Государство
15.06.2014
Просмотров: 792

Заветы Нестора Махно: как создается новая армия Украины

Информация о ходе противостояния на востоке Украины создаёт у значительной части внешних наблюдателей «кашу в голове». Непонятно кто за что борется, кто реальные участники, а кто выполняет роль декораций. Да и действия что одной, что другой стороны зачастую выглядят нелогичными.

К этому стоит добавить кашу в голове. В первую очередь в терминологии. Российские и часть беларуских СМИ говорят что «Армии Юго-Востока» противостоят наёмники, бандиты и киевская хунта. Другая часть утверждает, что правительственные силы, Юго-восточные соединения противостоят террористам, сепаратистам, наёмникам и российским диверсантам. Уже путаница. Если сюда добавить «правый сектор», «бандеровцев», «немецкие и американские военные корпорации» — полный хаос. Однако, то, что является хаосом и анархией для окружающих зачастую не более чем естественное состояние для украинского общества. Просто для того, чтобы понять логику необходимо понимать, как думает среднестатистический украинец.

Но даже без учёта особенностей менталитета, действия украинской власти и Украины в целом вполне логичные и эффективные. Кроме процесса изменений в политической сфере в соседней стране происходят процессы формирования нового взгляда на силовые структуры. Создаётся уникальный силовой блок ничего общего не имеющий с концепцией силовых структур бывшего СССР. При этом внутренние связи и система взаимодействия опирается на два кита: эффективность и особенности менталитета. Это более чем интересно и поучительно. Присмотримся внимательней.

Мартовские тезисы или вводные для Киева.

После смены власти, потери Крыма Украина попала в очень затруднительное положение. Основные проблемы можно сформулировать следующим образом:

- Отсутствие доверия к новой власти. Руководить страной стали те группы, которые пользовались наименьшей поддержкой населения. Извините, но кличка нового Премьера «куля в лоб» на пустом месте не появляется. При этом население центральных и западных регионов восприняло руководителей как временных антикризисных менеджеров и согласны их поддержать по крайней мере до выборов. В южной части соотношение хуже для Киева: по данным социологов баланс был примерно таким 50-60% сторонников, 10-15 — болото и от 30 до 40 — противники .

- Полная деморализация части силовых ведомств. В основе этого лежит три фактора:

1. Невосприятие новой власти частью силовиков. Особенно тех, которые выступали на Майдане «с другой стороны».

2. Сильная коррупционная составляющая в высших эшелонах командования МО, МВД. В последнем коррупцией затронуты практически все уровни.

3. Наличие агентуры и родственных связей части руководителей с российскими силовиками. Например, руководитель пограничной службы (возможно на момент выхода статьи уже бывший) — кум руководителя российского ФСБ. Это частично объясняет пропуски через границу колонн по 5-6 «Камазов» с вооружёнными «мирными протестующими».

- Полностью небоеспособные вооружённые силы. Это выражается во всём. Начиная от материального снабжения, заканчивая системой руководства и моральным состоянием личного состава.

- Отсутствие у новой власти готового пула потенциальных чиновников для выстраивания новой пирамиды принятия решений и коррупционные связи старого «управленческого класса».

- Пустой бюджет. На счетах казначейства 46-ти миллионной страны по состоянию на 20 февраля находится около 45 тысяч долларов. А на повестке дня кроме регулярных социальных выплат необходимость погашения части госдолга в размере как минимум 3-4 млрд. долларов.

- Наличие созданных ранее «удельных княжеств» — анклавов, которые полностью контролируются политическими либо родственными кланами. К таковым можно отнести Крым (ПР), Одесса («Семья Януковича»), Закарпатье (Балога), Луганск (Ефремов + ПР), Донецк (Ахметов + ПР)

- Ради сохранения своего положения во многих регионах местные элиты начинают «игру на тонком» — сознательно провоцируют либо поддерживают протестные движения. В том числе — вооружённые. К финансированию протестов активно подключается так называемая «семья» Януковича.

