18.06.2014
Просмотров: 677

Зачем мы смотрим футбол


Роберт Валлеранд: «Мы определяем себя через страсть»

Этим словом мы чаще всего называем любовное чувство. Но увлечься можно и занятием, делом, которое наполнит жизнь радостью и смыслом. Хотя у наших страстей, напоминает социальный психолог, есть и темные стороны...
Роберт Валлеранд (Robert J. Vallerand), профессор психологии в Университете Квебека (Монреаль, Канада), действующий президент Международной ассоциации позитивной психологии (IPPA) и президент Канадской психологической ассоциации.

Psychologies: Как у вас возникла идея исследовать страсть?

Pоберт Валлеранд: Я сам страстный игрок в бейсбол, так что о страсти знаю не понаслышке. Кроме того, 20 лет назад, когда я еще только начинал преподавать, студенты спрашивали у меня: может ли быть так, что ты кого-то любишь и это для тебя плохо? В науке тогда существовала только одна теория – внутренней мотивации. Из нее следовало, что если ты чего-то страстно хочешь, стремишься к чему-то, то это всегда хорошо. Но мы же все по опыту знаем, что бывает и по-другому – например, с любовью. Так и началось наше исследование, которое показало, что страсти бывают разные. Гармоническая страсть наполняет жизнь человека радостью и смыслом. Страсть-одержимость разрушает все отношения человека за пределами самой себя.

Что же такое страсть?

P. В.: Страсть – это деятельность, которой человек посвящает свои мысли, время и силы независимо от того, совпадает ли она со сферой его профессиональных интересов. Он определяет самого себя через эту деятельность и отвечает на вопрос «кто я?» через нее. То есть страсть – не что-то внешнее по отношению к нам, это – часть нас самих. Я не просто говорю: «Я играю в баскетбол», я говорю: «Я баскетболист, игрок в баскетбол». Или не «Я играю на гитаре», а «Я – тот, кто играет на гитаре, тот, кто это любит, тот, кто готов это делать днем и ночью». Конечно, такая страсть ведет к достижениям.
 

Футбол тоже вполне может быть страстью
Быть футбольным болельщиком, например, – это страсть?

P. В.: Да, если кто-то определяет себя: «Я – болельщик», если он ездит на матчи или смотрит их, ждет и в это время ему лучше не звонить. Он не пойдет с женой к ее родителям, если в это время показывают футбол.

А может эта страсть стать разрушительной?

P. В.: Конечно, может. Например, когда жена ему говорит: «Тебе футбол важнее меня!» – и они начинают ссориться. Но нашей страстью может стать не только занятие, а и другой человек. И вот что интересно: если любовь – гармоническая страсть, то это чувствует и тот, на кого она направлена, наше чувство помогает ему развиваться. А если это одержимость – то это нехорошо и для нас, и для нашего партнера.

Где же граница между страстью и одержимостью?

P. В.: Одержимость сопровождается желанием контроля и разными неприятными чувствами – гневом, ненавистью, страхом. Если человек одержим, он уже не в состоянии позволить вещам происходить так, как они происходят. Он желает все подчинить себе, ничего не упустить, он начинает бояться, что что-то может пойти не так…

Это похоже на зависимость…

P. В.: Похоже. Но есть существенное различие. Одержимость – это все-таки когда человек любит делать то, к чему у него страсть. Он хочет только этого. Он готов бросить все остальное, но вот именно это – оно все еще доставляет ему удовольствие и радость. Тогда как зависимость означает, что человек уже не хочет это делать, он хочет остановиться, но не может.
 

А бывает, что гармоническая страсть превращается в одержимость? И можно ли почувствовать момент перехода?

P. В.: Иногда можно. Например, в какой-то момент я заметил, что ради игры в баскетбол я все чаще пренебрегаю остальными делами. А ведь я стал играть, чтобы подрабатывать во время учебы, но еще чуть-чуть – и мои исследования начали бы страдать. И тогда я понял, что мне надо переключиться, и сосредоточился на науке. У меня на домашнем ТВ нет спортивных телеканалов, чтобы избежать соблазна. Потому что я не могу остановиться, не могу оторваться от передач.
 

Хотелось бы уточнить: чем страсти отличаются от эмоций?

P. В.: Различие в том, что эмоции от нас не зависят, это реакция на внешние события. Страсть без эмоций невозможна, но не ограничивается ими. Страсть – это сочетание чувств, мыслей и деятельности, которые вызывают и взаимно поддерживают друг друга. А одержимостью страсть становится, если приобретает характер компенсации: многое не получается в жизни, а вот это – получается, и здесь вся сила отчаяния. Это последняя ставка, которая должна выиграть, иначе полный крах.
 

Можно ли избавиться от страсти-одержимости?

P. В.: Мой друг, врач-диетолог, говорит, что его пациенты делают ошибку, пытаясь отказаться от каких-то продуктов. Не надо отказываться, считает он, нужно просто чаще употреблять полезные продукты, развивать в себе вкус к ним. И они постепенно вытеснят вредные. Это верно и для нашей эмоциональной жизни. Мы не можем просто выключить какие-то чувства, оставив на их месте пустоту. Но мы можем заместить их другими. Ввести в свою жизнь что-то новое, что приносит радость, чтобы заменить то, что отнимало силы.
 

То есть все-таки можно держать свою страсть под контролем?

P. В.: Я вам на это процитирую Руссо: разум не может контролировать страсть. Только другая страсть может контролировать страсть.

В начале 2000-х основатели позитивной психологии поставили вопрос: «Как придать человеческому существованию ценность, сделать жизнь такой, чтобы ее стоило прожить?» Роберт Валлеранд показал, что возможный ответ на этот вопрос – иметь в своей жизни страсть и цель, увлечься какой-то осмысленной деятельностью. Помимо гармоничной, созидательной страсти-увлеченности существует и разрушительная, навязчивая страсть, страсть-одержимость. Но даже она лучше, чем полное отсутствие интересов и желаний: страсть дает нам упорство и настойчивость, вносит в жизнь смысл. О. С.

Автор: Ольга Сульчинская

Источник: http://www.psychologies.ru