06.12.2017 09:43
Просмотров: 768

Влад Яма: У меня был год, за который до сих пор стыдно

Влад Яма: У меня был год, за который до сих пор стыдно

Украинский танцор, хореограф, а также судья телевизионных проектов ("Танці з зірками", Танцоюють всі!") в интервью рассказал о первых заработках, знакомстве с женой, сыне Леоне и что его может вывести из себя.

— Влад, в детстве вы кем мечтали быть?

— В детстве я мечтал быть водителем хлебного автомобиля. Во-первых, мне хотелось находиться за рулем большой машины, а во-вторых, приносить пользу людям. А в 8-м классе я уже начал выбирать между танцами и юриспруденцией. Я серьезно увлекся правоведением, в 9 классе выиграл районную и областную олимпиады. Был даже на всеукраинской, но потом все-таки решил сконцентрироваться на танцах. Отец поставил мне условие, что они с мамой дают мне самому право выбора будущей профессии, но только при одном моменте — если я им пообещаю, что своим делом в будущем смогу прокормить семью. Я, конечно, сам не понимал, как это будет происходить, но смотрел на своего тренера, у которого это получалось, и поэтому дал положительный ответ.

— Преподавать вы начали еще в школе?

— Да, а по вечерам еще выступал в арт-ресторане. Зарабатывал по меркам школьников неплохие деньги.

— Сколько вам было лет, когда вы приняли решение переехать из родного Запорожья в Киев?

— Мне было 19, когда поступило предложение танцевать в киевском спортивно-танцевальном клубе. Первое время города я практически не видел, передвигался исключить по маршруту дом-работа-дом. Первый месяц жил бесплатно у знакомых моих родителей, потом начал снимать комнаты, но все это заканчивалась очень печально. То оказывалось, что хозяин – алкоголик, то кошка соседа, на меня бросалась, в общем, постоянные проблемы. А когда пришло время поступления в магистратуру инфиза, я вообще психанул и переехал в общагу. В итоге год там прожил, где нашел прекрасных друзей и знакомых, с которыми дружу по сей день.

— Это правда, что до того, как попасть в шоу "Танці з зірками", вы работали в шоу-балете Freedom?

— Да, причем первый год я был во втором составе. На тот момент я работал с группой "Алиби" и получал 45 долларов в месяц. А поскольку комната, которую я снимал, стоила 40, я даже считал себя успешным человеком. На пельмени же хватало (улыбается). Конечно, это был не единственный мой заработок. Я пытался преподавать, устраивался в фитнес-клубы, которые только начали открываться. Помимо "Алиби" я, кстати, еще съездил в большой тур с Лолитой Милявской. Уже со временем я попал в первый состав, где работал с ребятами, которые танцуют в коллективе и по сей день.

— Почему вы ушли из этого балета?

— Просто так сложилось. В этот момент в моей жизни появились первые "Танці з зірками", а после них — всеукраинские туры с Наташей Могилевской. Кстати, пригласить меня в партнеры Наташе посоветовала как раз Лена Коляденко (руководитель балета Freedom. — Авт.). У всех были определены партнеры, не хватало только для Русланы Писанки. Спустя неделю после проб с Писанкой мне позвонили и сказали, что с Русей я танцевать не буду, но вновь пригласили на пробы, но уже с Могилевской. Как потом окажется, на тот момент Наташа выбирала между тремя партнерами, среди которых, кстати, был и Дима Дикусар. А потом был один короткий разговор по телефону. Наташа мне позвонила и спросила, умею ли я танцевать горячие, сексуальные латиноамериканские танцы. Ведь на кастинге мы попробовали только вальс, и она не смогла рассмотреть весь мой потенциал. Я так это запомнил. И не знаю почему, но в тот момент, несмотря на свою стеснительность, без паузы ответил, что конечно умею танцевать и этот стиль (смеется).

4_224

— Фраза "проснуться знаменитым" соответствует вашей жизни?

— По сути да, я четко помню, когда меня стали узнавать на улицах. Хотя морально я уже был к этому готов. В этом, кстати, большая заслуга Наташи. Она заранее меня предупреждала, что это может случиться, что ко мне будут подходить на улице с просьбой о фотографии или автографе, но я до последнего искренне в это не верил. Но когда это случилось впервые, я, безусловно, удивился, но скажем так, крышу мне не снесло.

— А к такому повышенному вниманию со стороны противоположного пола вы были готовы?

— Вот к этому нет. Раньше я же вообще стеснялся подойти первым к кому-то познакомиться. Только лет в 20 я начал себя перебаривать, тренировать свою уверенность.

— А своей популярностью вы хоть пользовались?

— Ой у меня был сумасшедший один год, за который мне стыдно до сих пор. Это все было как раз перед встречей с будущей женой. Слава Богу, что этот год был всего один в моей жизни. Мне было 25, я был горяч и молод, и почти каждые выходные отдыхал с друзьями в клубе. Кстати, там же я в итоге и встретил Лилю.

— Как именно вы познакомились?

