Государство
09.02.2015
Просмотров: 1067

ZALDOSTAN (бывшая Россия)

Смотреть, как государство постепенно становится каким-то Залдостаном, мне совершенно не нравится. Те, кто этот Залдостан мутят, потом обязательно сбегут. Им есть куда и есть на что. А нам оставаться.

Мотоциклы покупали после седьмого класса. Родители так прямо и говорили:

- Кончишь без двоек — купляем табе «Минтуса». И не канючь.

Так что, не подумайте чего лишнего, «кончали» как люди. Тройки, что петли на старом свитере, распускались в дневнике от графы «Биология» до графы «Химия». И только в самом низу всё сладостное единообразие этого IQ-парада нарушалось вызывающим «Физкультура — 5».

«Минтусы» (они же «Минск», "Макака"), так же как и ковровские «Восходы», были начальными этапами становления хуторского мотоциклиста. «Шлём» покупался заранее. Номеров не было, поскольку и прав в 14 лет не могло быть. Менты относились с пониманием: сами такими были.

Конечно, иногда бились. Ну, в трактор въедешь, свинья под колёса кинется или забор не заметишь. Всяко бывало. О происшествии с мотоциклом «Восход» в колхозе «Заря»рассказывала газета «Рассвет». Равно как и о столкновении трактора «Белорусь» с мотоциклом «Минск».

Но, главное, мотоцикл был нужен для дела. Это сначала думаешь о том, что будешь девок катать. Фиг! Девок только по вечерам. И то их ещё поймать надо. У них мамки тоже не дуры. Так что с девками — это как повезёт. А так только и слышишь целый день:

- Съезди в лес за жердями! Зря тебе мотоцикла купляли?

- Отвези бабе Тоне мешок сахару!

- Чё кроликам трава не нарвата? Ехай по траву!

В общем, мотоцикл в деревне был средством передвижения, транспортировки, экспресс-доставки, развития дорожной сети и даже средством коммуникации:

- Свечи лишней нема?

- Ёсть. На!

- Выпьем?

- Выпьем. Тебе как звать?

После армии дело доходило до «Ижей». После первого ребёнка появлялся или «Урал» или «Днепр» с коляской.

К сорока годам дозревали до самостоятельных конструкций. Чудовище с мотором от мотоцикла и колёсами от трактора должно было пахать гектарами, перевозить сено стогами, не тонуть в речках и пугать баб целыми сельсоветами.

На машину смотрели как на причуду. На мотоцикл — как на транспорт и вообще как на социальное явление. Есть мотоцикл, значит — семья крепкая, пьют в меру, дерутся только по праздникам.

У нас на одном доме табличка висела: «Тут живёт семья образцового и удивительного быта». На весь район один такой дом. А чего там удивительного? Пили с утра до ночи и морды друг другу били соответственно. И никто их не уважал, потому что мотоцикла у них не было. А у Стринадкиных вон никакой таблички, зато уважали. Потому что у Володьки ихнего в сарае и «Днепр» стоял и «Чезет».

А вот в городе я про мотоцикл ничего не понимаю. И про «Ночных Волков» не понимаю. Одно название идиотское. Покажи им всем волка ночью — разбегутся, поди. Особенно, если показать ту стаю, что по ночам к нам в Сенчуры входила.

Вой до утра, коровы ревут, собаки хрипнут, мужики из дома без ружья или топора не суются. Остальным до утра из хаты ходу вообще нет. К семидесятым волков перестреляли, полегче стало.

А в городе какие волки? Да и мотоцикл для чего тут вообще? За жердями ездить не надо, муравьёв цыплятам возить смысла нет. Зачем мотоцикл? И что эти волки возят на своих «Харлеях»? Какую траву каким кроликам?

В смысле, я догадываюсь, какую именно траву и что там у волков за кролики, только на фиг для этого мотоцикл-то? Чтоб летом народу своими моторами спать не давать? Чтоб считать, у кого заклёпок больше?

У меня как было, так и осталось мнение, что мотоциклист — существо функциональное. Как и мотоцикл. Соответственно, хочешь не хочешь, а дело какое-то им обязательно должно найтись.

В Союзе до войны жили совсем хреново, велосипед в деревне считался чудом да и был в лучшем случае у председателя колхоза. Вот поэтому и не было у нас в войну мотоциклистов в таком масштабе, как у технически продвинутых немцев. А уж те оторвались, нашли своим байкерам дело, хоть не вспоминай.

Теперь, смотрю, и «Волков» пристроили. Нашли им дело по уму и способностям. Они, говорят, создают движение «Антимайдан».

Классический выход и действительно особый путь России. А чё ж не особый?

- Майдана нет, а Антимайдан есть.

- Белые ленты запрещены, а чёрная сотня имеется.

- Солдат на Украине нету, а солдатские могилы есть.

- Кризиса нету, а антикризисная программа объявлена.

Видимо, это своё, особенное, мессианское представление русского мира о балансе сил и противовесов в природе. Тезы нет никогда. Антитеза есть всегда. На всякий случай.

