Государство
25.04.2014
Просмотров: 564

Ввод войск на Украину: что говорят история и право?

После инцидента в Славянске, где в пасхальную ночь при невыясненных обстоятельствах в результате перестрелки погибли три человека, пророссийский "народный мэр" города Вячеслав Пономарев обратился к Москве с просьбой ввести на восток Украины войска для защиты населения.

___________________________

Министр иностранных дел России Сергей Лавров в ответ заявил, что подобные просьбы ставят Кремль "в очень сложное положение".

1 марта 2014 года Совет Федерации РФ дал президенту Владимиру Путину санкцию на применение войск на территории Украины.

Соответствующий федеральный закон не содержит упоминания о сроке, на который дается разрешение. Теоретически, оно предоставлено президенту навечно. Для его отмены требуется новое постановление Совета Федерации, которое может быть принято в рамках нормализации отношений между Москвой и Киевом, если она наступит.

Таким образом, с точки зрения внутреннего законодательства препятствий нет. Но использование войск за пределами национальной территории в любом случае затрагивает интересы других стран и, следовательно, является вопросом международного права.

В прежние времена

До Первой мировой войны право государства на ведение войны и использование своих вооруженных сил практически ничем не ограничивалось и регулировалось исключительно его военными возможностями и собственным пониманием целесообразности.

Война повсеместно признавалась законным, более того, почетным делом.

Государственные интересы превалировали над моралью. Авторы учебников истории спокойно объясняют причины войн прошлого тем, что той или иной стране "были нужны" природные ресурсы, выход к морю или ключевая крепость.

"Все цари, кроме китайского, носят военный мундир, и тому, кто больше убил народа, дают большую награду", - возмущался Лев Толстой, но немногочисленных идеалистов никто не слушал.

Но после многомиллионных жертв и ужасов Первой мировой созрело понимание, что необходимо что-то делать.

Принятый в 1920 году Устав Лиги наций предписывал решать межгосударственные споры в третейском суде, осуждал агрессию и предусматривал коллективные действия для ее обуздания.

Пакт Бриана-Келлога 1928 года, подписанный 63 странами, в том числе СССР, запрещал войну как средство национальной политики.

Документ, названный именами его инициаторов, французского министра иностранных дел и американского госсекретаря, удостоенных Нобелевской премии мира, полузабыт, но юридически никем не отменен. Среди обвинений, предъявленных нацистским лидерам Нюрнбергским трибуналом, фигурировало и нарушение пакта Бриана-Келлога, к которому в свое время присоединилась веймарская Германия.

Что говорит Устав ООН?

С 1945 года основным международно-правовым документом, регулирующим использование вооруженных сил за пределами национальной территории, является Устав ООН.

"Поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии", - так описывается цель ООН в 1-й статье Устава.

Согласно статьям 42-49, единственным законным основанием для применения силы является решение Совета Безопасности ООН, в котором пять держав-победительниц во Второй мировой войне располагают правом единоличного вето.

Статья 51 предусматривает исключение, когда страна может вести военные действия без соответствующей санкции: "право на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на члена ООН".

Но и в этом случае государство, подвергшееся агрессии, согласно Уставу, обязано вынести вопрос на рассмотрение Совбеза для принятия дальнейших коллективных мер, а не действовать в одностороннем порядке.

Войну в Корее и операцию "Буря в пустыне" для освобождения Кувейта от иракских захватчиков в 1991 году США и их союзники вели с санкции Совета Безопасности ООН.

В первом случае СССР не смог наложить вето, поскольку бойкотировал заседания Совбеза, требуя замены "чанкайшиста" на представителя коммунистического Китая.

Во втором мандат носил ограниченный характер. Когда американский командующий Норман Шварцкопф публично выразил мнение, что следовало не ограничиваться освобождением Кувейта, а добить режим Саддама, он был отправлен в отставку за нарушение воинской дисциплины и выход за рамки своей компетенции.

Тем не менее, история последних десятилетий изобилует примерами использования военной силы в обход ООН. Оснований для этого бывало четыре: просьба властей той или иной страны; принуждение к миру; защита своих граждан за рубежом; предотвращение гуманитарной катастрофы.

