический опыт их решения. А ядерный и энергетический потенциал РФ, наряду с постоянным наращиванием ею военных приготовлений, в частности инвестиций в развитие ВПК, требуют объединения усилий стран, чувствующих не только связанные с этим угрозы национальной и международной безопасности, но и потребность совместно строить отношения с Россией и использовать потенциал добрососедства с этой страной.

Украина и другие соседи России не выигрывают от ее самоизоляции, которую она фактически осуществляет концепцией своей особой евразийской идентичности, а также действиями в отношении соседних государств.

Дорога для Украины: путем «финляндизации»?

В экспертной среде распространяется идея «финляндизации» Украины, поддерживаемая некоторыми ее друзьями и последовательными сторонниками ее европейского выбора.

В определенной степени их позицию можно объяснить стремлением вдохновить Украину примером финского успеха в преобразовании даже бедной ресурсами царской окраины в высокоразвитую страну ЕС, которая граничит с Россией, не вызывая у нее откровенных экспансионистских намерений. Однако, говоря о таком подходе, не будем забывать о советско-финской войне и цене, которую заплатила эта страна за сохранение суверенитета.

В то же время, анализируя отношение России к независимости Финляндии и попытки Москвы восстановить контроль над этой и другими утраченными после Первой мировой войны территориями, нужно помнить, с какой особой коварностью, последовательностью и жестокостью большевистское руководство в 1917–1921 гг. добивалось уничтожения государственной независимости именно Украины. А впоследствии — разрушения социальной, культурной и этнической базы ее потенциального возрождения.

В этом контексте показательной представляется политическая и личная судьба двух европейских государственников — бывших кавалергардов, однополчан и друзей: Карла Маннергейма и гетмана Украины Павла Скоропадского. Один, отстаивая независимость Финляндии, дважды спас свое государство от советской агрессии, а второй, переориентировавшись на федерацию с Россией, потерял поддержку и умер в эмиграции.

Между историческими судьбами Финляндии и Украины, несмотря на некоторые различия, прослеживаются параллели. По итогам советско-финской войны 1939–1940 гг. Финляндия потеряла 11% территории, а в 2014 г. Россия аннексировала и фактически оккупировала 7,8% украинских земель.

Ни внеблоковость Украины, ни нейтралитет Финляндии не остановили агрессию. Накануне вторжения в обоих случаях Кремль претендовал на фактически бессрочное военно-морское присутствие за пределами общей границы, а в качестве рычага давления была задействована экономическая и энергетическая зависимость Украины и ультиматум Финляндии об обмене территориями. Вместе с тем Москва «по-братски» не объявляла о денонсации Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Украиной, как это она сделала в случае с договором о ненападении с Финляндией.

При всем уважении к значению Финляндии для России, с которой у нее сейчас 1340 км общей границы (с Украиной — 1974 км), вряд ли нужно объяснять, почему в фокусе российской экспансии находилась и продолжает находиться не Финляндия, а именно Украина. Достаточно напомнить, что в Москве на высшем уровне постоянно заявляют, что русские и украинцы — один народ.

Итак, если возьмемся оценивать индивидуальный уровень российской угрозы для каждой из стран-соседей, увидим, что в случае с Украиной речь идет не о длине межгосударственной границы, разделяющей «единый славянский и православный народ», а о хроническом непринятии Россией независимости Украины, ненужности границы как таковой.

Вместе с тем проблематичность оправдания откровенной агрессии против «единого народа» перед собственными гражданами заставляет руководство России навешивать на оказывающих сопротивление украинцев ярлыки предателей — от «мазепинцев» и «петлюровцев» до «бандеровцев» и «фашистов», а также реанимировать советские клише о вмешательстве США и поощрять антиамериканизм.

Следует также помнить, что в отличие от практически меридиональной финско-российской границы, которая проходит в основном по труднодоступной местности, украинско-российская — пролегает по густонаселенным территориям и подковой охватывает земли Украины. Завершают картину оккупированный российскими военными Крым и их присутствие в Приднестровье.

