Государство
17.05.2015
Просмотров: 363

Специфика кремлевской пропаганды, или Почему «пипл хавает»

«Я больше боюсь трех газет, чем ста тысяч штыков», – эта фраза принадлежит Наполеону Бонапарту. Еще тогда он понимал, что информация на войне – это тоже оружие. И кто знал, что через двести лет успехи войны будут определяться именно информационными победами…

Аннексированный в прошлом году Крым вполне можно считать результатами медийных операций российских пропагандистов. Поэтому принято считать, что в информационной войне журналисты играют первостепенную роль.

Российская военная журналистика, сопровождавшая две чеченские кампании, конфликты в Грузии, а сегодня – и войну на Донбассе, построена по устоявшемуся советскому принципу – доведения до масс «правильных» решений политического руководства страны и одновременно разоблачения «неправильных» взглядов зарубежных идеологических противников.

Такая установка нацелена на формирование у читателей, мнения о том, каким образом необходимо воспринимать сообщаемое, и какие выводы делать из предоставляемой информации.

На одной из первых своих пресс-конференций в июле 2001 г. президент В.Путин признал, что на российское население легко влиять, используя средства массовой информации, потому что у него (населения) мало ориентиров. Через несколько лет мэтр кремлевской пропаганды Д.Киселев создаст собственную аксиому российских информационщиков – «пипл схáвает» все, что ему дадут.

Сами же российские журналисты не скрывают, что их деятельность просеивается через сито «необходимой редакционной политики». Она заключается в отборе нужной информации заданного качества и формировании определенного смыслового ряда для читательской аудитории. От военкора редакция ожидает «военный материал», причем объективность в нем может не быть приоритетом. В этом случае, их редакционную политику можно охарактеризовать одним словом – пропаганда.

Сегодняшняя военная журналистика России находится в потоке российских информационных кампаний. При этом, одной из ее задач в ходе военных противостояний остается все та же пропаганда российских идеалов.

По мнению самих российских военкоров, особенностью их работы на территориях боевых действий, в которых официально или неофициально принимает участие Российская Федерация, было практически полное отсутствие объективности. Проще говоря, происходило навязывание представлений о том, чья сторона в конфликте является противником. Подобная ситуация сопровождала все без исключения войны, которые искусственно создавала Россия, и участвовала в них.

К примеру, в конфликтах 2014 г. в Крыму и на востоке Украины, так же как и в южно-осетинском и абхазским конфликтах (2008 г.), прослеживались симпатии только к одной из сторон противостояния – российской.

По сути, работа российских репортеров на Донбассе напоминает кальку освещения грузинских событий 2008 г. И в том, и в другом случаях с самого начала этой войны главной задачей кремлевских СМИ было затушевать факт российской агрессии, переложить ответственность за развязывание войны на другую сторону.

Так что о непредвзятости российской военной журналистики говорить не приходится.

В марте 2015 г. министр обороны России С.Шойгу наградил 14 лучших военных журналистов, которые освещали войну в Украине. При этом он не скрывал, что «камера, фотография, интернет и вообще информация стали еще одним видом современного оружия». Примечательно, что год назад президент РФ В.Путин награждал 300 российских журналистов за их пропагандистскую деятельность при аннексии Крыма.

Главным информационным средством военкоров РФ является телерадиокомпания вооруженных сил «Звезда». Она позиционируется как центр военных новостей России, объединяя вокруг себя военные газеты и журналы. Это позволяет проводить информационные кампании в конфликтных регионах, а также формировать единую информационную политику в армии и на флоте.

Параллельно с военными СМИ, в процессе информирования активно участвуют интернет-блоги, информационные порталы, новостные ленты социальных сетей и другие источники интернет-коммуникаций. Многие из этих средств информирования являются партнерами ТРК «Звезда», т.е., находятся в общем информационном поле.

Среди них портал «Новости Антимайдана», ИА «Новороссия», «Донецкое агентство новостей», сайт «Русская весна» и другие.

При этом была замечена особенность: появление первичной информации на сайте предваряло создание информационного резонанса в государственных СМИ.

Это означает, что информация самого нелепого содержания могла появиться на любом из периферийных интернет-источников, а потом с небольшой ретушью продублироваться в официальных и военных СМИ России.

Подобный метод выгодно использовать для продвижения заказных материалов в целях создания негативного имиджа другой стороны военного конфликта. По этой причине в сообщениях практикуется ссылка на тот самый периферийный источник, у которого нет никаких обязательств по объективному информированию.