"Братская помощь"

Классическим примером вооруженного вмешательства по просьбе правительства иностранного государства является война во Вьетнаме.

Советские вторжения в Венгрию, Чехословакию и Афганистан также сопровождались соответствующими обращениями. По имеющимся данным, Леонид Брежнев придавал этому исключительное значение, каждый раз инструктируя подчиненных: "И чтобы обязательно было обращение к нам с просьбой о военной помощи!".

Правда, в случае с Венгрией просьба поступила не от легитимного премьера Имре Надя, а от одного из членов венгерского политбюро, Яноша Кадара; в случае с Чехословакией - от группы представителей партийного руководства, имена и даже количество которых достоверно не известны по сей день; в случае с Афганистаном - от никем не избранного "президента" Бабрака Кармаля, привезенного в Кабул на советском военном самолете и занявшего свой пост после убийства его предшественника советскими коммандос.

Если опираться на эти прецеденты, то и просьбу самопровозглашенного "мэра" небольшого города можно счесть достаточным основанием. Но международное право смотрит на подобные вещи крайне отрицательно.

Не проработан вопрос, вправе ли даже легитимное правительство призывать в страну иностранные войска не для отражения внешней агрессии, а для борьбы с внутренними противниками, и не совершает ли оно само в таком случае акт измены.

По соображениям гуманности

Самые известные случаи вмешательства для предотвращения гуманитарной катастрофы - действия Запада в отношении бывшей Югославии и Ливии.

Принципиальную допустимость гуманитарных интервенций признавал даже такой известный поборник национального суверенитета и многополярного мира, как бывший министр иностранных дел и премьер России Евгений Примаков.

Однако присутствует общее понимание, что причина должна быть серьезной, а гуманитарная катастрофа реальной. Нарушения прав человека, даже если они действительно имеют место, не вполне легитимная смена власти или чье-то недовольство режимом в своей стране - еще не повод вводить туда войска.

В 1994-1996 и 1999-2005 годах Москва подавляла чеченский сепаратизм артиллерией, авиацией и танками. Однако Запад признавал происходящее внутренним делом России, позволяя себе лишь сдержанную критику методов "восстановления конституционного порядка".

В Косове жертвами вооруженного противостояния до начала операции Allied Force стали около тысячи человек, и порядка 230 тысяч сделались беженцами. В ходе гражданской войны в Сирии, по данным ООН, погибли порядка 120 тысяч человек. Но Россия в обоих случаях не видела и не видит достаточных оснований для внешнего вмешательства.

В Украине подобного, к счастью, не происходит. Есть лишь разговоры о потенциальной и неконкретной угрозе русскоязычному населению со стороны "фашистов" и "бандеровцев".

Принуждение к миру

Для современной эпохи более характерны не межгосударственные, а гражданские войны, поэтому таких случаев немного.

Главным поводом для операции в Ираке в 2003 году стали подозрения о наличии у Саддама Хусейна ядерного оружия, что в сочетании с агрессивностью и непредсказуемостью багдадского диктатора, несомненно, было бы угрозой для его соседей и всего мира. Однако бомбы, как известно, не нашли, что до сих пор служит основанием для критики в адрес США и их союзников.

К ситуации в Украине, по очевидным причинам, данный принцип не относится.

Своих не сдаем

Ключевую роль в контексте российско-украинских отношений играет тезис о "защите соотечественников".

Право государства защищать своих граждан за границей, в том числе с помощью военной силы, действительно признается подавляющим большинством российских и мировых экспертов.

"Одностороннее применение силы государством, включая ведение войны, с целью защиты жизни и имущества его граждан, находящихся на территории другого государства, считается законным", - полагает юрист-международник Владимир Карташкин.

"Представьте себе, что на нашу территорию кто-то покушается вооруженным путем. Ясно, что совершено нападение на нас. А почему нападение, совершенное на наших граждан, нельзя считать нападением?" - пишет профессор Высшей школы экономики Станислав Черниченко.

"Международное право традиционно признает право государства применять вооруженную силу для защиты жизни и собственности своих граждан за рубежом в тех ситуациях, когда страна пребывания не может или не желает предоставить им защиту, на которую они имеют право", - указывал видный американский правовед, член международного суда ООН Филипп Джессеп.