Можно создать комитет по спаиванию марсиан. Фигня, что марсиан нету. Но комитет есть: появятся марсиане, а у нас уже самогон наготове.

Так и с Антимайданом. И лидеры у нового движения достойные. Один Хирург чего стоит. Он как врач сказал: «Оппозицию может остановить только страх смерти». Во, блин! Сразу видно, что клятву Гиппократа человек точно читал.

И Фрейда тоже. Дядька Зигги в своё время определил, что человеком движут два основных инстинкта: инстинкт Любви и инстинкт Смерти. При этом оговорился, что сам изучал только инстинкт Любви.

Так теперь понятно, что по второму инстинкту главным назначили Хирурга. Встроили в вертикаль. Или он сам себя встроил.

Потому, что Родину любит. Потому, что сердце у него кровью обливается за всё русское (кроме мотоциклов, конечно. Мотоциклы почему-то вражеские. Ни тебе «Ижа», ни тебе «Урала». Про фашистский «Днепр» и говорить нечего: сплошные «Дэвидсоны» и другие чопперы, прости господи за слово неправославное!)

Ясное дело, что против митинга в Грозном никакие волки ничего иметь не будут. Даже не оскалятся. Ну их, этих кадыровцев, к шайтану. Страшно. У них у самих волк на знамени. Не ночной, а круглосуточный. Они ж там психи все и заклёпок совсем не боятся. К тому же, у них автоматы всегда найдутся.

Это с белоленточниками разбираться легко и приятно. Забегаловки громить можно спокойно. А стреляющих дагестанцев лучше по встречке объезжать от греха подальше. И про Пророка ихнего обидчивого не дай бог чего-нибудь ляпнуть на заправке. А то никакая православная бахрома на багажнике не спасёт и не сохранит.

У меня, правда, вопрос нарисовался. А что, теперь все могут друг другу «страхом смерти» грозить? Или это только мотоциклист Залдостанов со своими собаковидными уполномочен?

И кем уполномочен? И какая у него теперь должность? Главный клёпанный терминатор Федерации? И где эти чёртовы Милонов с Мизулиной при таком разгуле нетрадиционных отношений в обществе? Чё примолкли-то?!

Я понимаю, что Залдостанову, как представителю самой гуманной профессии, надоело столько лет без дела на луну выть и бессмысленно по ночным улицам гонять. Теперь-то всяко веселей.

Вопросов у меня много. А ответов у меня нету. (Нормально, как в России и положено).

А какие могут быть ответы, если логические связи разрушены? Вон Лили опять заявил, что наши люди на Донбассе «исполняют свой долг по зову сердца». Это как? Так таки долг или таки зов? Тут же или одно или другое.

Зов сердца — штука стрёмная, поэтому кардиологи стараются этим термином не пользоваться (хирурги не в счёт). Что ж получается - прихожу я к товарищу и говорю: «Должен был тебе пятёрку, возвращать, в общем, не собирался, но наступил у меня зов и вот отдаю, хотя и не хочется». Так, что ли?

«Офицеры России» своё отчебучили. Признали воюющих на Украине «добровольцев из России героями и призвали не порочить их подвиг, совершенный во имя справедливости и свободы».

Я ж не против! Только где тут что? Есть герои? Ну, класс! Дайте им медаль «За Справедливость» и похороните по-человечески, если они такие герои, что спасу нет. Или всё-таки не было никого из российских военных в Луганде? Ну, не было, а тогда откуда герои?

Поехал Лавров во Францию. Поскорбел под плакатом Je Suis Charlie. А в это время в Москве менты двух своих с таким же плакатом свинтили. Вообще ничего не понять: только Лаврову можно? Или только в Париже? Ну, как в Союзе: чем вы, американцы, гордитесь? Мы ж точно так же можем орать, что Рейган дурак.

А неразбериха эта вся может, кстати, к поганым последствиям привести. Я хочу жить в той стране, где родился сам и где выросли мои дети. И я не хочу жить в государстве, где существуют такие удивительные хирурги. Потому, что я отдаю налоги государству ровно за то, чтоб хирурги сидели по больницам и занимались своим делом, а не носило бы их непонятно где.

А смотреть, как государство постепенно становится каким-то Залдостаном, мне совершенно не нравится. Те, кто этот Залдостан мутят, потом обязательно сбегут. Им есть куда и есть на что. А нам оставаться. И хотят это признавать хирурги или не хотят, но мы свою страну любим ни разу не меньше, чем они.

И я вот думаю, абсолютно правы были наши родители, считая, что мотоцикл должен приносить пользу в хозяйстве, а не просто туда-сюда кататься. Потому что, если пустить всё на самотёк, то еще неизвестно, до чего эти безмозглые мотоциклисты могут своими неокрепшими мозгами додуматься.

Они-то, может, и доедут до своего светлого будущего. А вот куда мы с ними докатимся?

Опубликовано в блоге suzemka.livejournal.com

Источник: argumentua.com

Новости портала «Весь Харьков»