Анализ опыта Украинской революции 1917–1921 гг. и отношение к ней как «красной», так и «белой» России свидетельствуют, с одной стороны, о постоянном стремлении Москвы любой ценой сохранить Украину под собственным контролем, а с другой — о проблематичности для молодой украинской демократии без внешней поддержки противостоять натиску российского тоталитаризма.

Причем разнообразные средства агрессии, в современных условиях получившие название «гибридной войны», в основном уже применялись против Украины в виде большевистского подполья, отрядов «красного казачества», социальной демагогии и пропаганды. В отличие от Украины, которая, получив независимость, после завершения Первой мировой в конце концов оказалась один на один с большевистской и белогвардейской Россией, Финляндия действовала против того же противника при поддержке соседней Швеции, а также стран Европы и США.

В результате международная солидарность с Хельсинки привела к исключению советского агрессора из Лиги Наций и поставкам вооруженным силам Финляндии самолетов, танков, артиллерии, других видов «летального» вооружения и боеприпасов. Начав военную агрессию против Украины, почти через 100 лет после наступления красных на Киев в январе 1918 г., российское руководство недооценило изменения, произошедшие как в Украине, так и в Европе и мире.

В недрах полностью подчиненного Москве квазигосударства под названием УССР в условиях подавления крестьянства и интеллигенции, голодоморов, репрессий и культурного апартеида продолжалось формирование политической украинской нации.

К этому добавился многолетний опыт вооруженной борьбы за независимость на западноукраинских землях, а затем и исключительно длительный для отечественной истории период государственной независимости. Его хватило, чтобы в Украине произошла смена поколений. Миллионы нынешних граждан никогда не были членами КПСС и ВЛКСМ и не служили в Советской армии или КГБ, а новообразованная «элита» вышла преимущественно из бизнеса и не имеет советского управленческого опыта.

В конце концов, итоги первого и второго Майдана показали, что у жителей Украины, которые не всегда принадлежат к коренному этносу и нередко общаются на русском, появилось реальное, а не присущее штампам советской пропаганды «чувство единой семьи».

Хотя политики и эксперты злонамеренно, а иногда и искренне говорят о разделенности Украины, ожидаемого Москвой раскола нашего государства в условиях агрессии России не произошло. Тяжелые испытания консолидируют украинцев, а это доказывает, что их Родина не разделенная, а разнообразная, подобно другим великим европейским державам.

Продолжая исторические аналогии, подчеркнем, что по сравнению с началом 1920-х гг. кардинально изменился геополитический ландшафт вокруг Украины. Вместо опустошенной Первой мировой Европы и возникших после распада Австро-Венгрии стран, претендовавших на украинские земли, возник Евросоюз, который активно поддерживает демократический выбор Украины и ее территориальную целостность. С другой стороны, разрушенная распадом СССР и «деевропеизированная» обособлением от нее Украины и других европейских союзных республик Россия не утратила имперских иллюзий и претендует, по меньшей мере, на доминирование на континенте.

Москва пытается, но по ряду причин не способна воспрепятствовать преобразованию ЕС в глобального игрока, происходящему при активной роли Берлина и немецко-французского ядра в целом, а также некоторых новых его членов.

При всей брутальности российской агрессии против Украины и Грузии, события 2008 и 2014 гг. показали, что Россия уже не может действовать так, как значительно более мощный, чем она, СССР в 1956 г. в Венгрии и в 1968-м в Чехословакии. Наряду с другими факторами предшественник РФ имел поддержку союзников по Варшавскому договору и Совету экономической взаимопомощи.

Однако, не получив должной международной «прививки» от экспансионизма по итогам военной авантюры в Грузии, постсоветская Россия прибегла к попытке силового усмирения Украины. В результате она «прижала» ее к Западу и, неожиданно для себя, столкнулась с масштабным сознательным вооруженным сопротивлением Украины и вместе с тем — с беспрецедентной поддержкой своей жертвы международным сообществом (резолюция Генеральной ассамблеи ООН о территориальной целостности Украины от 27.03.2014 г.), США и Евросоюзом. Именно аннексия Крыма придала этой поддержке глобальное измерение и постоянный и консолидированный характер.