— Я первый заметил Лилю, и первая мысль была — что эта девочка слишком красивая и недоступная для меня. Я ничего о ней еще не знал, это было чисто внешнее впечатление. Уже потом я начал наводить справки, кто она, есть ли у нее парень. Кстати, все почему-то думают, что Лиля тоже профессионально занимается танцами, хотя это не так. Лиля имеет диплом менеджера по туризму, а еще отлично знает английский язык. 

— Вы очень фактурный для кино. Уверена, вас часто приглашают на кастинги, или нет?

— Нет, в последнее время вообще не приглашают, хотя поначалу были какие-то пробы в сериалы, полный метр. Но это ничем не заканчивалось. Сейчас я уже понимаю почему. Раньше ведь у меня был заметный запорожский акцент. Сам я этого не замечал, но близкие люди подсказали. Если я сильно расслаблюсь, то и сейчас может выскочить "гэканье", "чоканье", но я с этим активно борюсь. Даже с педагогом полтора года занимался, чтобы откорректировать свою речь.

— По поводу вашего характера. Вы вообще обидчивый?

— Наверное, да, но с годами научился быстрее отходить, не тратить время на это. Мне кажется, жизнь не настолько длинная, чтобы еще выделять время на обиды.

— А что вас может вывести из себя?

— Тупость, невежество, непрофессионализм, а еще медлительность.

— Вы производите впечатление такого искреннего, открытого человека. Этим пользовались другие люди?

— Бывало, некоторые девчонки вили из меня веревки. Я даже плакал по ночам, но через это ведь многие проходят.

— А эти девчонки потом вам звонили, когда вы уже стали известным на всю страну?

— А я с бывшими не общаюсь, хотя от каких-то друзей мне и доходит о них информация, мол, та замуж вышла, та ребенка родила. Но эта внутренняя радость за них быстро проходит. Сейчас все мои мысли и дела крутятся вокруг семьи.

— До того как сделать Лиле предложение, вы семь лет жили в гражданском браке. Не каждая девушка будет так долго ждать...

— Согласен, только сильная и преданная (улыбается). Я действительно долго думал и не решался на этот серьезный шаг. Я с детства решил для себя, что если жениться, то один раз и на всю жизнь. А на тот момент уже пару моих друзей успели не только пожениться, но и развестись. Поэтому я сказал себе, что лучше буду дольше думать, но сделаю это единственный раз. А еще мне почему-то казалось, что если я объявлю, что женюсь, то потеряю часть работы. Ведь существует же миф, что известные мужчины, дабы привлечь большее внимание женщин, должны быть обязательно свободными. Хотя сейчас я понимаю, что это смешно и даже глупо.

— А сама Лиля не настаивала на штампе в паспорте?

— Все началось с полунамеков. Потом были конкретные разговоры, причем некоторые аргументы были действительно смешными. Например то, что подружки Лили ей названивают, и говорят, что я несерьезный. Но на меня это вообще не работает, подружки никогда не были для меня авторитетом (улыбается). Но когда я начал представлять, что Лиля чувствует в этот момент, вот тогда до меня начало доходить, что надо что-то менять.

2_1698

— И как вы, собственно, сделали предложение?

— На Новый год, сразу после полуночи. На часах было ровно 12:12. Это моя любимая цифра. Накануне я тайком купил кольцо, ну и, как положено, стал на колено перед Лилей. Тот Новый год мы встречали вдвоем. Приготовили традиционное оливье, другую закуску, а еще дрогобычскую колбасу. И вот в тот самый момент, когда я произносил один из главных вопросов в своей жизни, у Лили во рту оказался кусок дрогобычской колбаски. Мы так это запомнили, что теперь это наша любимая колбаса (смеется). Сейчас я, конечно, понимаю, что нужно было делать предложение пораньше, а с другой стороны, ничего уже не поменять, так что я ни о чем не жалею.

— И через сколько времени после предложения вы отгуляли свадьбу?

— Это совпадение, но ровно через 9 месяцев. Беременны на тот момент мы еще не были. Лиля, кстати, за этим очень следила, чтобы потом никто не посмел сказать, что наша свадьба случилась "по залету". Поэтому у нас все по классическому сценарию — предложение, свадьба, ребенок.

— Какая была ваша первая реакция, когда Лиля сообщила вам, что беременна?

— Я сначала ничего понял. Она вышла из туалета и просто держала в руках эту палочку. Первые секунды я не мог поверить своему счастью. Это такие новые ощущения, которых я раньше точно не испытывал. Их нельзя сравнить ни с чем, поэтому я желаю каждому мужчине хотя бы раз их испытать. А находясь в животике, Леон пережил очень сложные моменты. Мы как раз заканчивали стройку, делали ремонт в новом доме. По этому поводу мы даже шутили, мол, главное теперь, чтобы он не стал строителем (смеется). Ведь он столько слов слышал от подрядчиков, электриков, маляров, которые к нам приезжали. Мы вместе с Лилей руководили всеми процессами, и она еще за неделю до родов приезжала на дом, чтобы все проконтролировать.

