Государство
07.04.2016
Просмотров: 258

ЭКС-ГУБЕРНАТОР ХАРЬКОВЩИНЫ ИГОРЬ БАЛУТА: "ДЛЯ МЕНЯ РЕШАЮЩИМ СТАЛО 22 АПРЕЛЯ – ЛИКВИДАЦИЯ СЕПАРАТИСТСКОГО ГОРОДКА ВОЗЛЕ ПАМЯТНИКА ЛЕНИНУ"

Первый раз пророссийски настроенным сепаратистам удалось штурмом захватить Харьковскую обладминистрацию в самом начале весны 2014-го – 1 марта. Здание администрации удалось освободить лишь после того, как был назначен новый губернатор – Игорь Балута. Но весь март ситуация оставалась накаленной до предела. Митинги у стен Харьковской администрации не прекращались, напряжение нарастало, пророссийски настроенные митингующие объявили о создании "ХНР" и 6 апреля сепаратисты второй раз взяли штурмом Дом Советов (здание Харьковской ОГА). Но уже на второй день спецподразделение МВД - винницкий "Ягуар" - освободило здание от захватчиков.

Губернаторство Игоря Балуты было недолгим - всего 11 месяцев. Он был уволен уже новоизбранным главой государства Петром Порошенко. Причины увольнения остались за кулисами кадровой политики Администрации Президента. Игорь Балута в откровенном интервью "Цензору" рассказал о том, как освобождали Харьковскую администрацию, какие украинские политики стояли за харьковскими сепаратистами, о фальсификациях на мэрских выборах в Харькове и почему прокуратура расследует дело против экс-губернатора Харьковщины.

харьков балута

БОЛЕЕ ТРЕТИ ХАРЬКОВСКИХ МИЛИЦИОНЕРОВ ВЫСТУПАЛИ ЗА ПРИСОЕДИНЕНИЕ К РОССИИ

- Вас назначили губернатором Харьковской области в непростой период. 1 марта 2014 года первый раз сепаратистские, пророссийские силы штурмовали Харьковскую областную госадминистрацию, а указ о Вашем назначении появился 2 марта. Почему выбрали Вашу кандидатуру?

- Кандидатур было несколько. Среди них были и женщины, был и известный писатель, активист харьковского Евромайдана Сергей Жадан. Депутат Харьковского облсовета Иван Варченко тоже рассматривался. Координатора харьковского Евромайдана Дмитрия Пилипца выдвигала общественность. Сначала был план о том, что возглавить область должен представитель региональных элит. Как это произошло и в Днепропетровске, и в Донецке. По Днепропетровску господин Игорь Коломойский, по Донецку - господин Сергей Тарута. Было предложение, я это точно знаю, чтобы возглавил область Александр Ярославский. Из группы тех людей, которые были на Майдане и представляли Харьковский регион, наверное, я был самый подготовленный. На тот момент я был депутатом Харьковского областного совета. К тому же у меня был опыт работы на госслужбе - с 2005 по 2010-й год возглавлял Главное управление труда и социальной защиты населения Харьковской ОГА. Скорее всего, это и повлияло на назначение. Плюс к тому еще был определенный опыт в проведении массовых акций в 2004 году еще при Оранжевой революции.

- Какое было ваше первое распоряжение на посту руководителя области?

- 2 марта я сразу попросил провести социологию. Исследование проводилось в двух направлениях. Первое - это опрашивалось население Харьковской области. Второе - был опрос среди силовых структур. Результаты были неутешительными. Социология по населению показала, что практически 8 % жителей Харьковщины хотели видеть здесь Российскую Федерацию, почти 25 % видели федеральное устройство Украины. В совокупности - это был серьезный массив для противостояния. Что касается силовых структур. В Харькове примерно 32-34% сотрудников милиции хотели видеть здесь Российскую Федерацию. Похожая ситуация была практически в каждом районе области - около 25%. Рассчитывать на харьковскую милицию на тот момент мы не могли. В среднем где-то 30% сотрудников МВД были не готовы исполнять присягу до конца. Остальные были готовы пойти за пассионарной группой. Вот именно с этого мы и начали свою работу.

харьков балута

- На митинге, предшествовавшем штурму, звучали прямые призывы к федерализации Украины?