Кремлевские стратеги просчитались с ответом Вашингтона, а также ЕС образца 2014 г. на агрессию против его непосредственного соседа и партнера. Брюссель прибегнул к системным санкциям и усиливает поддержку Украины в экономической плоскости.

Союзники Украины несравненно мощнее РФ и способны влиять на нее и без применения собственной военной силы. К тому же глобализация сделала современную Россию более уязвимой (чем более масштабный и «автаркичный» СССР) к внешней среде.

В условиях давления со стороны Запада адепты «русского мира» ищут ему альтернативу, пытаясь заигрывать с Китаем, но забывая, чем в 1945 г. закончились попытки немецких изобретателей концепции «разделенного народа» сыграть на геополитическом соперничестве между Западом и Востоком.

Добрососедство с Россией возможно при условии...

Опыт использования бывшим СССР контроля над Украиной показывает, что в начале Второй мировой войны это позволило совершить с ее территории агрессию против Польши и Румынии, а после 1945 г. «неофитами» соседства с Россией-СССР стали Венгрия и Чехословакия, что со временем аукнулось для этих стран памятными событиями 1956 и 1968 гг. и размещением советских войск.

Захватив Украину, Российская империя использовала ее территорию и ресурсы для экспансии на Юг и Запад, уничтожения государственности Польши и Крыма, конфронтации с Турцией, Германией и Австро-Венгрией. Хотя В.Путин и заявил, что СССР победил бы во Второй мировой войне и без Украины, история этой победы, а также предшествующей ей российской экспансии в Европе, на Кавказе, в Сибири, Центральной Азии и на Дальнем Востоке содержит множество доказательств использования Москвой богатых и разнообразных ресурсов, а главное — человеческого и интеллектуального потенциала Украины.

В странах Южной Европы нечасто вспоминают, что до распада СССР Кремль рассматривал территорию Украины как крупный антизападный плацдарм, где дислоцировалась миллионная военная группировка, нацеленная на Южный фланг НАТО в Средиземноморье. Веками Россия использовала контроль над Украиной для продвижения практически по всем направлениям своей экспансии.

Учитывая ключевую роль Украины в реваншистских замыслах руководства РФ, может сложиться впечатление о бесперспективности надежд построить добрососедские отношения между государствами. Но у этой медали есть и обратная сторона.

Выверенный историей ответ на вызовы европейской безопасности со стороны Кремля заключается в том, чтобы окончательно и бесповоротно вывести Украину из зоны влияния РФ, навсегда лишив Москву воображаемого «ярлыка» на контроль над Украиной. А для этого необходимо комплексное финансово-экономическое и военно-политическое оформление принадлежности Украины к Западному сообществу — членство в ЕС и НАТО.

Украина должна как можно скорее получить перспективу его обретения и в будущем стать шестой страной — членом НАТО, а также шестым членом Евросоюза, который непосредственно граничит с Россией. Ведь иначе продолжится чрезвычайно опасная для мира и стабильности борьба РФ за Украину и доминирование в Европе.

Для прогнозирования вероятного евроатлантического сценария для Украины обратимся к опыту Польши 1999-го и стран Балтии 2004 г., членство которых в НАТО категорически не воспринимала экс-метрополия. Показательно, что в результате Москва неожиданно быстро с этим смирилась. Причем если в марте 1999 г. президентом РФ еще был ослабевший от болезней Ельцин, то 2004-й стал завершающим годом первого президентского срока Путина.

В связи с предостережениями по поводу шагов, на которые способен Кремль в случае приближения НАТО к границам России, напомним, что СССР имела общую границу с двумя членами альянса — Норвегией и Турцией. По оценке экс-президента Турции Демиреля, вступление его страны в НАТО в 1952 г. стало реакцией Анкары на территориальные претензии со стороны Москвы и требование обустроить советскую военно-морскую базу в Черноморских проливах. В Североатлантическом альянсе взвешенно отнеслись к вероятному ответу Сталина и не просчитались. Турцию приняли в НАТО, а территориальные претензии к ней больше не выдвигались.