— Скоро Леону исполнится уже два года. А когда вы в первый раз остались один на один с сыном?

— Первый раз это было, когда ему был месяц. Лили дома не было где-то час, но я этот час не забуду никогда. Как только Лиля вышла за порог, сразу включилась "сирена". Я минут 15 пытался всеми способами ее "выключить", но ничего не получалось. Это сейчас мы уже поняли, что Леон по характеру не очень спокойный. То есть я знаю, что есть дети более обезбашенные, но он действительно очень активный. Кстати, при посторонних, он, наоборот, молчаливый и сдержанный. А когда мы один на один, ох он и устраивает нам спектакли (смеется).

— Обычно, когда ребенку полтора-два года, родители задумываются о сестричке или братике для него...

— Мы тоже задумываемся. Хотим сестричку или братика, обсуждаем это через день, но это предугадать же невозможно. Но сильно оттягивать не хотим, у нас нет столько времени, ведь мы относительно поздно к этому пришли. Поэтому еще 10 лет в запасе у нас нет.

— Кто главный у вас в семье?

— Я абсолютно искренне уверен, что главный я. Но жена мне во многом помогает, направляет, иногда даже подталкивает. И мне это нравится.

— За последние месяцы вы очень похудели. Вы до сих пор сидите на жесткой диете?

— Уже немножко подуспокоился. А еще полгода назад я был жутко недоволен собой. Причем другие это, может, и не замечали, я же видел каждый лишний сантиментр на теле. Это началось после рождения сына, когда я начал за ним что-то доедать. Со временем это вошло в привычку и пошло-поехало. Но потом я все-таки взялся за себя и сел на строгую диету.

— А какой был ваш максимальный вес в жизни?

— Мой максимум — это 84 кг, при росте 180 см. С таким весом вообще не танцуют и такой живот в Instagram не показывают. Этим реально можно напугать людей (смеется).

— И в один прекрасный день вы решили взять себя в руки?

— Да, именно так, я сам решил. Жестко стал следить за питанием, добавил в график регулярные кардионагрузки. И смог сбросить 10 кг. Сейчас наконец нормально себя чувствую. Ем мясо, рыбу, могу даже позволить бокал вина.

— Вы курируете несколько своих танцевальных студий по всей Украине. А частные уроки вы тоже проводите?

— Не часто, но бывает. Иногда готовлю пары к конкурсам или занимаюсь со взрослыми девушками, которые танцуют для себя.

— А бывали случаи, когда девушки покупали занятие, только ради того, чтобы с вами познакомиться?

— Специально для этого, чтобы отсеять разовые истории, у меня есть минимальный пакет на 10 занятий (улыбается). А вообще на моей памяти был один случай, когда девочка купила абонемент, только чтобы пообщаться со мной вживую. Конечно, это немного обидно, что люди не танцами заниматься пришли, а просто, чтобы потом попонтоваться перед друзьями фотографиями со сной, мол, меня сам Яма тренировал.

— А стриптиз вам когда-нибудь предлагали станцевать?

— Стриптиз нет, но я шутил лет восемь назад, что если бы даже и предложили, то меньше чем за 100 000 долларов этого бы не сделал. А поскольку сейчас курс изменился, да и мое отношение к этому вопросу, эта цифра составляет минимум миллион долларов (улыбается).

— Не могу не спросить о проекте "Танцюють всі!", который в начале этого года закрыли (Влад Яма — единственный среди судей, кто был в шоу все 9 сезонов. — Авт.). Какие воспоминания у вас остались?

— Очень приятные. За последние два года мы были уже в режиме ожидания, что все близится к своему логичному завершению. Судя по рейтингам, цифрам мы догадывались, что проект могут закрыть. Больше всего в этом проекте мы сдружились с Раду Поклитару. А еще с Таней Денисовой, если видимся, то тоже прекрасно общаемся — про детей, творческие планы. Правда, она так часто меняет номера телефонов, что дозвониться к ней бывает проблематично.

— Кстати, хотела узнать о тусовках. Раньше вас часто можно было встретить на различных светских мероприятиях. Сейчас же, кроме как на съемках, вы нигде не появляетесь. С чем это связано?

— А мы уже года 3-4 практически никуда с Лилей не ходим. Нам там скучно. Когда мы только познакомились, у нас неделя буквально была расписана по часам. Через день ходили на разные мероприятия. Более того, мы считали это вполне нормальным, все же так делают. А потом все эти вечеринки стали однотипными. На них мы встречали одних и тех же людей. Тем более, из-за вечеринок свободного времени оставалось мало, а удовольствия от "светскости" мы никакого не получали. И вот мы приняли решение с ними завязать, о чем ни капли не жалеем. 

Источник: showbiz.siteua.org

Новости портала «Весь Харьков»



Декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
 
Архив новостей

Юридическое обеспечение портала

Адвокат
СМОРОДИНСКИЙ
Виктор Семенович