- И, наконец, внешний фактор. Россия аннексирует Крым и начинает так называемую «гибридную войну»: на территорию сопредельного государства засылаются организаторы массовых акций и откровенно диверсионные группы, которые за деньги и «за убеждения» активно вербуют представителей местного социального маргинеса.

С другой стороны есть и факторы, которые могут быть положительными для государства Украина, но и могут стать причиной падения новой власти. К основным можно отнести:

- Выработанную за время протестов уникальную и очень эффективную систему горизонтальной координации общества. Майдан победил не благодаря политическим лидерам а, во многом, вопреки их действиям. Эти структуры поддерживают новую власть. Но в системе «наниматель — нанятый менеджер».

- В стране (особенно на фоне крымских событий) наблюдается рост патриотизма. Это выражается в готовности части населения активно защищать свою страну.

- Наличие сформированных параллельных силовых структур в виде Самообороны Майдана и локальных групп. По различным оценкам, численность таковых (во всех регионах) составляет от 15 до 25 000 человек.

Действия власти.

Новое Киевское руководство оказывается неготово к одновременному отражению внешней агрессии и борьбе с игрой местных элит.

Власти понимают, что для реакции на качественно новые вызовы в области безопасности необходимы нетривиальные шаги. В том числе абсолютно новая система организации силовых структур. Ревизия полномочий и механизмов принятия решений показывает, что ни одна силовая структура не может эффективно противостоять «зелёным человечкам» и «мирным протестующим» с РПГ. Одни, как милиция имеют право наводить порядок, но не имеют подготовки, необходимого вооружения и эффективного (и лояльного) руководящего состава. Другие, как МО — имеют вооружение, численность, но находятся на низком уровне боеготовности и характеризуются низкой квалификацией высшего руководства. СБУ, пограничники, Служба охраны порядка МО — слишком малочисленны.

С другой стороны, после потери Крыма на фоне беспорядков в части Южных и Восточных областей население готово (и начинает) самостоятельно «наводить порядок». Не всегда полностью легальными способами. Но зачастую намного более эффективно, чем государственная машина. В каждой из областей массово начинают создаваться «силовые формирования». Часть из них — как добровольные дружины помощи милиции. Часть — не вполне легально, как база для будущих партизанских формирований.

Возникает опасность ответа на агрессию РФ «в стиле УПА». Естественно, в перспективе 3-4 лет украинские повстанцы бы выиграли партизанскую войну. Но осталась ли бы при этом существовать Украина в её нынешнем виде — большой вопрос.

С другой стороны, создавать новую армию и полицейские силы привычными методами, «сверху вниз» занимает чрезвычайно много времени. Только формирование руководства батальона или бригады требует не менее месяца. А мобилизация, развёртывание и слаживание — ещё больше. За этот срок «гости Украины» могут с успехом повесить триколор и в Киеве, и на карпатских высотах.

Решение приходит в стиле «типичной Украины». Оно сводится к фразе: «если не можешь победить хаос — возглавь его». Идея проста как мир — максимально легализовать, вписать в правовое поле эффективные общественные инициативы и тем самым минимизировать «опартизанивание» страны. Тем более, что опыт борьбы армии Нестора Махно — украинское «ноу-хау».

Власть не препятствует созданию новых силовых структур. А скорее помогает им легализоваться, включив в существующую систему силовых структур. На этом фоне вырисовывается очень интересная модель.

База или силовики опираются на общество.

Сегодня можно утверждать, что широкий базис поддержки силовиков составляют общественные активисты и горизонтальные связи. Активисты Майдана и созданные ими сетевые структуры с первых дней крымского кризиса занялись обеспечением военных в заблокированных частях.

То, что начиналось с банального подвоза продовольствия выходит на уровень закупки транспорта, средств защиты и средств разведки.

С течением времени масштабы только увеличивались. Маленький пример: вывоз семей военнослужащих из Крыма, организованный вывод частей на 60% обеспечен именно общественными инициативами.