В случае с Украиной ее внеблоковость и нейтралитет не только не защищают от агрессивного соседа, но и провоцируют его. Не получив в 2008 г. в Бухаресте План действий по членству в НАТО, Украина подверглась агрессии со стороны РФ. В конце концов, даже в Финляндии не тешат себя иллюзиями, что Россия будет уважать ее военный нейтралитет настолько, что не ступит на ее территорию, о чем в конце марта 2015 г. заявил министр обороны этой страны Карл Хаглунд.

«Драматизация» вероятных последствий вступления в альянс Украины фактически отвечает стратегии российского руководства. Подобно Финляндии, Украина уже заплатила высокую цену за суверенитет и имеет широкую международную поддержку.

Вместе с тем реалии свидетельствуют, что оставаться независимым и демократическим государством Украина сможет не по финскому, а по польско-балтийскому сценарию, с использованием гарантий ст. 5 Североатлантического договора. В таком случае Россия получит однозначное предостережение от США, Великобритании и Франции о необходимости соблюдать совместно данные ими Украине за отказ от ядерного оружия гарантии безопасности.

Богатая ресурсами и потенциально экономически мощная, а, значит, способная содержать, вооружать и обучать современную армию, Украина может стать реальным препятствием российской экспансии и надежным союзником в составе ЕС и НАТО. В случае если для реализации натовского сценария для Украины у членов альянса пока не хватит единства, над чем постоянно и настойчиво работают кремлевские стратеги, сначала может быть использован статус Украины как главного союзника вне НАТО (MNNA). Подобно статусу, который имеют Япония, Израиль, Республика Корея, Австралия и ряд других стран.

Заключение военного союза между США и Украиной позволит не только предоставить ей доступ к данным со спутников, высокоточное оружие, современные средства связи и инструкторов. У ВПК Украины будет возможность участвовать в совместно финансируемых исследованиях, получая кредиты для участия в украино-американских разработках, а также в выполнении контрактов по созданию, ремонту и обслуживанию американской военной техники. Хотя статус военного союзника США не предусматривает прямого обязательства Вашингтона оказывать военную поддержку, он существенно усилит состоятельность украинской армии и ВПК как предохранителя против агрессии РФ.

Предпосылкой для ослабления экономического давления России на Украину стало наше вступление в ВТО, но это не было использовано нами в полной мере вследствие хронического торможения экономических реформ. Уменьшение зависимости от России фактически не было среди приоритетных задач украинского руководства, что наряду с другими факторами привело к отказу от подписания Соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом осенью 2013 г.

Об оценке Кремлем этого соглашения как дорожной карты выхода Украины из зоны влияния России наглядно свидетельствуют сначала настоящая истерика РФ вокруг нее, многомиллиардные кредиты в обмен на послушание, а затем — прямая агрессия после победы Евромайдана.

Ни Украина, ни любая другая соседняя с Россией страна, за исключением США и Китая, не способны в одиночку противостоять давлению со стороны РФ, руководство которой пытается за счет суверенитета соседей снова получить статус мировой державы.

Решение проблемы заключается в «избавлении Кремля от соблазна Украиной» с дальнейшим осознанием руководством РФ невозможности восстановить контроль над бывшей провинцией. Есть основания надеяться, что «осиротевшая» Москва не сможет не считаться с реалиями и, в конце концов, научится жить отдельно от «матери городов русских».

Историческая судьба Украины сложилась так, что, реализовав свой европейский и евроатлантический выбор, она может одновременно помочь российскому обществу избавить их и соседние страны от бремени имперского синдрома России и СССР. По известному выражению Гегеля, «крот истории роет медленно, но роет хорошо».

Евгений Бершеда, опубликовано в издании Zn.ua

Источник: argumentua.com

Новости портала «Весь Харьков»