Государство
20.10.2015
Просмотров: 466

Четыре слова, способные изменить мир, — Гарри Каспаров

Берлин много раз становился связующим звеном мировой истории. В этом городе было произнесено много замечательных речей. Именно в Берлине некоторые американские президенты произносили свои самые выдающиеся слова. Слова, которые остаются актуальными по сей день.

Не нужно много слов, чтобы изменить мир. Иногда достаточно всего четырех слов. В этом уверен известный российский оппозиционер Гарри Каспаров:

В 1987 году Рональд Рейган приехал в Берлин, чтобы сказать Михаилу Горбачеву «tear down this wall»(«снесите эту стену»). Четыре слова попали точно в нервный узел «холодной войны». Джон Кеннеди приехал сюда в 1963 году, чтобы выразить солидарность словами «ich bin ein Berliner»(«Я – берлинец»). Четыре слова показавшие американскую приверженность свободе. В 1948 году, столкнувшись с таким врагом, как Иосиф Сталин, президент Гарри Трумэн – человек немногословный – произнес тогда из Вашингтона четыре слова, которые спасли Западный Берлин: «We shall stay. Period.» («Мы должны остаться. Точка.»), информирует news.еizvestia.com.

Я отдаю себе отчет, что «зло» – это немодное сегодня слово, как и «враг». Но вы должны простить бывшего шахматиста за мысли о том, что некоторые вещи в реальном мире тоже делятся на «черные» и «белые»! Нас характеризует то, какое значение мы придаем свободе личности и ценности человеческой жизни. Мы не можем убеждать окружающих в том, что наш путь правильный и лучший, если сами не верим в это. Мы не можем защитить наши ценности, если сами не верим, что их стоит защищать.

Конечно, реальный мир – политика, бизнес, война – гораздо сложнее, чем шахматы. И в реальном мире есть «ход», не существующий в шахматах: не двигаться вообще. Но ничего не делать – это тоже выбор, и отказ от действий может оказать столь же сильное влияние, как и любое резкое движение. Мир нас не ждет; он не остановится, если мы не будем двигаться. Вы можете либо участвовать в формировании мира, либо это сделают без вас.

Мы должны бороться с моральным релятивизмом, который уверяет, что нет различий, нет правильного и неправильного, нет добра или зла. Мы должны различать тех, для кого попадание бомбы в больницу – это трагедия, и тех, для кого это стратегия. Мы не можем отказаться от борьбы за свои ценности перед лицом трагедии, иначе это приведет к еще большему числу невинных жертв. Вместо того, чтобы сдаваться, мы должны научится действовать эффективнее.

Диктаторские режимы России и Ирана, кровавый режим Башара Асада и ИГИЛ – структурно они совершенно разные, но их объединяет страх и ненависть к современности. Я использую термин «современность» вместо хорошо знакомых «западных ценностей» потому, что значение этой фразы устарело. Свобода личности, демократия и ценность человеческой жизни имеют столь же большую ценность в десятках стран на востоке и на юге. Эти ценности в той же степени и бразильские, и японские, в коей американские и германские.

Распространение ценностей демократии по всему миру – это большое достижение человечества. Но мы не можем почивать на лаврах достигнутого человечеством. Враги свободного мира хотят повернуть ход истории вспять потому, что это угрожает их образу жизни. Они используют насилие и ненависть, ибо без этого не способны состязаться за умы и души своих граждан. Эти «путешественники во времени», как я их называю, хотят повернуть историю вспять, чтобы сохранить власть. Владимир Путин хочет вернуть великодержавную эру регионального господства с помощью силы, используя как современные инструменты пропаганды, так и старомодные бомбы. В прошлом эти злобные силы могли существовать в своем собственном невежестве и изоляции. Но в сегодняшнем глобализованном мире они постоянно контактируют со Свободным обществом, что ставит их существование под угрозу. «Путешественники во времени» не могут конкурировать с инновационными идеями и процветающим свободным миром, поэтому они используют то оружие, которое у них есть – радикальные идеологии и насилие.