К этой работе уже в середине марта присоединились местные органы власти большинства областей. И, естественно, местные бизнес-элиты.

Уже через 2 месяца (май 2014 г.) каждая (!!!!) В/Ч украинской армии (а позднее и Национальной Гвардии) «получила» своих шефов. Которые работают значительно более эффективно, чем служба тыла. Механизм прост до безобразия: командир части формирует список потребностей. Активисты ищут где купить, собирают средства и доставляют. Срок от выставления пожеланий до получения, как правило, не превышает недели. Те же активисты занимаются подбором добровольцев в войсковые части. Роль военкоматов в такой схеме — выписать мобилизационное предписание «туда куда скажут».

Маленький пример: простой продавец клубники Юрий Бирюков (известный как Феникс) вначале действовал в одиночку, поддерживая 79-ю бригаду специального назначения. Подбирал резервистов, искал возможности производства и поставки бронежилетов. В мае «Крылья Феникса» — уже фонд, который «ведёт» как минимум 6 частей (не считая секретных подразделений). Они занимаются восстановлением самолёта, строительством штаба для крымской части, покупкой транспорта и естественно средств защиты, прицелов и многого другого. Ежедневный (!!!) финансовый оборот превышает 20 тыс. долларов. Результаты — «Крылья Феникса» закупили и отдали армии одних бронежилетов в количестве более 2000 шт. Служба тыла МО за это же время — менее 50-и. А таких групп как группа Феникса — более 30-и по стране. Очень эффективная и оперативная система. Которая, к слову, ни копейки не стоит государственному бюджету.

Эта система ставит под вопрос целесообразность содержания на службе части генералов. Показателен конфликт службы тыла с тем же Фениксом. Попытки заместителя Министра обороны «поставить на место зарвавшегося фермера» закончились отставкой и обвинением в саботаже.

Однако, согласно законодательству такая помощь была «не совсем законной». Правительство среагировало мгновенно. Были разработаны и приняты поправки в закон «Про оборону». И теперь «Фінансування потреб національної оборони держави може здійснюватися додатково за рахунок благодійних пожертв фізичних та юридичних осіб у порядку, визначеному Кабінетом Міністрів України» .

Имея такую базу власти смогли сосредоточится на создании новой системы силовых ведомств.

Национальная Гвардия.

Первой ласточкой стало возрождение института Национальной Гвардии. Фактически НГ — это силовой блок, подчинённый непосредственно Президенту с правом противодействовать внешним и внутренним угрозам, в том числе в мирное время. Гвардия существовала до 2001 года. Потом была преобразована во Внутренние войска с добавлением конвойных функций и функций обеспечения порядка во время массовых акций.

Закон, принятый Парламентом 13 марта 2014 года вернул Национальной Гвардии её первоначальные задачи. В частности «захист конституційного ладу України, цілісності її території від спроб зміни їх насильницьким шляхом» .

Кроме структур Внутренних войск, в Национальную Гвардию входят часть сотен Самообороны Майдана. Формально, НГ входит в структуру МВД. Но командующий гвардией назначается Парламентом по предложению Президента. И в иерархии силовиков находится на одном уровне с Министром обороны или Министром внутренних дел. Гвардия подчинена Президенту и Парламенту.

Формированием Национальной гвардии позволило формализовать значительную часть сотен Самообороны. В первую очередь — боеспособного крыла этой структуры. И, более того, начать использовать вчерашних активистов Майдана для обеспечения государственной безопасности. Кстати, тоже проявление украинского менталитета: вчерашние противники (Внутренние войска и Самооборона), слившись в одну структуру демонстрируют чрезвычайную эффективность. О внутренних конфликтах речи не идёт.

Территориальная оборона.

