Государство
11.02.2015
Просмотров: 811

Выход из Дебальцево

После Дебальцево Петру Порошенко в Минске придется отстаивать свою позицию "под дулом пистолета" и почти без поддержки Запада. Но он все еще может развернуть ситуацию в свою пользу и сохранить независимость Украины

Оружия от Запада, по всей видимости, не будет. Барак Обама во время совместной пресс-конференции с Ангелой Меркель ловко ушел от ответа на вопрос о возможности таких поставок. В Конгрессе США при этом говорят, что любой закон, авторизующий продажу вооружений украинскому правительству, будет ветирован Белым домом. О поставках из Европы и вовсе говорить не приходится: там считают подобные планы чистой воды авантюрой, способной втянуть Европу в прямое противостояние с РФ.

Более того, если оружие все же будет продано, Украине быстро от этого не полегчает. Скорее – наоборот. В Кремле уже не раз официально заявляли, что поставки западных вооружений Киеву будут означать быструю и масштабную эскалацию конфликта. Это, в общем, логично. Зачем Москве дожидаться, пока современные противотанковые средства, например, прибудут в Киев и поступят на вооружение ВСУ? Намного надежнее ударить по украинской армии заранее, причем использовать для этого все имеющиеся силы и средства, включая авиацию и тактические ракеты, вроде «Искандеров». Тем более, что цели – штабы, аэродромы, склады оружия, части ПВО, коммуникационные центры – известны еще со времен существования Киевского военного округа.

Тем временем на действующем фронте ситуация складывается не в пользу ВСУ. Несмотря на серьезные потери в живой силе и технике, боевики сумели взять под свой контроль селение Логвиново, расположенное на трассе Дебальцево-Артемовск. Фактически это означает, что находящаяся в Дебальцево и окрестностях группировка ВСУ отрезана от остальных войск. С оперативно-тактической точки зрения это очень похоже на окружение и «котел». От печально известного Иловайска ситуация отличается тем, что панических, толком неподготовленных прорывов (и, соответственно, значительных потерь) пока нет, но исключать такую вероятность все же нельзя.

В каком-то смысле несколько тысяч украинских военнослужащих оказались в заложниках у боевиков прямо перед очередным – решающим, как говорят многие, – раундом переговоров в Минске, намеченным на 11 февраля. Можно не сомневаться, что Владимир Путин постарается обменять их жизни на выгодные для себя условия перемирия или окончательного мирного соглашения. Более того, учитывая беззубость Запада, текст этого документа будет писаться под диктовку Кремля. С учетом предыдущих заявлений российских официальных лиц и обслуживающих их СМИ, нетрудно догадаться, о чем пойдет речь.

Несколько тысяч украинских военнослужащих оказались в заложниках у боевиков прямо перед очередным – решающим, как говорят многие, – раундом переговоров в Минске

Они потребуют отвести украинские войска от контролируемых боевиками территорий, сохранить Донбасс в составе Украины на правах широкой автономии, включающей право вето на принимаемые в столице внешнеполитические решения, возложить на Киев финансирование и восстановление разрушенных войной регионов, предоставить свободу передвижения людей и грузов через украинскую территорию в Крым и обратно, а также отменить введенные Западом санкции против российских чиновников и компаний. Список может быть дополнен чем-то еще.

В случае, если эти условия выполнены не будут, у Кремля есть в запасе «план Б» – добиться искомого результата с помощью военной силы. Описанное выше наступление с использованием авиации, тактических ракет, российских кадровых частей может начаться и без повода в виде западных поставок оружия. Судьба тысяч украинских военнослужащих в Дебальцево в этом случае представляется крайне неутешительной. Для Петра Порошенко это будут переговоры с пистолетом, приставленным к его голове и к головам окруженных в Дебальцево людей.

При этом ситуация рискует стать еще более неприятной. В случае полноценного вмешательства российской армии и поражений на фронте вполне реальной станет угроза антиправительственных выступлений (в том числе – вооруженных) в Киеве. Для многих политиков и военных командиров будет весьма велик соблазн обвинить руководство страны в предательстве – и в случае подписания невыгодного мира, и в случае поражений на фронте, если документы подписаны не будут. Москва будет вполне довольна в любом из этих случаев. Любая новая власть будет вынуждена пойти на подписание мира на российских условиях, если не захочет разделить судьбу предыдущей.

Новых санкций со стороны Запада Кремль бояться не будет. Российское руководство прекрасно понимает, что и Европа, и США страшно утомлены этой войной. Они бы вполне согласились сделать Украину федерацией и «заморозить» статус Крыма в обмен на прекращение боевых действий и более или менее постоянное урегулирование конфликта. Если операция по «принуждению Киева к миру» пройдет сравнительно быстро, то Запад вдохнет с облегчением, лишь бы поскорее забыть обо всей этой истории. Грузия в этом смысле – печальный, но весьма показательный пример. Таким образом, ЕС и США скорее будут требовать от Украины заключить невыгодный мир, нежели добиваться уступок от России.

Положение, в котором оказалась Украина, ее власти и армия, кажется исключительно трудным. Действенных рычагов влияния на Москву и Запад не видно, зато Кремль может грозить полномасштабным вторжением, а США и ЕС – размахивать перед носом жизненно необходимыми экономике кредитами и торговыми преференциями. Бороться со страхом «кнута» и искушением получить «пряник» очень трудно, но необходимо. Альтернатива – принятие мира на условиях Кремля, что неизбежно сначала повлечет социально-экономическую деградацию, а затем – постепенное разрушение суверенитета и независимости Украины, ее превращение в «Абхазию на Днепре» – слабое и несамостоятельное, во всем зависящее от России квазигосударство.

