14.03.2018 14:14
Просмотров: 325

Возродить село. Как живётся переселенцам в глубинке

Возродить село. Как живётся переселенцам в глубинкеКудрины

В Харьковской области многодетная семья Кудриных из Луганской области живёт уже полтора года. Александр — пограничник, Таня — домохозяйка. Супруги воспитывают шестерых дочерей и двух сыновей. Самые старшие — 19-летняя Аня и 16-летняя Вика — учатся в Харькове, младшие живут с родителями в селе. 

— Алина в четвёртом классе, ей 10 лет. Катя — во втором, ей будет 8. Маше — 6,5. В этом году она только пошла в 1-й класс. Сыну Саше — 4,5 годика. Златочке — два. А Ванюшке — всего три недели, — подробно перечисляет Татьяна Кудрина.

Оставаться в родном городе, захваченном Красном Луче, было небезопасно. И в 2015-м волонтёры помогли семье выехать. Поначалу Кудрины жили в посёлке Южный Харьковского района.

— Тогда самой большой проблемой было съёмное жильё. За год мы, наверное, раз семь переезжали с улицы на улицу. Из-за того, что у нас много детей, хозяева постоянно нам говорили: «Съезжайте», — вспоминает Александр. — По интернету жена нашла объявление, что в село Сенное Богодуховского района приглашают переселенцев. Поехала, посмотрела. Я как раз тогда только вернулся из зоны АТО. Подумали и решили переезжать сюда.

Найти жильё помог глава Сеннянского сельсовета Андрей Ольховский. Дом с огородом площадью 25 соток Кудрины выкупили в рассрочку. Из хозяйства пока обзавелись только парой коз. Весной хотят купить кур. В доме — две комнаты: жилая и кухня. Отопление печное. На зиму запаслись дровами.

— Нам не привыкать, в Луганской области тоже дом с печкой был. Взяли подержанного «Жигулёнка», — показывает Александр Кудрин на машину во дворе. — Главная проблема сейчас — школа. Протестовали, судились, чтобы в селе не закрывали школу, но не помогло. Хотя там у нас и экономичный котёл для отопления был, и интернет провели, и учителя хорошие преподавали.

После того, как летом 2017-го школу закрыли, три дочери Кудриных ездят на учёбу в соседнее село Заброды. В этом году девочки пропустили много занятий — из-за непогоды не всегда получалось добраться до школьного автобуса, а из-за нечищенных и плохих дорог водитель отказывался подъезжал к их дому. Осенью и весной здесь можно увязнуть в грязи, зимой пути заметает снегом.

— Если идти по асфальтированной дороге, то от нашего дома до центра села, где в 7.00 детей ждёт школьный автобус, — примерно 5 километров. Приходилось будить всех детей в пять утра. Один час уходил на сборы, второй — на дорогу. По темноте выходили в школу и по темноте возвращались. Ходили и в грязь, и в дождь, и в снег. Со всеми малышами, а что делать? Брали фонарик и шли, — рассказывает Татьяна. — Последние полторы недели девочки дома. Из-за погодных условий и карантина получились незапланированные каникулы. 

— Как им учить уроки, когда они каждый день наматывают такой кросс? Они приходят и валятся спать, — добавляет отец. — В райгосадминистрации обещали, что в село Заброды пустят отдельный школьный автобус, но его до сих пор нет. Всех детей по разным учебным заведениям развозит автобус, который относится к богодуховскому лицею. Думаем позвонить на горячую правительственную линию. Чиновники обязаны обеспечить школу транспортом и подвозить детей.

Ивановы

Частные дворы в Сенном, где проживают до 460 человек, разбросаны на территории в тысячу гектаров, рассказывает председатель сельсовета Андрей Ольховский. В центре села — два магазина, клуб, сельсовет и здание школы. К дому Елены и Юрия Ивановых, на окраину, идём идти по асфальтированной дороге полчаса, а затем ещё столько же пробираться по тропинке через заснеженные овраги. 

Супруги-переселенцы с двумя детьми переехали в Харьковскую область из Брянки под Луганском. Ветхое жильё, предоставленное властями в Ордовке под Новой Водолагой (там «МедиаПорт» и познакомился с Ивановыми в 2017 году), семье пришлось покинуть.

— Мы жили в доме, который остался после смерти пожилой женщины, а через время туда переехала её внучка, и в 2017-м нам пришлось съезжать, — вспоминает Лена. — В Сенном — с конца лета. Дом помогли купить волонтёры. Когда наступили холода, выяснилось, что печку в доме нужно перекладывать, она не работает. Решили зимовать в летней кухне. 

