Государство
26.02.2015
Просмотров: 425

Украина – не Россия. Теперь выбор – за РФ

Олеся Яхно, для «Главкома»

На днях Служба безопасности Украины сообщила о наличии документов, подтверждающих причастность представителей прошлой власти и российских силовых структур к преступлениям на Майдане. На днях Генеральная прокуратура Украины готовится объявить подозрения двадцати работникам ФСБ России за совершение преступлений против Украины во время Революции Достоинства. Если подобная причастность российских силовиков к трагическим событиям на Майдане будет доказана де-юре, Украина окажется перед необходимостью провести ревизию целого периода в истории украинско-российских отношений. Ведь если подобное участие спецслужб иностранного государства в украинских событиях оказалось возможным зимой 2013-2014, то почва для этого была создана гораздо раньше.

 

В 2014 году стали понятны составляющие уязвимости страны для внешней агрессии, выходящие за рамки общепринятых – сдача ядерного оружия, энергетическая зависимость от РФ, отсутствие армии и наличие пятой колонны. Исторически слабая традиция украинской государственности, вместе с отсутствием объединительной гуманитарной политики, работающей на создание и укрепление постсоветской идентичности Украины, сыграли не меньшее, если не большее значение в аннексии Крыма, размывании границ и развязывании войны на Востоке.

Все годы украинской Независимости российская пропаганда не спала. Она с разной степенью успешности пыталась стирать украинскую идентичность, стравливала разные группы украинского общества между собой, играла на ментальной близости между жителями восточных регионов Украины и России (когда показывается, что, скажем, особой разницы между Донецком и Ростовом-на-Дону нет).

Тезис «Украина – не Россия», авторство которого принадлежало Леониду Кучме, но который потом зажил своей независимой от автора жизнью, отображал необходимость построения постсоветской идентичности Украины. И в этом медленном процессе построения, которому Россия всячески воспрепятствовала, евроинтеграция всегда воспринималась не столько как цель, сколько как процесс, как долгосрочная гарантия независимости Украины. От России.

 

Россия, в свою очередь, противодействовала Украине на следующих уровнях.

Во-первых, РФ или договаривалась, или покупала газом, или шантажировала Запад (в большей степени – Европу, в меньшей – США) возможными последствиями активизации евроатлантической интеграции Украины. Мы помним, как в 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте Владимир Путин в разговоре с Джорджем Бушем-младшим сказал, что «Украина – это даже не государство. Часть ее территорий – это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами», и в случае вступления в НАТО Украина может прекратить существование в своих нынешних границах.

Во-вторых, Россия занималась не столько развитием гуманитарных и культурных проектов, сколько использовала их для воспрепятствования формирования Украиной той самой идентичности. «Русский мир» видел свое функциональное назначение не в выстраивании диалога и развития проектов на позитиве и взаимной выгоде, а в том, чтобы не допустить доминирования украинского языка, создания единой поместной церкви в Украине, в общем, обретения страной в итоге самодостаточности (политической, культурной, психологической), а значит независимости и неуязвимости.

В-третьих, и это главное, Кремль предпринимал всяческие действия по дискредитации Украины как партнера в глазах Запада (Украина ворует газ, там постоянные выборы, политическая нестабильность это вообще характеристика политической системы и т.д.), а также попытки шантажа по отношению к лидерам Украины, которые в представлении РФ проводили прозападную политику.

 

О роли личности в отношениях по линии Москва-Киев

Вообще большое заблуждение российской власти заключается в вере во всесилие субъективного фактора, фактора личности. Кремль думал, что каждый последующий лидер Украины (президент/премьер) непременно будет более пророссийским и более управляемым. В свое время столкнувшись с неуступчивостью Леонида Кучмы, Кремль всерьез нацелился на взращивание полностью лояльного себе лидера. Ослабив позиции Кучмы в следствие «кассетного скандала», на время ограничив интеграцию Украины в евроатлантические структуры, а также внедрив в ряды высшего политического руководства Украины нескольких верных до гроба людей, Москва начала ползучую спецоперацию по приведению к президентской власти подконтрольного, как могло в тот момент показаться, человека.