Что же можно противопоставить этой угрозе? Число реалистичных контрмер с течением времени быстро сокращается, но они пока еще есть.

Слово «реалистичных» в данном контексте не случайно. Дело в том, что «расстрелять продажных генералов», всем миром собирать в фейсбуке средства на тепловизоры или сочинять залихватские истории в рамках «информационной войны» – меры, возможно, эффектные внешне, но едва ли способные радикально изменить ход боевых действий. (Это, конечно, не умаляет важности контрразведки, волонтерской деятельности и противостояния пропаганде). Речь, скорее, идет о необходимости комплекса фундаментальных дипломатических и политических решений, способных повлиять на представление о войне как внутри Украины, так и вовне.

Первое и главное, что должна сделать Украина – это полностью обессмыслить возможное крупномасштабное российское наступление. Для этого Киев должен внятно и отчетливо объявить, что применение боевой авиации или ракетных комплексов, попытка захватить Счастье или Мариуполь, равно как и любое другое наступление повлечет за собой немедленное признание независимости ДНР и ЛНР.

Для Украины отказ от территорий стал бы болезненной потерей, но для России подобный шаг со стороны Киева означал бы безусловное поражение в войне. Абсолютно все серьезные специалисты сейчас заявляют, что вся эта авантюра затевалась Кремлем вовсе не ради Донбасса, а ради контроля над всей Украиной. Донецк и Луганск в этой логике должны стать кровоточащими ранами на теле Украины, а вовсе не России. Официальный отказ Киева финансировать, восстанавливать, снабжать и (главное!) предоставить право голоса оккупированной части Донбасса лишает всякого смысла российское вторжение. Троянский конь вне пределов Трои – это нонсенс, странная и бесполезная конструкция. Зачем его строить, если троянцы заранее объявляют, что знают этот фокус, и в город его не пропустят?

Политически у России просто не будет адекватного ответа на такое решение. Продолжать боевые действия? Но за что? Формулировка «Война за возвращение ДНР и ЛНР в состав Украины» вызвала бы взрыв мозга даже у видавших виды сказочников от российской пропаганды. Простому населению этого никак не объяснить.

Более того, признание Киевом независимости окончательно разрушит бытующий на Западе миф о «гражданской войне»: тут уже по всем признакам будет иностранное военное вторжение на территорию Украины.

С точки зрения экономики, для Москвы тоже ничего хорошего: сотни миллионов долларов, которые Украина ежемесячно тратит на поддержание формально «своих» областей, придется платить России. Восстанавливать хозяйство там тоже больше некому: местные будут смотреть на Москву. Кстати, уже сейчас на всех переговорах всех уровней россияне первым делом требуют восстановить финансирование донбасской социалки: у них самих на это уже нет денег, а ситуация там близка к критической.

Куда девать боевиков, тоже неясно. Содержать армию головорезов в десятки тысяч человек весьма накладно. Распустить по домам – невозможно: когда у человека в голове опилки, а в руках – модернизированный автомат Калашникова, у него, как правило, свои планы на будущее, причем крайне редко они связаны с мирным трудом. А у этих не только АКМ, но и системы «Град» с гаубицами! Что если они ради денег затеют очередную «народную республику» уже в самой России?

В общем, признание Украиной независимости ДНР и ЛНР – это худший кошмар Кремля. Ни в военном, ни в политическом, ни в дипломатическом, ни в экономическом смысле оно не несет ничего хорошего для России. Скорее, напротив.

В то же время, с точки зрения Украины, угроза отказа от оккупированных районов Донбасса могла бы стать весьма действенным фактором, сдерживающим агрессию. В принципе, ее можно использовать в качестве рычага давления на Москву для вывода из окружения военнослужащих под Дебальцево.

Конечно, сохраняется опасность, что Кремль в ярости попробует пробить «сухопутный коридор» в Крым и/или предпримет наступление на другом направлении. Но это очень маловероятно. Дело в том, что еще меньше, чем Донбасс, российскому руководству нужны международные санкции и неопределенность границ. Его цель – мир на своих условиях, признание Украины вассалом и получение коридора в Крым на стабильных, международно-признанных основаниях, а вовсе не бесконечная оккупация и неизбежная партизанщина, которые будут стоить бесчисленные миллиарды. Что-что, а деньги в Москве считать умеют. Эскалация же насилия в случае признания Украиной ДНР и ЛНР, приведет к полной изоляции России и окончательному краху ее экономики, что, конечно, в планы Кремля никак не входит.

Украина, кстати, может поспособствовать тому, чтобы Владимир Путин не почувствовал себя в западне, из которой нет другого выхода, кроме полномасштабной войны. Если Киев разработает и представит на переговорах план децентрализации, фундаментально не угрожающий целостности страны, это сможет разрядить обстановку. Децентрализация на украинских условиях – одинаковая для всех регионов, а не только для Донецка и Луганска – с одной стороны послужит модернизации Украины, с другой – даст Путину возможность уйти, объявив о своей победе и сохранив лицо в глазах своих подданных.

Впрочем, главная задача украинской дипломатии сейчас – это навязать России и Западу свои правила игры, нейтрализовать вполне реальную угрозу широкомасштабного вторжения и не допустить кремлевской «федерализации» страны.

Только после этого можно уже будет обсуждать условия окончательного урегулирования конфликта. Пока такая возможность остается, хотя и предполагает политически трудный и непопулярный выбор. Однако во время войны легких и приятных для всех решений попросту не бывает.

Источник: nv.ua

Автор: Иван Яковина

Новости портала «Весь Харьков»