Летняя кухня — это небольшая комната с печкой и двумя окнами. Стены вместо обоев оклеены пожелтевшей бумагой. Из мебели — кровать, старое кресло и пару табуретов. Одежда, детские тетради, игрушки сложены в углу. В корзине у печки — дрова и щепки. 

10-летний Андрей и 8-летний Олег учатся в специализированной школе-интернате в Харькове. На выходные родители забирают их домой. В такие дни взрослые заносят в комнату ещё одну кроватью. Днём она стоит в снегу на улице.

— В школе нравится математика, письмо. А ещё мы на экскурсии ездим и в бассейн, — рассказывают дети.

Сейчас Ивановы живут за счёт детских выплат и пенсии, которую временно получает муж из-за онкологического заболевания. 

— По возможности помогают и председатель сельсовета, и «Станция Харьков». Когда муж заболел, волонтёры помогли с деньгами и на обследование в областном онкоцентре, и на покупку лекарств для химиотерапии. Детям на праздники подарки передают. Спасибо им большое за это, — благодарит Елена. — Здесь красиво, особенно летом. Плохо, что рейсовый автобус до Богодухова всего три раза в неделю ходит. В понедельник садимся с детьми в школьный автобус, а потом пересаживаемся на тот, который едет до Харькова. 

— Очень тяжело добираться. Я уже две химии пропустил. Пройду полдороги и становится плохо, не могу дойти до трассы. Когда зима, мороз, ещё более-менее, а как только начинается слякоть, грязь — не пройти, — говорит Юрий. 

— Юр, а сыграй нам что-нибудь на гитаре, — неожиданно предлагает Лена.

Пока муж настраивает гитару, мальчики хлопают в ладоши и пританцовывают на кровати: «Папа, у нас будет концерт?».

Школа

— Почему школу закрыли? Одна из причин — у нас нет спортзала. Никого не интересовало, что мы выиграли на конкурсе мини-проектов спортплощадку. Вторая причина — количество учащихся. В райадминистрации посчитали, что у нас в школе учатся 24 ребёнка, но учли только зарегистрированных детей. На самом деле 1 сентября на линейку собрались 27 учеников. Пришли и первоклассники — семеро деток. Родители в тот день в другие школы их не повезли. В знак протеста, — вспоминает глава сельсовета Андрей Ольховский.

Из-за снега и тумана кажется, что школа стоит на отшибе. От домов её отделяет яблочный сад. Словно из ниоткуда появляется женщина с собакой. Это сторож. Охраняет школу и периодически отапливает пустующие помещения. После закрытия из классов вывезли компьютеры и мебель.

— На год надо было всего 35 кубов дров. Это чепуха! Топим, чтобы здание школы не отсырело. Его построили в 1926 году. В своё время здесь 700 человек в две смены учились, — проводит экскурсию Ольховский. — Попробовали судиться с РГА, но ничего не вышло. Суд вынес решение не в нашу пользу. Апелляцию не подавали, нужно платить за судебные издержки. Первый иск обошёлся в 1600 гривен. Сейчас пишем везде обращения, просим запустить хотя бы начальную школу.

После закрытия школы в Сенном детей развозят в шесть учебных заведений Богодухова и ближайших сёл. На уроки школьники выезжают в 7.00, возвращаются к 16.00.

— В другие школы родителей заманивали тем, что там получше процесс обучения, есть кружки. Но у нас здесь тоже было народное творчество — и вышивали, и кукол-мотанок делали. Не отрицаю, в некоторых классах учились 1-2 человека, но обучение происходило согласно программе, — уверяет глава сельсовета.

— В 9-й класс в Сенном ходили две девочки. Они даже не знали, будет ли у них выпускной? Какое там развитие? — отвечает на это председатель Богодуховской РГА Владимир Шаров. — Спортзала нет, соревновательного момента нет. Один учитель мог преподавать несколько предметов. От закрытия школы дети только выиграли. Это и другой уровень преподавания, и общение со сверстниками.

Он говорит, если даже сейчас в Сенном наберут больше 24 учеников, школа не сможет возобновить работу. Вопрос с подвозом детей на дальние улицы в разговоре с «МедиаПортом» он пообещал решить. «Возможно, мог быть сбой, — не отрицает Шаров. — Уже выделили им дополнительный автобус, закупили бензин, взяли водителя на работу, маршрут отработаем».

Содержать малокомплектные школы государству невыгодно, объясняют в областной администрации. Если на финансирование одного ученика в год из бюджета в среднем идёт около 10 тысяч гривен, то в маленьких сельских школах эта цифра может составлять и 25 тысяч, и 30.