- Совершенно верно. 1 марта был митинг возле администрации. Когда он начинался, ничего не предвещало тех событий, которые произошли позже. Затем мы с Анатолием Дмитриевым уехали - встречались с активистами, которые уезжали в сторону Луганска. А потом был штурм 1 марта. Мы с Дмитриевым вернулись, к сожалению, через час-полтора, когда штурм закончился. Когда я приехал, там уже был мэр Харькова Геннадий Кернес - с камерами, с журналистами - пиар шел полным ходом. Подготовкой моих документов для назначения на должность председателя Харьковской ОГА занимался областной совет. Естественно, информация о том, кто станет главой администрации, уже была известна 1 марта. И не только на местном уровне: накануне назначения моя супруга пересекала границу между Российской Федерацией и Абхазией и ее задержали на несколько часов: в России уже знали о том, что меня должны назначить главой администрации. Я все это рассказываю, чтобы стали понятны причины и организаторы митинга, приведшего к штурму администрации сепаратистскими силами. Митинг был назначен и проведен явно для того, чтобы показать Киеву, что люди, которых представляет Геннадий Кернес, контролируют эти процессы.

- То есть ответственные за этот штурм, по большому счету, организаторы этого штурма - это Михаил Добкин и Геннадий Кернес?

- Я убежден в этом. Помню, как выбиралось место проведения митинга. Я хотел отодвинуть его как можно дальше от здания администрации. Общался тогда напрямую с Первым заместителем городского головы Игорем Тереховым. Я говорю: "А чего вы делаете митинг так близко возле администрации, давайте его вот так перенесем ближе к памятнику Ленину. Там достаточно места и есть возможность подключить электроэнергию". В ответ: "Нет-нет-нет, мы будем подключаться только на этой стороне". Вы помните, какой была идеологическая направленность митинга: масса российских флагов и флагов Советского Союза, Военно-морских Сил, Вооруженных Сил СССР. И вдруг, как по мановению волшебной палочки, начали звучать призывы: "Мы освободим наш город!" и т.д. А после этого начали продвигаться боевые группы в сторону администрации. Но уже к вечеру и в последующие дни здание администрации контролировалось украинскими властями.

- 1 марта - это был первый крупный антимайдановский митинг на то время?

- Митинг был не масштабный. Самый массовый митинг пророссийских сил был 8 марта. Тогда собралось примерно 7 680 человек.

- Было установлено, кто отдавал приказ о штурме ХОГА?

- Точно - нет. Дело в том, что 3-4 апреля, не могу точно назвать дату, руководство Службы безопасности в Харьковской области смалодушничало и отдало приказ о ликвидации многих имеющихся у них документов. У сепаратистов была попытка подойти к зданию, и эсбэушники, видимо, испугались захвата. Я не знаю, дали им разрешение на ликвидацию документации или нет. Там было много важных документов, видеоматериалов и записи про штурм в том числе. По линии милиции записи остались, а на уровне Службы безопасности лишь частично. На тех записях мы видели и Моторолу (позывной боевика-террориста Арсения Павлова,- ред.), и других известных лиц.

харьков балута

- Значит, начиная с 1 марта и по 6-7 апреля, ситуация была настолько нестабильная, что неизвестно было, чья сторона победит?

- Да. Дело в том, что хотели собрать сессию Харьковского областного совета. Но тут надо отметить очень важный момент - сессию провести не удалось. В тот исторический важный момент Харьковский облсовет никаким образом не легитимизировал создание сепаратистской "ХНР".

- Когда Геннадий Кернес сделал разворот в другую сторону? Если во время штурма 1 марта он, по вашим словам, хотел показать, "кто в доме хозяин", то когда он решил отказаться от прямой поддержки сепаратистских сил?

- Я думаю, что после 16 марта. До этого он завышал ставки, показывал новой власти свою необходимость в регионе. После этого, видимо, как я понимаю, он получил определенные гарантии для себя.

харьков балута

"ЯГУАР" ПРОТИВ "ХНР"

- Кто вошел в харьковский штаб по борьбе с сепаратизмом?

- В первую очередь в него вошел начальник областного Управления внутренних дел Анатолий Дмитриев, его заместители. Вокруг нынешнего первого заместителя начальника управления СБУ в Харьковской области Александра Скакуна стала образовываться команда из патриотически настроенных офицеров Службы безопасности, около 20 человек. Также в кризисный штаб вошли Степан Полторак (на тот момент - командующий Внутренними Войсками), ректор Национального Университета внутренних дел Сергей Гусаров, другие офицеры. Непосредственное участие в выработке решений принимал народный депутат Украины Виталий Данилов, депутат Харьковского областного совета Игорь Котвицкий, ныне он депутат Верховной Рады. У нас был острый дефицит информации о планах пророссийских, сепаратистских сил. На тот момент органы правопорядка давали нам недостаточно информации. На заседаниях штаба мы приняли решение - нам нужны свои глаза и уши среди сепаратистов. Я был вынужден создавать нашу сеть агентурную сеть непосредственно в сепаратистской среде.