Однако не все были согласны идти в Национальную гвардию. Украину охватывает мода на создание собственных, территориальных структур. В первую очередь для защиты собственного дома, обеспечения правопорядка. Такая инициатива находит широчайшую поддержку местных органов власти. Отряды местной «самообороны» возникают как грибы. В областях, граничащих с «проблемными регионами» ставится вопрос о получении оружия.

Киев вспоминает принятый несколькими годами ранее закон о территориальной обороне. До 2014 года о методах действий и специфике ТО шла дискуссия без практических результатов . Единственным практическим опытом были учения 2011 года со спорными результатами . Новая власть решает вывести структуры ТО из виртуального состояния. За основу берётся опыт Швейцарии. С украинской спецификой (гены Батьки Махно бурлят в крови). Идея проста — костяк высокопрофессиональных кадров в количестве пары батальонов при необходимости разворачивается в бригаду. Первыми ласточками стали Киевщина и Днепропетровская область. Причём местное руководство понимает, что профессионалы не пойдут служить за среднюю зарплату. Используя возможности принятого закона «Про оборону» вырабатывается превосходная схема финансирования структур. Министерство обороны, в состав которого по закону входят части ТО обеспечивает вооружение, берёт части под своё командование. Но руководство самих частей назначается с учётом пожеланий местной власти из местных кадров. А значительная часть финансирования (в том числе зарплаты, средства защиты, транспорт и т. д.) идёт через специальный местный благотворительный фонд. В результате, голая «ставка» рядового составляет не менее 6 тысяч гривен. С доплатой из местного бюджета сумма увеличивается вдвое. И это без «боевых». Лейтенант «Днепра» получает от 20 000 грн. в месяц. Командирский состав (штаб) — от 50 000 . Для справки, средняя зарплата в Украине — 3500-4000 (в зависимости от региона). Курс доллара — 11,4. Далее считайте сами.

Такая тактика показала свою чрезвычайную эффективность. За один месяц были сняты вопросы об опасности сепаратистских выступлений в Днепропетровске, Николаеве, Запорожье и Харькове. И уже 30 апреля 2014 года и.о. Президента Украины дал поручение сформировать батальоны территориальной обороны во всех областях страны . Формированием занялось Министерство обороны Украины. Причём часть из подразделений создаётся как структурная часть Военной службы правопорядка . Особенно, учитывая, что структура имеет своей целью «участь у протидії диверсійним проявам та терористичним актам на військових об’єктах». Разворачиваются не «комендантские роты», а подразделения специальных операций. Тем более, что в стране достаточно людей с опытом боевых действий, в том числе в составе миротворческих контингентов. Но ВСП — это уже другая тема, в значительной мере закрытая покровом государственной тайны. Известно только одно — спецы работают и делают своё дело «с охотцей, с огоньком». Сколько за это получают — увы, неизвестно.

Естественно, не везде местные власти могут обеспечить трёх-пятикратную доплату к базовой ставке. Но то, что штатные бойцы ТО (как и призванные во время сборов) получают в 2-3 раза больше чем обычные военные — факт.

Кроме того, в небольших регионах создаются «законсервированные части». В первую очередь речь идёт о регионах, где местные власти не могут позволить себе содержать более чем 10-15 штатных спецов. Которые готовят резервистов и в случае необходимости станут штабом боеспособного соединения. За примерами далеко ходить не надо — автор этих строк имел честь пройти краткосрочную подготовку в составе партизанского отряда с чудесным названием «Смерть оккупантам». Формирование создавалось при поддержке властей одного из районов Киевской области. В данный момент отряд находится в «замороженном состоянии».

Спецподразделения МВД.

Успехи Министерства обороны в области формирования структур ТО не были оставлены без внимания и структурами МВД. 8 мая вступило в действие положение о подразделениях милиции общественного порядка особого назначения . И.О. главы МВД А. Аваков заявил о намерении сформировать группировку общей численностью до 12 тысяч человек.

