Государство
23.08.2014
Просмотров: 439

Волонтер Роман Доник: "Нам просто звонят и говорят, что нужно"

Один из активных участников харьковского Майдана, а сегодня волонтер, который помогает украинским солдатам на передовой - Роман Доник ради приближения победы АТО почти забросил свой интернет-бизнес. Говорит, он работает и сейчас, а его сотрудники «терпят директора, который заявляется раз в два дня». Большую же часть времени Роман проводит, снабжая всем необходимым украинскую армию.

По его словам, иначе не может, потому что считает сегодняшнюю войну прямым продолжением Майдана. Роман был на киевском Майдане в самые «жаркие» периоды, а с первых же дней конфликта в Крыму ввязался в волонтерскую работу.

Поговорить с Цензор.нет Роман смог по скайпу почти на ходу. На заднем фоне его слов слышен проезжающий транспорт и рабочий шум. Сразу понятно: Роман находится в гуще событий. Тем ценнее наш разговор.

Роман Доник поведал о том, какие главные нужды армии на сегодняшний день, как распознать ненастоящих волонтеров и почему Харьков - это не Днепропетровск.

- Каким образом вы распределяете помощь среди разных воинских частей?

Мы помогаем Вооруженным силам в общем: и добровольцам, и регулярным частям. Ведь теперь добровольческие батальоны тоже входят в вооруженные силы. Помогаем 93-й бригаде, 80-й, 22 и 11 батальонам ТРО, пограничникам, раньше помогали 79-й. Также снабжаем и добровольческие батальоны. По большому счету, у нас разделения нет. В последнее время в 93-й бригаде очень много людей, но к ним волонтеры не всегда добираются, потому что ехать нужно со стороны севера Донецка. Поэтому мы стараемся к ним регулярно приезжать.


ПОТРЕБНОСТИ ВСЕГДА ОДИНАКОВЫ: ОДЕЖДА, БЕРЦЫ, КАСКИ, ТЕПЛОВИЗОРЫ, РАЦИИ, БИНОКЛИ

- Просматривая списки вещей, которые вы закупаете для солдат, вижу, что они практически не поменялись с мая. Если с вещами личной гигиены понятно, то возникает вопрос, почему до сих пор нужны бронежилеты и каски. Это из-за ротации военных?

Кевларовых касок в нужном объеме у украинских частей не было вообще, и сейчас потребность в них сохраняется. С бронежилетами дела обстоят лучше, Министерство обороны постоянно закупает бронежилеты. И предприятие, которое раньше отпускало бронепластины волонтерам, сейчас целиком работает на заказ МО. Поэтому от закупки бронежилетов мы немного отошли. А закупкой касок мы вообще не занимаемся из-за сложной процедуры и недостатков ресурсов.

Нужно понимать, что на войне даже качественное обмундирование быстро изнашивается. Бронежилеты, к сожалению, не выдерживают большой нагрузки, пластмассовые детали ломаются, так что их нужно менять. Технические средства, рефрижераторы и телефоны также не вечны, особенно в боевых условиях. Кто-то где-то упал, попал под удар, и все - рации нет, нужна новая. А у носков и белья, понятно, что время службы меньше, чем у тех же штанов. Именно поэтому потребности всегда одинаковы: одежда, берцы, каски, тепловизоры, рации, бинокли и так далее.

- Вы сами налаживаете контакты с воинскими частями или вас они сами находят?

Мы уже не налаживаем никаких контактов, потому что, в принципе, всех знаем в лицо и по именам. Мы начали поддерживать армию еще когда в Крыму начались события, когда еще не было этих "ДНР", "ЛНР" и прочего. Тогда 79-я бригада стояла на перешейке. Тогда же мы начали помогать и 93-й, в которую начали мобилизировать людей. Это единственная бригада на то время, в которую был объявлен призыв. У них вообще ничего не было тогда! Мы налаживали контакты в их гарнизоне в Черкассах. А теперь нам просто звонят и говорят, что нужно. А поскольку мы часто бываем в районе боевых действий, то часто все происходит в режиме он-лайн.

- С вами сотрудничают серьезные спонсоры, или большинство помощи приходит от обычных граждан?