Янукович появился в Киеве примерно через год после угасания «кассетного скандала» и вынужденного развода Леонида Кучмы с его западными партнерами. Уже благодаря событиям Оранжевой революции мы понимаем, что тогда – приведя Янковича в премьерское кресло, с перспективой номинации на главный пост в государстве – Кучма выполнял не столько свою волю, сколько принимал решение в крайне стесненных политических обстоятельствах. Возможно – даже под сильным давлением Москвы, противостоять которому, в условиях рассыпавшейся как карточный домик системы международной поддержки, на том отрезке было просто невозможно. И напротив, как только коалиция международной поддержки Украины неожиданным образом сформировалась на фоне событий Оранжевой революции 2004 года, Кучма сделал все от себя зависящее, чтобы приход к власти Януковича в итоге не состоялся.

Через пять лет после Революции-2004, Москва таки додавила принципиальный для себя вопрос. Разозлив Ющенко резкими темпами сближения Тимошенко с Путиным, передачей «газового вопроса» из сферы влияния президента в руки премьер-министра, постоянным подчеркиванием готовности видеть партнера исключительно в лице Юлии Владимировны, Кремль создал все предпосылки для непротивления передачи власти в руки Януковича со стороны действующего президента Ющенко и его секретариата. И хотя на тех выборах в Украине Москва удовлетворилась бы победой любого из кандидатов, все же приход к власти Януковича выглядел более перспективной партией. Однако и в этот раз реалии показали обратное: даже если формально пророссийскому кандидату удалось стать президентом Украины, это не гарантирует успеха. Что и продемонстрировал пример Януковича. Изначальный сценарий все равно нельзя реализовать до конца, на какой-то стадии он обязательно сорвется и начнет жить своей жизнью.

Кремль долго не мог понять, что евроинтеграция Украины – это не итог временных противоречий между Москвой и Киевом на уровне личного невосприятия/недопонимания лидеров. Это системный конфликт между двумя государствами, которые объективно, независимо от персонального состава двух стран, в своей исторической перспективе отдаляются друг от друга. Именно поэтому все украинские президенты (последовательно или нет – другой вопрос) двигались в сторону Европы.

Кремль до последних дней правления Януковича так и не понял, что Майдан и Революция достоинства – это и не итог действий западных спецслужб, их агентов и политических советников из США. Это все тот же результат стремительного отдаления двух стран, которое не остановить ни спецоперациями, ни гибридной войной, ни даже полномасштабной войной.

 

Мочить в ТВ-сортире

Мы наблюдали массу примеров попыток дискредитации Россией украинских лидеров, а также раздувание возможных внутриполитических конфликтов внутри страны. Мы помним, как российские СМИ смаковали конкуренцию между Ющенко и Тимошенко, высказывания Юлии Владимировны и Владимира Владимировича в адрес Виктора Андреевича. Это вообще такая норма для Кремля: если тебе не нравится политик из какого-либо из постсоветских государств, его надо вначале дискредитировать в СМИ, а потом переходить к другим методам политического и экономического шантажа. Помнится, даже в адрес Александра Лукашенко в российских СМИ транслировался политический сериал о президенте союзной Беларуси под названием «Крестный отец».

Сегодня главный объект нападок для российской пропаганды – Петр Порошенко. Активно мусолится тема конкуренции между президентом и премьером. В общем, вот-вот, и украинская власть падет, и будет переизбран непременно пророссийский президент. Еще один объект нападок – Леонид Кучма. Думаю, Кремль очень раздражает, что все украинские президенты, за исключением Януковича, занимают консолидированную позицию. Кстати, три президента (Кравчук, Кучма, Ющенко) еще в бытность Януковича и периода круглых столов демонстрировали гораздо большую адекватность в оценке ситуации и рисков, чем сам Янукович. Что касается Кучмы, его пытаются дискредитировать в российских СМИ как переговорщика в Минском формате, и это, с точки зрения Кремля, действительно имеет смысл. Кучма как политик, который десять лет был у власти, в любом случае сильный переговорщик. Почему одновременно можно услышать критику в адрес Кучмы на отдельных украинских телеканалах (в контексте реанимированного «Дела Гонгадзе») именно сейчас – вопрос.

Кстати говоря, тема «русского следа» в «Деле Гонгадзе», с учетом действий Кремля за последний год, приобретает дополнительный смысл. Ведь после убийства Гонгадзе и «кассетного скандала» Украина оказалась обездвижена, евроатлантическая интеграция заморожена фактически до выборов в 2004 году (тандем Кучма-президент и Ющенко-премьер мог дать тогда хороший результат), а так называемые «пленки Мельниченко» еще долго выставляли гамбургский счет стране. Версия с «российской рукой» в деле убийства Георгия Гонгадзе и организации «кассетного скандала» высказывалась и высказывается многими аналитиками, журналистами, бывшими и нынешними политиками очень часто. Однако, вопреки своей актуальности, версия так и не стала предметом детального изучения украинских правоохранительных органов и спецслужб в течение, хотя бы, последнего года.