Вот наиболее резонансные заметки:

· 30.09.2014 г. сайт телерадиокомпании «Звезда», телеканал «Россия 24», сайты Русский день, dnr-news и другие стали распространять информацию об «украинских охотниках за человеческими органами». В различных инсинуациях формировалось мнение о «черных трансплантологах» в украинской военной форме. Около десятка публикаций и телесюжетов, а также документальный фильм-расследование (реж. А.Павловский), пытались навязать негативную картину о действиях украинских силовиков в зоне АТО.

· 23.01.2015 г. сайт телерадиокомпании «Звезда» опубликовал материал «Киев направил в зону АТО мобильные крематории», в котором имеется ссылка на пресс-службу лидера «ДНР» А. Захарченко. Сам Захарченко, как выяснилось, якобы получил информацию от своих разведчиков. Информация тут же была подхвачена десятком электронных СМИ – ria.ru, km.ru, vz.ru, dni.ru и другими;

· 2014 г. – 2015 г. – было выявлено порядка тридцати публикаций на сайте телерадиокомпании «Звезда» о якобы применении украинскими военными фосфорных боеприпасов. Свидетелями этому якобы были военные журналисты на Донбассе и местные жители.

· 2014 г. – 2015 г. – опубликовано около пятидесяти материалов на сайте телерадиокомпании «Звезда» о гибели детей Донбасса при обстрелах или подрывах по вине якобы украинских силовиков. В этих случаях официальный военный источник приводил свидетельства журналистов, боевиков, местных жителей, представителей власти, прохожих и тому подобное. В путанных и смонтированных сюжетах прослеживалась линия обвинения украинской стороны в гибели детей в регионах оккупированного Донбасса.

Если продолжать перечисление информационных поводов российских военных репортеров, то необходимо также вспомнить их сопровождение ряда информационных операций, проводимых российской стороной: «гуманитарная катастрофа», «русский Крым», «сбитый Boeing 777», «отрицание участия России в конфликте», «формирование мнения в «Новороссии», «всероссийская поддержка «Новороссии», «экоцид Крыма» и другие. Они отслеживались Центром военно-политических исследований. Целью поддержки таких информационных операций было создание необходимых условий для реализации стратегических целей, то есть - формирование информационного фона и общественного мнения.

Сами же российские военные журналисты неоднократно отмечали, что основной их задачей по освещению войны на Донбассе является создание негативного образа украинской стороны во всех возможных случаях и демонстрация положительных качеств самопровозглашенных регионов и их лидеров.

По мнению российских медиа-экспертов, работа журналистов в военных конфликтах нередко превращалась в манипуляции с достоверностью информации.

Практически все российские репортеры используют фальсификации во время войны, применяя как постановочные съемки, так и выдавая кадры с одной войны за случившееся на другой. Это позволяет редакции более оперативно подавать «нужный» материал в эфир, пренебрегая объективностью, но достигая своих целей по манипуляции сознанием своей аудитории.

В этом случае наблюдалась еще одна закономерность – использование авторитетных российских СМИ для целей распространения и доведения до общественности необходимой информации.

Так, новостные сюжеты о войне на Донбассе в плоскости позиции российского руководства подавали государственные СМИ РФ – Россия 1, Россия 24, РТР-Планета, EuroNews, Радио России, Маяк и другие. На зарубежную аудиторию военная информация уходила через МИА «Россия Сегодня» и сеть круглосуточных телеканалов RT (Russia Today). К этому перечню можно добавить десятки электронных СМИ, дублирующих позицию Кремля. Все это позволяло поддерживать информационный фон в необходимом ключе российской пропаганды.

***

Таким образом, российские военные журналисты, работающие на оккупированных территориях Донбасса, используют такие же методы своей работы, которые применяли в Грузии в 2008 г.

В своих материалах они подают непроверенную или сфальсифицированную информацию, ссылаясь на «прикормленные» источники. Для создания видимости подтверждения достоверности такой информации используются новостные порталы и информационные агентства оккупированных регионов – фактически, подконтрольные Кремлю.

Главными темами российских военных журналистов в период освещения ими военного конфликта на Донбассе были:

· формирование отрицательного образа украинского государства и его руководителей;

· демонстрация античеловеческих отношений украинских добровольцев и военных к мирному населению, особенно к детям, женщинам и пожилым людям;

· формирование мнения у населения оккупированных регионов об отрицании украинской государственности;

· создание образа справедливого и сильного российского государства.

Вячеслав ГУСАРОВ, эксперт ЦВПИ по вопросам информационной безопасности, группа "ИС"

Источник: sprotyv.info

Новости портала «Весь Харьков»