Как Европа и Америка, весь остальной мир осознал, что этот тип оружия очень эффективен, если не встречает сопротивления. Народ Украины героически сражается за свою свободу, но Европа, тем не менее, продолжает рассматривать украинское государство как буфер против путинской агрессии. Народу Сирии «предоставлен выбор» – сражаться, бежать или безропотно умереть в своих домах. И все же, несмотря на эти ужасы, которые существуют сегодня, прямо сейчас, в 21 веке, гораздо легче критиковать тех, кто говорит о необходимости действовать, чем критиковать тех, кто не делает ничего.

Несмотря на то, что Свободный мир сегодня обладает огромным преимуществом в экономическом и военном отношении, именно его открытый и мирный характер является его ахиллесовой пятой. Легко выставить критиков почти любого дипломатического процесса, как поджигателей войны. Язык мира и дипломатии – крайне успокаивающий и позитивный. Если мы просто поговорим немного дольше, если мы еще немного задержимся с принятием решения, если мы сделаем еще большие уступки.

Лексика переговоров приятна и утешительна, особенно для тех, кто утомлен войной. Трудно отрицать столь цивилизованное понятие, как дипломатия и взаимодействие. В отличие от сдерживания и жесткой изоляции, негативных тем, которые пробуждают в памяти времена холодной войны и ее постоянной тени ядерного противостояния. Я и все, кто родился и вырос за железным занавесом, совершенно не хотим вернуться в те времена. Вопрос в том, как лучше всего избежать этого возврата.

К сожалению, для поддержания стабильности мы полагаемся на механизмы неэффективные против примитивных действий. Россия обладает правом вето в Совете Безопасности ООН во время своего вторжения на территорию европейского государства и аннексии его территории. Если мы хотим защитить наши ценности, нашу территорию и наши жизни, мы нуждаемся в дееспособных институтах.

За последние два года, Владимир Путин продемонстрировал ООН, как устарела эта организация для поддержания глобальной стабильности. Во время своего недавнего выступления на Генеральной Ассамблее он показал, что ООН стала ярко освещенной сценой, с которой диктаторы могут извергать ненависть и ложь. ООН была создана для поддержания баланса сил после Второй Мировой Войны и в процессе холодной войны. Она не способна реагировать на новые угрозы. Нам нужна новая коалиция, лига демократических государств, которая будет защищать наши самые заветные ценности. Германия и Япония стали одними из важнейших опор глобального мира и процветания во второй половине 20-го века. Настало их время, чтобы сделать шаг вперед и принять самое активное участие в создании геополитической инфраструктуры 21-го века.

Наибольшая опасность сегодня заключается не в борьбе с Асадом, Путиным или «Исламским Государством». Страшнее всего праздное ожидание того момента, когда ставки будут намного выше. Эти люди не уйдут сами по себе. Если есть что-то, что мы знаем наверняка об агрессивных диктатурах, то это то, что, если их не остановить, цена противостояния неминуемо возрастет. Мы должны начать действовать уже сейчас, потому что завтра цена будет выше. Альтернатива не в том, чтобы избегать конфликта. Конфликт неизбежен. Он уже здесь. Это битва за наши ценности. Этот бой современного мира, который был построен на этих ценностях.

Четыре слова. Четыре слова могут перевернуть мир, но не всегда в лучшую сторону. Столь же известные как «tear down this wall» («снесите эту стену») и «ich bin ein Berliner» (я – берлинец), есть печально известная фраза «peace for our time» («мир нашему времени»). Отчаянная мольба Невилла Чемберлена о мире и гармонии перед абсолютным злом после возвращения из Мюнхена в 1938 году стала синонимом слабости и попустительства.
Сегодня мы знаем это. Сегодня мы знаем, что агрессивная диктатура, захватывающая территории, не остановится сама по себе; она остановится, лишь если ее остановят. Сегодня мы знаем, что людоедские идеологии не остановятся после того, как попробуют крови. И зная это, мы должны действовать. Крайне опасно забывать эти уроки истории – уроки, за которые мы заплатили столь высокую цену. Мы должны помнить, что просто социум не имеет ценности, а ценны люди. Если мы хотим торжества наших ценностей, то мы должны защитить людей, которые эти ценности разделяют где бы они не находились, кто бы они не были.

И завершить сегодняшнее выступление я хотел бы своими четырьмя словами: «fight – for – our – values» («бороться – за – наши – ценности!»).

 

Источник: news.eizvestia.com

Новости портала «Весь Харьков»