Суть новых подразделений проста. По территориальному признаку формируются профессиональные подразделения. Их костяк работает на постоянной основе. Однако, при необходимости роты могут быть развёрнуты до батальона, батальоны — в бригады. В задачи, кроме обеспечения правопорядка включены охрана стратегических объектов, борьба с терроризмом и бандитизмом.

Финансирование осуществляется по тем же принципам, что и в структурах территориально обороны: МВД даёт базу, благотворительные фонды и местные власти формируют окончательный бюджет. Последние по согласованию с Министром утверждают количественный состав и сферу применения, исходя из региональной специфики. Формирование полков началось с проблемных регионов. В частности формирования в Днепропетровской области были разделены между МВД и МО. Так в распоряжении Авакова появились чрезвычайно эффективные и боеспособные части в виде батальонов «Азов», «Юг», «Днепр-1».

Истинная «Махновщина».

Процесс формирования новых силовых структур в нормальном государстве занимает не менее года. То, что в Украине смогли провести первый этап за неполные два месяца — уже фантастика. Но жизнь не стоит на месте.

Власти по-прежнему дают свободу местной инициативе. Формируется значительное число «добровольных батальонов», которые действуют как ДНД советского времени. По сути они являются «партизанскими соединениями» . Но название не влияет на эффективность. Достаточно вспомнить самооборону Сватово (Луганская область), которая просто и доходчиво объяснила «ополчению ДНР» куда им надо ехать и куда засунуть «Путина и РФ». Не отстаёт от них и «спецотряд» сотни самообороны ОУН. В результате — посмотрите на карту голосования на выборах президента. 6 районов Луганщины свободны от сепаратистов. Стоит заметить, что это районы, граничащие с Российской Федерацией. Аналогичная ситуация в Донецкой области в сфере деятельности батальона «Донбасс» и так называемого батальона Ляшко (батальон «Украина»), который был сформирован не так давно — 10 мая .

При всей анархичности структуры, такие формирования взаимодействуют с территориальной обороной или подразделениями милиции общественного порядка особого назначения. И постепенно становятся частью либо первых, либо вторых (Сватово, «Донбасс» после попадания в засаду). Интересна и история получения вооружений добровольцами. Основа таких батальонов — люди с легальным оружием. А далее — трофеи. Оказывается, не всегда выгодно отдавать АК с сепаратистского блок-поста Коломойскому.

Есть о чём задуматься.

На первый взгляд хаотичная политика официального Киева по отношению к силовым структурам позволила за два месяца из толпы вооружённых мужчин создать боеспособный силовой блок. Аргументы типа «так на Востоке продолжаются беспорядки» можно принять к сведению, но не более.

В марте вооружёнными беспорядками было охвачено 7 областей. В мае — две. Причём в 5-и «освобождённых» не было ни одного инцидента на выборах Президента. Количество погибших, учитывая масштабы проблем — минимально.

Стоит так же учесть количество «туристов» на востоке. Группировка боевиков в одном только Славянске оценивается в 1500-2000 человек. Для справки: процесс выдавливания из Грозного отряда Басаева той же численности (около 2 тысяч) занял у российской армии месяц. Это при том, что Путин не ограничивал себя рамками «сохранения жизни мирных протестующих» — по городу работала артиллерия.

А перелом на востоке Украины наступил уже 15-20 мая. Когда были освобождены 8 райцентров. В это же время РФ в «ответ на просьбы ДНР» официально заявила о начале вывода войск от границы с Украиной.

Опыт создания новых силовых структур в Украине не остался незамеченным и странами-членами НАТО. После анализа, сделанного военным атташе посольства РП в Киеве и визита военспецов в Украину, Польша объявила о намерении создать 20-ти тысячный корпус территориальной обороны . Механизм создания и функционирования — украинский опыт.

Да и в Беларуси Администрация президента и Министерство обороны серьёзно анализируют действия Киева. Даст Бог не просто «из спортивного интереса».

Источник: Belarus Security Blog

Автор: Игорь Тышкевич, Беларусь

Изображение: Ивана Семесюка