Государство
25.11.2014
Просмотров: 724

Террор. Обратный эффект

В таком расколотом обществе, как сегодня в Украине, неизбежны проявления радикализма, и о них то и дело сообщают СМИ: взрывы, обстрелы, диверсии, задержания граждан с оружием и боеприпасами… Вполне возможно, Украина вскоре столкнется, если уже не столкнулась, с еще одной проблемой. Ее имя – Террор.

Дестабилизировать ситуацию в обществе путем организации террористических актов – кому-то такой способ политической борьбы кажется приемлемым. Мы не будем останавливаться на морально-этическом аспекте подобных "мероприятий": об этом и так написано достаточно. Сосредоточимся на функциональной стороне проблемы. Даже поверхностное изучение истории мирового терроризма открывает удивительный факт: никогда, подчеркнем – никогда, террор не приводил к желаемому террористами результату и не достигал поставленных целей. Более того, кровавые эпизоды "политической борьбы" часто давали обратный эффект: цели, декларируемые террористами, отторгались обществом, ради блага которого и затевались кровавые акции.

********************

Поджарый сорокалетний мужчина с учительской бородкой прислушивался к шуму наверху. Уловить звуки шагов по дорогому паркету, а уж тем более - шорох дамских платьев и почти неслышное движение слуг, мешала февральская вьюга, завывающая в маленьких окнах подвала. Гораздо отчетливее, чем хруст снега, под ногами караула слышалось капание воды и шорох мышей. Мужчине крайне важно было знать, что происходит наверху, однако волочь за собой запальный шнур, ведущий к тридцати килограммам динамита, естественно, не представлялось возможным. Оставалось надеяться на то, что все рассчитано правильно: император встретит брата императрицы и изволит откушать в столовой Зимнего дворца, которую от подвала отделяло лишь караульное помещение. Тридцати килограммов взрывчатки должно было хватить, чтобы, по мнению мужчины с бородкой, "пал царь, пал царизм и наступила новая эра - эра свободы". Мужчину звали Степан Халтурин. Он был членом "Народной воли" - организации, поставившей своей целью изменить ход истории с помощью террора.

Взрыв прозвучал 5 февраля 1880 года. Ни император, ни члены императорской семьи не пострадали: гость, принц Гессенский, опоздал, и потому теракт застал императора далеко от столовой. Зато погибло 11 караульных, еще 56 человек были ранены. Интересная деталь: раненые караульные отказывались покинуть свой пост до тех пор, пока их, согласно уставу, не сменил разводящий ефрейтор. Караул тогда несли нижние чины лейб-гвардии Финляндского полка, герои недавно закончившейся русско-турецкой войны, которым служба в императорском дворце была пожалована как награда.

Халтурин избежал наказания за взрыв в Зимнем, но спустя два года, после убийства одесского прокурора, он был задержан, причем задержан обычными людьми, оказавшимися во время теракта рядом. Неизвестно, думал ли Халтурин, когда палач надевал веревку ему на шею, что есть некая злая ирония в том, что полиции его сдали представители народа - того самого народа, за который он был готов убивать не задумываясь. Зато доподлинно известно, что "Народная воля" после удавшегося таки покушения на императора утратила даже минимальную общественную поддержку и тихо сошла на нет, оставшись в истории как первая русская организация, использующая террор в качестве способа решения политических задач. Никаких из поставленных целей народовольцы не достигли - ни народовластия, ни гражданских свобод, ни избавления из царизма, вызвав своими действиями лишь усиление репрессивного аппарата.

Еще одна любопытная деталь: спустя несколько лет один юноша с горящими глазами сознательно отказался от террора как метода политической борьбы, произнеся ставшую крылатой фразу "Мы пойдем другим путем", и достиг в деле революционных преобразований успехов куда больших, чем народовольцы. Правда, при этом террор индивидуальный сменился террором государственным, но это уже совсем другая история.

********************

Ему было всего 20 лет, и он умирал. У него страшно жгло грудь, и кашель, казалось, выбивает из него остатки жизни вместе со сгустками крови, падавшими на прогнившие нары. Тюремщики, опасаясь заразиться туберкулезом, бросали ему то, что называлось едой, однако есть заключенный уже не мог. К происходящему он относился с полным спокойствием, полагая, что от судьбы не уйдешь. Будь ему на момент вынесения приговора 20 лет, как сейчас, его бы повесили, но благодаря тому, что во время суда ему было только 19, казнь заменили двадцатилетним заключением. Заключением, которое он точно не переживет. Так что судьба все же взяла свое, и сокрушаться было бессмысленно. Вместо этого заключенный вспоминал свою короткую жизнь, апофеозом которой стал летний день в Сараево.