Смотря кого считать серьезными спонсорами. Например был случай, когда нам один человек дал 11 тонн металла для того, чтобы обварить листами военные машины. Некоторые свои автомобили отдают. А такого, чтобы крупный бизнесмен сделал большой взнос, не было. С очень богатыми людьми нам не приходилось пересекаться в рамках помощи через нашу группу, хотя знаю, что многие из них помогают, но, как правило, делают это в рамках полупартийных или иных организованных систем. А мы стараемся не привязываться к партиям или общественным организациям.

- Машины передают свои или специально покупают новые?

И свои передают, и покупают специально для нужд АТО «уазики» и спецтехнику. Сейчас один человек хочет передать нам какой-то супернавороченный квадроцикл. Есть те, кто передают большую мощную переделанную под раллийную военную машину ГАЗ-66.


В ХАРЬКОВЕ НИ ОДИН СУПЕРМАРКЕТ НЕ ПОШЕЛ НАМ НАВСТРЕЧУ

- Вам всегда с радостью шли на помощь те, к кому вы обращались, или были случаи отказов?

Мы в Харькове пытались реализовать идею, которая уже прошла в Запорожье, Днепропетровске, Одессе, а сейчас реализуется в других городах. Она заключается в том, что администрация супермаркетов делает объявление для всех покупателей: «Собирается помощь для армии, вот список нужных вещей и продуктов, вы можете купить любое из списка. Помощь собирается там-то и там-то». Речь идет о степени доверия, ведь фактически ответственность лежит на администрации супермаркета, а не только на волонтерах. Администрация выступает своего рода гарантом, что повышает доверие. Но в нашем городе мы не нашли понимания ни в одном супермаркете, и никто не согласился открыто подключиться к процессу. Нам сказали, что можем самостоятельно собирать помощь где-то на стоянке или в другом месте у магазина, но не от имени самого супермаркета. Наша группа не занимается сбором помощи на улицах или возле супермаркетов.

- Как думаете, почему харьковские супермаркеты не согласились?

Харьков вообще проблемный город в этом плане. Город приграничный с большим количеством российского и ПРовского капитала. В Харькове кроме активных людей фактически ничего не поменялось после февраля. То есть здесь крутятся все те же люди и те же деньги. Большинство работающих фирм делали свой бизнес за время пребывания у власти "регионалов", поэтому патриотически настроенных людей очень мало. На примере аптек это особенно видно. Надо отдать должное тем аптекам, которые нам помогают, но большинство настроено пророссийски, а то и вовсе являются российскими.

- Если все так сложно в Харькове, вам не препятствуют в вашей волонтерской деятельности?

Нет, явных палок в колеса нам не ставили. Во власти сейчас держится противовес. Новый губернатор Игорь Балута назначен уже после революции в противовес Кернесу. Да и сам Кернес до сих пор не определился, какую сторону он занимает.

Харьков довольно инертный и спокойный город и не имеет активного большинства. Основной массе людей абсолютно не интересно, что происходит и кто у власти. Им, что «красные», что «белые» - все равно. Есть люди очень активные, которые работают на пределе и помогают АТО. Но они составляют примерно 30%. Остальное же население пассивно. Даже когда фронт был близко - в Изюме и Славянске - в Харькове не чувствовалось понимания того, что идет война. Складывалось впечатление, что Харьков не воюет. Но я думаю, что потихонечку мы и Харьков раскачаем в другую сторону.

- Считаете, что такое отношение харьковчан можно поменять?

Это можно менять, оно постепенно и меняется. Но для того, чтобы что-то менялось мало действовать, нужно еще и говорить об этом. Нужна политика продвижения « українського світу ». Потому что многие вещи у нас по старинке делаются и харьковчане не видят тех изменений, которые приносит новая власть. Это все происходит в информационном вакууме, потому что общаются жители города, в основном, друг с другом, что не способствует доверию к новым силам и изменениям. Если сравнить с тем же Днепропетровском, где проукраинская политика проводится открыто, то разница очень заметна.

НАСТОЯЩИЙ ВОЛОНТЕР СОГЛАШАЕТСЯ НА ЛЮБУЮ ПОМОЩЬ, ДАЖЕ САМУЮ МАЛЕНЬКУЮ

- Вы, наверно, слышали о «липовых» волонтерах, которые под предлогом помощи АТО прикарманивают собранные средства. Как обычным людям понять, кто перед ними находится: настоящий волонтер или самозванец?

