01.09.2015
Просмотров: 383

Влюбиться: мы этого хотим... или боимся?

Пусть плывут века, словно облака, любви не будет конца во все времена...Неужели? Готовы ли мы и сегодня влюбляться, терять голову, забывать о себе? Возможно ли это в современном обществе, где индивидуализм возведен в культ и где каждый мечтает наконец «пожить для себя»?

Она ходит на свидания пару раз в неделю. Иногда ее мужчины задерживаются рядом на какое-то время – неделю, месяц. Но не дольше: «Начинается вся эта канитель, разговоры о настоящих чувствах… Мне это быстро надоедает». 35-летняя Виктория говорит, что влюблялась нечасто, но это ее не беспокоит. Интересная работа, вечеринки с друзьями, фитнес, поездки, секс…. Виктории нравится жить именно так: ярко, насыщенно. Можно ли назвать ее одинокой? Вряд ли.

Однако 48% россиян отмечают, что одиноких людей вокруг становится больше, особенно в больших городах. 70% уверены, что найти партнера сложно (чаще об этом говорят женщины). Но немало и тех, кто сам предпочитает не обременять себя длительными отношениями. «Мои замужние подруги все время жалуются на жизнь, – продолжает Виктория. – Мне кажется, они даже завидуют мне, моей свободе. Брак, семья, любовь на всю жизнь – все эти стереотипы уходят в прошлое. Чтобы чувствовать себя счастливой, мне вполне достаточно себя самой».

Пойти на сближение

«Узнайте себя лучше, раскройте свой потенциал, развивайтесь, живите в гармонии с собой» – не проходит и дня, чтобы нам не напомнили о том, что нужно больше заботиться о себе. Но рациональная сосредоточенность на своих интересах противоречит спонтанности, безрассудству, эмоциональному накалу, то есть всему тому, чем, собственно, и является чувство влюбленности. «Самопознание не обязательно сделает нас более живыми людьми, – рассказывает семейный психотерапевт Люси Микаэлян. – Успокоит – да, наверное. Даст ощущение безопасности. В то время как движение навстречу другому, сближение – это всегда риск, поскольку на этом пути возможны и потери, и разочарования… Мы никогда не бываем так уязвимы, как в тот момент, когда влюблены».

Влюбиться – значит перестать быть «зацикленными» исключительно на себе, раскрыться, убрать защитные барьеры, впустить другого в свою жизнь. «Где он(а) сейчас?» «Что чувствует?» «Чем занимается?» – такие вопросы невозможны, если мы заняты лишь собой. Чтобы возникло чувство, мы должны отказаться от влюбленности в себя, но кто захочет «потерять себя»? Или решиться на риск получить от ворот поворот, оказавшись недостаточно хорошим для него или нее? Для многих этих соображений достаточно, чтобы не влюб-ляться, а делать себя объектом любви, – до такой степени силен страх пережить отказ, столкнуться с пренебрежением или оказаться в зависимости, во власти другого человека. «Когда любовь представляется чем-то по-настоящему опасным, – комментирует Люси Микаэлян, – мы предпочтем и вовсе обходиться без нее, заполняя пустоту работой, отдаваясь интересному делу…»

В поисках любящего взгляда

Но может быть, нам больше не нужны яркие чувства? Психологи наблюдают совсем другую картину: «Я одинок, помогите найти родственную душу». Тот же запрос – на всем огромном пространстве интернета: сайты знакомств, социальные сети, форумы, блоги… Везде идет активный поиск. И все потому, что мы созданы для любви. «Самодостаточность часто переживается как изоляция от других, погружение в себя, – объясняет Люси Микаэлян. – Но человек не самодостаточен по своей природе. И чем более живым будет этот взаимный обмен, тем больше мы обогатим себя и других людей».

Известный факт: даже при хорошем питании, но не получая любви младенец не может расти и развиваться, с самого рождения ему необходим чувственный контакт с другими людьми. «И не надо опасаться чрезмерности, – говорит психоаналитик Мария Тимофеева. – Не насытиться любовью – такое бывает часто, а вот перекормить любовью невозможно». Именно благодаря любви родителей (не путать с гиперопекой!), вырастая, мы способны влюбляться и любить. Если же в раннем детстве мы ощущали нехватку этого чувства, то, скорее всего, будем стараться насытиться, заглушить ощущение пустоты, бесконечно влюбляясь в разных партнеров.