28 июня 1914 года. Толпа встречала наследника австро-венгерского престола. Никакого особого ликования не было, однако поглазеть на коронованную особу пришли многие. Гаврило Принцип, 19-летний борец за независимость Сербии, вышел в этот день не глазеть. В его кармане тяжелел браунинг. Когда товарищи не смогли взорвать Франца-Фердинанда гранатой, остался единственный шанс – расстрелять наследника на обратном пути следования кортежа. И Гаврило этот шанс использовал. Две пули достигли цели: одна пробила яремную вену наследника, другая попала в живот его жены – герцогини Софии. Чета умерла не сразу: выстрелы, произведенные из толпы неумелой рукой, подарили им еще несколько минут жизни в агонии.

Это убийство стало формальным поводом для начала Первой мировой войны, которая унесла жизни примерно тридцати миллионов человек. При этом Сербия, о судьбе которой так пекся Гаврило Принцип, пострадала от войны едва ли не больше других стран, потеряв до трети населения и оставшись с полностью разрушенной экономикой. От этого удара сербы так и не смогли оправиться, и уже гитлеровские войска, войдя на территорию страны, практически не встретили никакого сопротивления, захватив государство за 11 дней. Сербия таки обрела независимость в границах, о которых мечтал Принцип, но цена этой независимости оказалась слишком высокой: две мировые войны прокатились по этой маленькой стране катком. А этнические проблемы, связанные с сербским национализмом (кстати, в Сербии Гаврило Принцип считается национальным героем), привели к самому кровавому этническому конфликту нового времени на территории Европы.

********************

Самолет поднялся в воздух в венском аэропорту и взял курс на Алжир. Двое пассажиров вели оживленную дискуссию на арабском. Первый – молодой человек с полноватым лицом, длинными волосами и бородкой. Только активная жестикуляция выдавала в нем латиноамериканца. Второй пассажир был постарше, одет в традиционную арабскую одежду. Говорил он очень спокойно, и временами казалось, что он хочет утихомирить своего пылкого собеседника. Спор шел о капитализме, социальной справедливости и гражданских свободах. Собеседники свободно цитировали немецких философов, сыпали датами и фактами. Было видно, что, несмотря на разность взглядов, оба наслаждаются беседой. И не было бы в этой сцене ничего необычного, если бы не антураж: нервные люди с автоматами, прохаживающиеся по салону и поглядывающие на заложников, которые, забившись в кресла, впали в полуобморочное состояние от постоянного страха и усталости.

Араба звали Ахмед Заки Ямани, но весь деловой мир знал его как шейха Ямани. Он был министром нефти Саудовской Аравии. Латиноамериканца звали Ильич Рамирес Санчес. Странное имя этому 26-летнему уроженцу Венесуэлы дал отец-марксист, который двоих других сыновей назвал Владимир и Ленин. Рамирес Санчес имел за плечами четыре курса московского института Патриса Лумумбы, откуда был исключен за постоянные дебоши. При этом он неплохо владел несколькими европейскими языками, свободно говорил на арабском, разбирался в оружии и взрывчатке и, несмотря на относительно юный возраст, уже имел репутацию террориста номер один. Сотрудничая практически со всеми ультралевыми и сепаратистскими террористическими организациями, он считал себя борцом с мировым империализмом. Весь мир знал его как Карлоса, или Шакала.

В самолете находились заложники Шакала – министры стран-членов ОПЕК, захваченные во время конференции в Вене. Позже, покружив на самолете по Ближнему Востоку, он отпустит заложников, по слухам – в обмен на 50 миллионов долларов, и этот теракт войдет в историю как один из самых дерзких, хотя и не самых кровавых: в ходе захвата здания, где проходила конференция, было убито всего три человека. Этот теракт, произошедший в 1975 году, стал венцом карьеры террориста номер один, и позже ни в каких акциях он личного участия не принимал. Но награда таки нашла героя спустя 19 лет: Шакал был арестован и приговорен к пожизненному заключению во Франции.

Жизненный путь Шакала служит наглядной иллюстрацией бессмысленности террора: все организации, с которыми он сотрудничал (а их было немало – от "Народного фронта освобождения Палестины" до Красной армии Японии), либо прекратили свое существование, либо отказались от терроризма. Последние годы на свободе Карлос провел в праздности и пьянстве, наблюдая, как понятный ему мир, разделенный на капиталистов и коммунистов, рушится, а борцы с мировым империализмом, к которым он себя причислял, превращаются в никому не нужные осколки уходящей эпохи.