Я знаю случай в Изюме. Кто-то якобы собирал средства на несуществующий батальон территориальной обороны. Но прошло несколько дней и этого человека благополучно взяли СБУшники. О других подобных случаях я не слышал, а может быть, просто не хватает времени уследить за всем. Конечно, пытаются некоторые личности на работе волонтеров спекулировать. Не далее, как вчера, ко мне позвонили якобы из Приватбанка и предложили защиту моего счета от злодеев. Я перезвонил в Приватбанк, но у них нет такой услуги, так что оказалось, что со мной связывались мошенники.

Сложно назвать критерии оценки настоящего волонтера, ведь есть масса людей, которые, по сути являясь волонтерами, ими не являются формально. Просто срываются с места и едут собственноручно помогать бойцам. Об этом даже может никто не знать.

Прежде всего, не надо бояться задавать вопросы. Во-первых, любой волонтер знает, куда и кому он собирает средства. То есть он должен оперировать фактами, которые можно проверить. Также можно попросить отчеты. И еще небольшая, но очень важная деталь: любой волонтер соглашается на любую помощь, даже самую маленькую. Например, если вы предлагаете даже мелкую сумму, волонтер не откажется, потому что из таких частей собираются значительные суммы. Никогда волонтер не откажется от таких неликвидных мелочей, как носки, трусы или влажные салфетки. А когда начинают перебирать и тем более не брать вещи, мол «Нам этого не надо, а лучше дайте деньгами»… это должно насторожить.

Также нужно быть внимательными к людям, которые просят только определенные товары. Например, был случай: к нам обратилась женщина, которой было нужно детское питание, якобы для семей беженцев. Но она не смогла рассказать, ни каким именно беженцам она его везет, ни подтвердить количество. Мы благополучно с ней попрощались. То есть те, кто пробует злоупотреблять, требуют какие-то высоколиквидные товары.

- Вы еще с марта сами развозите все необходимое бойцам и, вероятно, не раз были на грани жизни и смерти, однако не хотите об этом говорить…

Такие ситуации были у всех волонтеров, кто возил помощь на передовую. Но те, кто ездит давно, этого не афишируют. В последнее время появилась не совсем здоровая тенденция, когда волонтеры очень точно описывают свой путь и все опасности, например как в 20 метрах от них две мины разорвалось. Или о том, что попали под обстрел. Это немного выглядит бравадой. Я не хочу об этом говорить, потому что считаю это профессиональными издержками. Раскрывать их - лишнее.

- У всех, кто помогает нашим вооруженным силам, мотивация разная. Что заставляет Вас заниматься этим?

А мне кажется, что мотивация у всех одна. Практически все, кто сейчас волонтёрят, - это люди активные на Майдане или около Майдана. Я четко понимаю, что сегодняшняя война - это продолжение революции. То, что происходит сейчас - это то же, что было на Майдане: та же борьба за независимость.

Ольга Скороход для Цензор.нет


Для тех, кто хочет помочь деньгами:

Гривня карта Приватбанка 4405 8858 2358 0292 Доник Роман

Реквизиты для перевода через SWIFT (доллары)
---------------
BENEFICIARY: DONIK ROMAN
ACCOUNT: 5168742013565639
BANK OF BENEFICIARY: PRIVATBANK
SWIFT CODE: PBANUA2X
INTERMEDIARY BANK: JP MORGAN CHASE BANK
SWIFT CODE: CHASUS33
CORRESPONDENT ACCOUNT: 0011000080
IBAN: UA633515330005168742013565639
---------------
Реквизиты для перевода через SWIFT (евро)
---------------
BENEFICIARY: DONIK ROMAN
ACCOUNT: 5168742016455010
BANK OF BENEFICIARY: PRIVATBANK
SWIFT CODE: PBANUA2X
INTERMEDIARY BANK: Commerzbank AG Frankfurt am Main Germany
SWIFT CODE: COBADEFF
CORRESPONDENT ACCOUNT: 400 8867004 01
IBAN: UA723515330005168742016455010

WebMoney
USD Z286721089451
Гривня U251163847991
Российский рубль R397802307196

Яндекс деньги 41001554000187
Звоните 093 487 99 36 Роман.

Источник:  http://censor.net.ua