33-летний Александр, неотразимый брюнет, с нетерпением ждет выходных. Друзья над ним посмеиваются: никогда не известно, с кем именно он собирается «оторваться» сегодня… «Я знакомлюсь везде: на работе, в транспорте, в пробках, в ресторанах… Наверное, я так устроен, что не могу пройти мимо красивой девушки, но иногда становится грустно от этой бесконечной суеты. На самом деле все мои подруги похожи друг на друга, разница только в цвете волос…» Близким друзьям он признается, что мечтает влюбиться по-настоящему, найти «особенную, не такую, как все». По мнению психоаналитика Дидье Лорю (Didier Lauru), для этого необходимо… сделать перерыв. «Когда человек бесконечно вступает в «потребительские» отношения, у него нулевые шансы полюбить. Он просто не оставляет места для чувств. Чтобы влюбиться, должны быть «пустые» периоды, время одиночества и меланхолии, серые, грустные, скучные дни. Те, кто перескакивает от одного знакомства к другому, лихорадочно заполняя ими свои дни и ночи, вряд ли могут испытать это чувство».

«Мы можем даже не подозревать о том, почему снова и снова заводим романы, это происходит бессознательно, – рассуждает Мария Тимофеева. – Недополучив восхищения и любви в детстве, некоторые взрослые не ощущают себя достаточно ценными и хорошими для этого мира. И нуждаются в других глазах, теперь уже не материнских, чтобы найти в них отражение себя, которое сможет дать им недостающую энергию и жизненную силу. Но поскольку ни насытиться за счет внешнего источника, ни прекратить об этом мечтать невозможно, возникает бесконечная череда встреч, побед и влюбленных глаз…»

Лучше, чем идеал

Что же является триумфом влюбленности? Зрелая любовь, сексуальная гармония? И то и другое, конечно. Но во влюбленности есть и много наслаждения ею самой. Это каждому знакомо: влюбленные (и особенно когда все складывается хорошо) как будто живут на других энергиях. Все вокруг красивое, яркое, легкое, волшебное… Но когда мы вдруг теряем объект любви, кажется, что весь мир потух и ничто не интересно. Весь этот огромный мир, где живут миллиарды людей, где есть закаты, рассветы, моря, океаны, горы, он весь становится тусклым и бесцветным…

И какое решение мы принимаем, как только разрушается наша фантазия о человеке, который сделает наш мир цветным? Мы продолжаем надеяться встретить идеал. Мы рассчитываем непременно получить желаемое и даже составляем подробное техзадание: внешность, фигура, возраст, IQ… «Но нам вряд ли удастся повстречать того, кто отвечает всем параметрам. И даже если это вдруг случится, мы, скорее всего, его не узнаем: ничто в нас просто не сможет откликнуться», – комментирует Люси Микаэлян. Головокружение возникает как раз от того, чего мы не знаем и не ждем... «Хотя у каждого есть свой образ: он сложен из наших ранних привязанностей, фантазий, – продолжает семейный психотерапевт. – И если происходит совпадение реальности и этого образа, вот тогда и «накрывает». Ведь как бывает: «Я увидел ее случайно, мы сказали друг другу лишь пару слов, а я уже знал, что она будет моей женой». И тогда уже ничего не страшно: что она будет греметь кастрюлями на его кухне или забывать выключить в ванной свет…»

Все прекрасно знают, какой неожиданной и случайной бывает влюбленность. Но пока мы не влюблены, мы дорожим нашей безопасностью и комфортом, думаем, что отказаться от них непросто, что, мол, хлопотно это как-то – влюбляться. Мы отчаянно стремимся к миражу слияния двоих, но убеждены, что эта встреча не должна нарушить наше спокойствие, повлиять на наши убеждения, ценности и привычки. А поскольку это невозможно, мы просто отказываемся влюбляться.

Перед лицом этой безупречной логики буквально опускаются руки. Но, к счастью, наши эксперты не разделяют подобный пессимизм. «Мы не можем не влюбляться, но можем либо поощрять в себе эту способность, либо сдерживать», – уверена Мария Тимофеева. Люси Микаэлян настроена еще более оптимистично: «Однажды все обязательно случится…»Ну что ж, тогда – да здравствует любовь!