"Все цивилизованное сообщество признает право государства на самооборону в случае нападения на его граждан, проживающих за рубежом, или необеспечения им со стороны государства пребывания надлежащей защиты", - отмечает профессор Колумбийского университета Ричард Гарднер.

В 1830 году разграбление дома одного британского подданного Лондон счел достаточным основанием для установления морской блокады Пирея.

В 1918 году Япония высадила войска во Владивостоке после убийства в городе двух соотечественников, кстати, так и не раскрытого.

___________________________

Государство вправе ссылаться на самооборону и применять силу только для защиты своих подданных" Любовь Тарасова, юрист-международник

___________________________

Угроза жизни своих граждан послужила США поводом для испано-американской войны 1898 года и вторжения на Гренаду в 1983 году, а Франции - для ряда операций в Экваториальной Африке.

Начав боевые действия против Грузии в августе 2008 года, Москва ссылалась на необходимость обеспечить безопасность российских военнослужащих-миротворцев, размещенных в Южной Осетии, а недавние действия в Крыму объясняла, помимо прочего, "угрозой провокаций в отношении Черноморского флота".

Однако в Донецкой области, с точки зрения международного права, нет россиян. Все ее жители, включая активистов в Славянске и Краматорске - граждане Украины, и их конфликт с властями в Киеве является внутренним делом этой страны.

"Государство вправе ссылаться на самооборону и применять силу только для защиты своих подданных", - указывает доцент кафедры международного права Российского университета дружбы народов Любовь Тарасова.

В прошлом понятие "соотечественники" часто трактовали расширительно, подводя под него сначала единоверцев, а затем этнических соплеменников.

На протяжении XIX века, как Россия, так и западные державы постоянно вмешивались во внутренние дела Турции под предлогом защиты христиан.

Гитлер, придя к власти, провозгласил, что все этнические немцы - прежде всего немцы, а уж потом граждане стран, в которых живут, и находятся под покровительством Третьего рейха.

Но современному международному праву такая позиция противоречит в корне. Уж если вмешиваться, то для защиты универсальных прав человека. Делить людей на своих и чужих по этническому признаку со времен Второй мировой войны считается, как минимум, сомнительным.

Взрывы домов и небоскребов

В российском Законе "Об обороне" четко прописаны основания для использования вооруженных сил за рубежом: отражение агрессии против России и (или) ее союзников, поддержание (восстановление) мира по решению Совета Безопасности ООН, других структур коллективной безопасности, обеспечение защиты своих граждан, находящихся за пределами Российской Федерации, борьба с пиратством и защита безопасности судоходства. О помощи "братьям по крови и языку" там ничего не сказано.

Полностью исключают для себя использование военной силы за рубежом только Япония, а также Исландия и Коста-Рика по причине отсутствия у них армии как таковой. Большинство государств не имеет на сей счет детальных норм, исходя из примата международного права. Порядок принятия соответствующих решений, более или менее, совпадает с российским, в основном относя их к компетенции исполнительной власти.

К примеру, канадский закон "О вооруженных силах" содержит лишь упоминание, что они, помимо прочего, могут участвовать "в поддержании мира и стабильности в различных регионах земного шара в соответствии с международными обязательствами". Решением Конституционного суда ФРГ от 12 июля 1994 года использование за границей частей бундесвера ограничивается "санкционированными ООН операциями по установлению и поддержанию мира".

Исключением являются Соединенные Штаты, где 18 сентября 2001 года, спустя неделю после нападения на "башни-близнецы", жертвами которого стали около трех тысяч человек, был принят закон, наделяющий президента неограниченным правом "использовать необходимую и адекватную силу" против тех, кто "планирует, санкционирует, совершает и содействует актам терроризма", а также укрывает такие группы или отдельных лиц. На его основании была проведена операция в Афганистане с целью свержения режима талибов.

Совершенно аналогичным образом - на своей собственной территории - ответила Россия на взрывы домов в Москве и Волгодонске в 1999 году: второй чеченской войной.

Однако украинские "майдановцы", тем более, нынешний официальный Киев, как бы к ним ни относиться, ничего в России не взорвали и никого не убили.

Так что, с позиций права, ничего особо сложного в нынешнем положении нет.

Источник: glavnoe.ua