— В этом заключается главная проблема. Такие школы могут работать, если их финансирование берёт на себя местный бюджет. У нас есть одна школа, где учатся 24 ребёнка, — в Харьковском районе, — рассказывает заместитель директора областного Департамента науки и образования Владимир Игнатьев.

В 2017-м в регионе ликвидировали три малокомплектные школы, 18 потеряли статус юридического лица и вошли в состав опорных школ. В таких филиалах дети могут учиться до 9 класса. В этом году в Харьковской области собираются закрыть только школу при Куряжской воспитательной колонии. Ещё 30 учебных заведений ждёт реорганизация — они станут филиалами опорных школ. Прежде чем закрыть малокомплектную школу — их в области 136, нужно провести общественные слушания. Окончательное решение принимают на сессии местного совета.

Возродить село

В Сеннянском сельсовете, который объединяет три села, числится 660 жителей. Большинство — пенсионеры. Ольховский мечтает возродить село и два года назад стал приглашать в Сенное переселенцев с Донбасса.

— Наше село, по информации краеведа, более 400 лет назад и основали переселенцы. Несколько семей у нас называют экопоселенцами — они переехали из города и выращивают экологическую сельхозпродукцию, держат пасеки, — рассказывает Ольховский. — Когда стали приезжать переселенцы с Донбасса, сначала принимали по 10-15 семей в неделю. Правда, из них остались проживать семей 10. 

Разрушенное здание в центре села — бывшая больница, развалины рядом — ветлечебница. Сейчас в Сенном работает только фельдшерский пункт при сельсовете. Район, где стоят четыре двухэтажки, в селе называют «китайский квартал».

— Это были колхозные дома, мы их специально приняли на баланс сельсовета в надежде, что государство поможет отремонтировать. В них — 10 квартир без хозяев, но их нужно восстанавливать — здесь голые стены. Помимо квартир, в селе есть пустующие дома, которые продаются, — говорит глава сельсовета.

От Сенного до Богодухова — всего 12 км. С работой, по словам Ольховского, в селе сложно, но при желании её можно найти. «Очень нужен землеустроитель в сельсовет. Его нет с 2014 года. Можно устроиться на свиноферму в соседнем селе Шубы или на сезонные работы к фермерам. В Богодухове у нас — молокозавод и мясокомбинат. Туда приглашали на работу. Зарплата — от 6 тысяч гривен», — перечисляет варианты председатель.

Результаты Национальной системы мониторинга о ситуации с внутренне перемещёнными лицами в Украине свидетельствуют, что уровень занятости переселенцев различается по типам населённых пунктов и географических зон. «Наибольшая доля занятых ВПЛ живёт в больших городах, тогда как в малых городах и сёлах уровень занятости — низкий. Впрочем, в сравнении с предыдущим раундом [мониторинга] отмечается рост доли занятых ВПЛ, которые живут в сельской местности, а именно с 55% до 63%», — выяснили авторы исследования. 

У построек сельхозпредприятия встречаем рабочего. Он весь с ног до головы — в муке, даже ресницы. Андрей долгое время жил с семьёй в Донецке, в километре от аэропорта. Когда начались обстрелы, вывез семью в Мариуполь, а сам приехал в Сенное. Работает на сельхозпредприятии директором.

— В Донецке был бизнес — агентство недвижимости, пункты обмена валюты. Я хорошо зарабатывал. А сейчас нет ничего. С донецкой пропиской — везде табу. Не хотели брать на работу, в банках были проблемы, требовали много дополнительных справок, — вспоминает Андрей. — С работодателем познакомился год назад, случайно. Тяжеловато, но нравится. Видите, в галстуке не хожу. По деньгам не обижает. Помимо меня здесь ещё четверо переселенцев работают. К семье раз в три месяца езжу. Зарплатная карта — у жены. Мне деньги не нужны — нас фирма кормит. Спортзал построили, жильё есть.

— Почему людей в селе нет? Потому что инфраструктуры нет. Что людям нужно? Дороги, связь, медицина, образование, работа, — размышляет Андрей Ольховский.

Глава сельсовета строит планы: намерен добиваться финансовой поддержки, чтобы оборудовать боксы для скота на пустующем участке бывшей молочно-животноводческой фермы. Если всё удастся, в Сенном появятся новые рабочие места. 

Читайте другие материалы проекта Переселенцы.Live

Фото: Павел Пахоменко, Андрей Ольховский.

МедиаПорт: Новости Харькова и Украины


Читайте ещё:

Загрузка...
Май
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
 
Архив новостей

Юридическое обеспечение портала

Адвокат
СМОРОДИНСКИЙ
Виктор Семенович