* Подробнее см. на сайте Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ)

Такова наша природа

«Мы запрограммированы на то, чтобы влюбляться и обеспечивать выживание вида», – утверждает антрополог Хелен Фишер*. Вожделение толкает нас иметь сексуальные связи. А влюбленность – это необходимость, базовое побуждение, которое заставляет нас вступать в схватку за партнера и побеждать в ней. «Эта страсть исходит из самого центра мозга – хвостатого ядра. Ее подпитывает один из сильнейших природных стимуляторов – дофамин, а также другие химические вещества. Они в огромной концентрации бурлят в крови влюбленного, заставляя его направить всю энергию на то, чтобы добиться ценнейшего приза – партнера, который сможет передать его и свою ДНК в вечность. Но не стоит перегибать палку. Да, мы существа биологические, но не только… Роль культуры и опыта в формировании нашего поведения также велика. Насколько бы подробно мы ни изучили механизмы биологии любви, нам все равно не удастся разрушить тайну и восторг человеческой страсти».

Галина Черменская

* Х. Фишер «Почему мы любим» (Альпина нон-фикшн, 2013).

Они влюбились друг в друга с первого взгляда

alt

Лия, 23 года, PR-специалист, и Луиджи, 33 года, шеф-повар. Вместе 3 года.

Она: «Это случилось в Риме, где мы с подругой весело проводили отпуск. В тот день я сильно обгорела на пляже, и настроение у меня было не очень. Вечером, в баре, мы подошли к стойке, чтобы сделать заказ, – и вдруг симпатичный парень предложил мне откусить от своего сэндвича. Неслыханная наглость! Я возмутилась и сказала ему все, что я об этом думаю. Но его это не остановило: он вышел за нами из бара и, видимо осознав свою ошибку, вел себя очень галантно. Предложил проводить нас до дома. Мы вместе шли по пустым ночным улицам, болтали, слушали музыку… Тот вечер остался у меня в памяти совершенно необыкновенным. На следующий день мы снова встретились. Потом он уехал из города, а я осталась наслаждаться Римом. Все казалось мне сказочным, невероятным, волшебным… Моя душа пела. Я понимала, что влюбилась. По-настоящему. А потом я вернулась домой. Было страшновато оттого, что сказка может закончиться. Но прошло буквально несколько дней, и нам обоим стало понятно, что мы не можем друг без друга. И уже через месяц я приехала к нему в гости. Мы встретились, как будто никогда не расставались. Боялись отпустить друг друга даже на пять минут, все время держались за руки… И договорились видеться хотя бы по нескольку дней в месяц. Но оказалось, что жить так совершенно невозможно. И тогда Луиджи решил переехать ко мне. Я начала учить итальянский, он искал работу… Не могу сказать, что все складывалось просто, но главное – что мы вместе».

Он: «Однажды вечером я сидел в баре, ел гамбургер и даже не подозревал, что через мгновение моя жизнь совершенно изменится. Рядом со мной оказались две девушки, я взглянул на одну из них и сразу же понял, что она будет моей. Мне показалось, что она местная, и я заговорил с ней на итальянском. Она что-то недовольно ответила по-английски… Но все это было уже неважно: я чувствовал, что влюбился. Через несколько дней мне пришлось уехать из города. Каждый вечер мы созванивались, болтали обо всем, и было понятно, что все это не просто так, что между нами проскочила искра. Дальше события развивались с бешеной скоростью: уже через месяц она снова была в Риме, но уже в другом статусе – моей девушки. Я сразу же познакомил ее с родителями. Потом мы снова расстались. И жили каждый в своей стране… Эти расставания и жизнь отдельно друг от друга оказались настоящей проверкой для наших чувств. Было очень тяжело, мы оба ужасно мучились, ревновали друг друга… Поэтому я решил все оставить и переехать к ней. Сначала я был абсолютно счастлив, но потом оказалось, что жить в незнакомой стране не так уж и просто. Я чувствовал себя инопланетянином. Но Лия всегда была рядом, помогала разобраться, не наделать ошибок. И сегодня я чувствую себя самым счастливым мужчиной на свете: рядом со мной потрясающая женщина, которую с каждым днем я люблю все сильнее».

Источник: psychologies.ru

Новости портала «Весь Харьков»