 

К вопросу о гибридной войне

В будущем историки сломают еще немало копий вокруг вопроса о сроках начала гибридной войны России против Украины.

Ведь сейчас на Востоке Украины мы все являемся свидетелями активной, видимой фазы агрессии России против нашей страны. Все чаще звучат взрывы в крупных городах южной и восточной Украины. Ужасный теракт в Харькове – еще одна форма запугивания и устрашения. Последний год мы все видим и переживаем самую массированную и демонстративную фазу гибридной войны Кремля против нашей страны, за которой – только прямое военное вторжение.

Однако также важно оглянуться назад и посмотреть – цепь каких событий привела к нынешней ситуации. Очевидно, что сценарий уничтожения государственности Украины запущен не вчера – не с тайных переговоров Януковича с Путиным в бункере в ноябре 2013-го, не с появления российских «спецов» в штабе по уничтожению Майдана в декабре того же года, не с аннексии Крыма в марте 2014-го и не с первых выстрелов автоматов группы Стрелкова по машине украинских силовиков в донбасской «зеленке» в апреле прошлого года.

Очевидно, что все началось гораздо раньше. Кто-то скажет – с назначения в 2010-2011 годах на ключевые «силовые» посты в государстве людей с российским гражданством. Кто-то – с президентских выборов 2004 года, когда маргинальные доселе разговоры о «фашистах», «бандеровцах» и «трех сортах» стараниями команды пророссийского кандидата вдруг стали мейнстримом. Кто-то – вспомнит о «кассетном скандале», который грянул как гром среди ясного неба менее чем через год после того, как в канун Нового – 2000-го года – Борис Ельцин передал власть Владимиру Путину (после чего российско-украинские отношения уже никогда не будут прежними).

Фактически все 15 лет российской политики в отношении Украины при Путине – это и есть гибридная война с Украиной. Только вот велась она с разной степенью интенсивности и в зависимости от ситуации могла принимать разные формы.

Не только дискредитацией неуправляемых украинских политиков первого уровня запомнится эта «война». Важной ее составляющей являются постоянные попытки ослабления украинской государственности через так называемые «антикризисные» инициативы по реформированию украинской Конституции. Инициирование федерализации только на первый взгляд может показаться веянием нового времени. И чем-то таким, о чем мы слышим на протяжении лишь последнего года. Однако это не так. Попытки переписать Конституцию Украины – это навязчивая идея Кремля всех пятнадцати «путинских» лет. Отчасти мы и сейчас живем в системе координат, заданной конституционными преобразованиями декабря 2004 года, которые, пускай, и не привели к развалу Украины, но значительно поспособствовали ее раздробленности. Все-таки Виктор Медведчук и Александр Мороз, несмотря на уход из активной публичной политики, могут по праву считаться со-архитекторами нынешней политической системы. А вместе с ней – и всей ситуации.

 

Гамбургский счет Донбасса

Вместе с тем, кажется, что в 2013/2014 годах потерпела крах ставка Кремля на шантаж как на уровне личности, так и на уровне навязывания Украине изменений в Конституцию. И именно поэтому включился сценарий войны – от осознания Россией проигрыша. Стало очевидно, что даже управляемый лидер, каковым не стал Кучма, никогда не был Ющенко, но стал Янукович с осени 2013 года, не гарантируют успеха.

Поэтому Россия перешла от всевозможных сценариев, направленных на постоянное отбрасывание Украины назад в орбиту своего влияния, к военному конфликту, цель которого – раскол Украины. И на этом расколе раздробить страну на несколько зависимых от разных центров обломков. Иными словами – разрушить украинскую государственность.

Но и этот сценарий нереализуем, несмотря на аннексию Крыма и войну на Донбассе. Потому что уровень консолидации в Украине сегодня гораздо выше, чем полтора года назад, а проблема геополитического выбора автоматически снята. Сегодня уровень связности между Львом и Харьковом или Ивано-Франковском и Одессой, условно говоря, гораздо выше, чем год назад. А русскоговорящий отнюдь не всегда значит пророссийский.

В 2014 году мы поняли, что Украина – это точно не Россия. Самоопределение теперь за Россией.

Гамбургский счет России выставит Донбасс.

Источник: glavcom.ua

Новости портала «Весь Харьков»