********************

Оглушенная взрывом женщина бросилась к спальне, в которой еще час назад заснул ее муж. Находясь в шоке, она не чувствовала под ногами обломков штукатурки и осколков стекол, почти на ощупь пробираясь к еле видной через пыль строительного мусора двери. К счастью, муж не пострадал. Он растерянно бродил среди разрушенной мебели в поисках брюк и, увидев жену, сказал то, что в этой ситуации мог сказать лишь англичанин: "Будь благоразумна, дорогая, я же не могу ходить в пижаме". К жене, которая тоже была стопроцентной англичанкой, сразу вернулось хладнокровие. Она ответила: "Не нервничай, дорогой, это была всего лишь бомба". Только через сутки, уже зная, что от взрыва погибло пять ее коллег, она позволила себе прослезиться.

Женщину звали Маргарет Тэтчер. Взрыв произошел 11 октября 1984 года в "Гранд-отеле" в Брайтоне, где была запланирована конференция Консервативной партии. Сразу после взрыва восьмикилограммовой бомбы, заложенной в ванной номера Тэтчер, Железная Леди заявила: "Конференция будет продолжаться". Ее речь, произнесенная через несколько часов перед многотысячной аудиторией, сводилась к фразе "Нас не сломить!" и вызвала восьмиминутную овацию. Ответственность за террористический акт взяла на себя Ирландская республиканская армия. И это было, пожалуй, одно из самых нелепых с точки зрения достижения поставленных целей мероприятие.

Дело в том, что весной того же года сторонники автономии Северной Ирландии разработали т.н. "Отчет Форума по Новой Ирландии", в котором предлагалось три варианта выхода из затянувшегося политического кризиса, связанного с борьбой ирландцев за независимость. И этот документ вполне мог быть одобрен британским премьером, которая раньше отказывалась от любых компромиссов. Причины покладистости Тэтчер касались событий трехлетней давности. Тогда несколько десятков ирландских заключенных устроили голодовку, требуя признать их политическими узниками, что означало послабление режима. В итоге от истощения умерло 10 человек, но Тэтчер осталась непреклонной. Эта жесткость всколыхнула британскую и мировую общественность. Тем более, первый умерший, известный член ИРА Бобби Сендз, был настолько популярным лидером, что даже находясь в тюрьме, умудрился избраться в Палату общин. Члены Ирландской республиканской армии, до того считавшиеся обычными террористами, приобрели ореол мучеников, а давление на правительство Тэтчер изнутри страны и извне нарастало.

Но после взрыва Тэтчер заявила представителям ирландцев: "Все предельно просто, джентльмены. Первый вариант, объединенная Ирландия, - неприемлемо! Второй вариант, конфедерация двух государств, - неприемлемо! И наконец третий вариант, совместное управление, - неприемлемо!" Договор, который был подписан через год, давал Ирландии лишь статус "консультанта" по вопросу Северной Ирландии, никак не решая проблему. Потом были новые теракты ИРА, которые тормозили процесс мирного урегулирования, и окончательное перемирие было достигнуто только в 2006 году, когда руководство Ирландской республиканской армии выпустило официальный приказ о прекращении вооруженной борьбы и сдаче оружия. Конечно, история не терпит сослагательного наклонения, но очевидно, что если бы не взрыв в "Гранд-отеле", процесс достижения перемирия не растянулся бы на 22 года, и многих жертв терактов удалось бы избежать.

Итак, наш небольшой экскурс в историю наглядно демонстрирует: террор никогда не приводит к достижению заявляемых террористами целей. Более того, почти всегда он производит обратный эффект: сторона, против которой направлены террористические акты, мобилизуется и, стремясь ответить на применение силы силой, настраивается на силовое решение проблемы. В итоге это негативно сказывается на обществе. И дело тут не только в жертвах, которые неизбежны в террористической войне. Дело в том, что война с террором приводит к законодательному ограничению гражданских свобод. Так было в царской России после действий народовольцев, так было в Германии после акций террористов из фракции Красной армии, так было в США после терактов 11 сентября… Так что террор, сторонники которого, как правило, декларируют борьбу за гражданские права, приводит к обратному эффекту. Поэтому мы настоятельно рекомендуем господам, которые полагают, что взрывы в кафе, подрывы железнодорожных путей и обстрелы военкоматов являются приемлемым способом решения политических проблем, задуматься над словами вождя мирового пролетариата: может быть, действительно нужно "идти другим путем"?

Источник: sq.com.ua

Автор: Денис Азаров

Новости портала «Весь Харьков»