- В тот момент нынешний губернатор Игорь Райнин - он был с вами, входил в кризисный штаб?

Я подписал распоряжение о назначении Игоря Райнина и.о. заместителя председателя ХОГА 6 марта. Сектор, который он курировал, - это экономика, промышленность. Это не обеспечение безопасности. Он занимался тем, что работал с предпринимателями, которые, готовы были помогать ВСУ, спецподразделениям в зоне АТО. Например, при строительстве укреплений на границе области. Но это было уже после 20 апреля.

- 6 апреля 2014 года возле здания администрации была "провозглашена" так называемая "Харьковская народная республика" и Дом советов был взят сепаратистами во второй раз. Каким был этот день? Вы ожидали штурма?

- Мы ожидали провокаций каждый день. 6 апреля я попросил оставить здание раньше окончания рабочего дня на полтора часа. Еще через час примерно покинули здание и некоторые заместители, в том числе и Игорь Райнин. На улице продолжался пророссийский сепаратистский митинг. Ко мне пришли представители митингующих, от координационного совета "Гражданского форума Харькова" Юрий Апухтин, председатель общественного фонда "Честь и достоинство" Игорь Масалов. Алла Александровская также была среди этих представителей. Они потребовали в очередной раз направить письмо Председателю областного совета Сергею Чернову о созыве сессии, на которой и планировали провозгласить "ХНР". Конечно, ни о каком созыве сессии не могло идти речи, и наш явно недружеский разговор закончился ничем. Они по традиции называли украинскую власть "хунтой", меня - "гауляйтером", но после этого ушли.

- С чего начался захват здания администрации 6 апреля?

- Дом советов - это здание не областной администрации, а Харьковского областного совета. Много людей находилось в холле. Они мотивировали это тем, что в холле размещены информационные стенды и люди имеют полное право находиться в холле. Запретить было нельзя. По закону любой гражданин имеет право подойти, ознакомиться с работой депутатов. Во-вторых, это могло привести к ненужной эскалации. Напряжение было высоким. Там всегда находилось около 30-40 человек: пенсионеры, женщины, дети. Но 6 апреля эта публика резко поменялась, мы поняли - что-то готовится. На тот момент уже начала хорошо работать созданная нами агентурная сеть, которая непосредственно замыкалась на мне. Также "ожило" и харьковское СБУ. Их доклады также свидетельствовали об этом. Сепаратисты стали занимать администрацию где-то в 10 часов. Но здание контролировалось нами. В тот момент у меня в кабинете находились Степан Полторак, Анатолий Дмитриев, Сергей Гусаров, депутат областного совета Александр Бандурка. Мы высоко оценивали наши шансы на оборону. Несмотря на тяжелые ранения милиционеров, в здание никто не проник. Но когда начался пожар, в огонь стали бросать колеса, возник большой уровень задымления. Загорелась канцелярия, начала гореть оргтехника, был такой дым, что клапаны противогазов забивало сажей, и бойцы не могли дышать. Тогда Полторак принял решение, чтобы курсантов отвести из центральной части во внутренний двор. Митингующие сепаратисты окружили здание, они не пропускали ни скорую помощь, ни пожарные машины. Незадолго до захвата мы на случай пожара проверили гидранты - они все были под давлением. Но в момент пожара мы вместе с курсантами внутренних войск разматываем шланги, открываем возле канцелярии, а воды нет.

- Кто принял решение о привлечении винницкого "Ягуара"?

- Арсен Аваков. Это была уже фактически ночь 6 апреля. Операция была назначена на утро. Мы ждали, когда будет полная концентрация наших силовиков. Но важен еще один момент. Мы в Харькове очень ждали прибытия спецподразделений ВСУ. Транспортными самолетами они прилетели в Харьковский международный аэропорт 6 апреля, когда мы еще контролировали здание ОГА. Я выехал их встретить, но командиры сказали: "У нас приказ Министра обороны - мы будем защищать только две взлетно-посадочные полосы аэропорта "Харьков" и Харьковского авиационного завода на случай приземления российских десантников".

- Вопрос защиты Харьковской обладминистрации этими спецподразделениями не рассматривался?

- Нет. Только два объекта, которые я назвал. У меня с командирами спецподразделений был долгий разговор, но мне ответили отказом. Я приехал в здание Главного управление МВД в Харьковской области, где находился Арсен Аваков, Анатолий Дмитриев, новый начальник областного управления СБУ Михаил Кубрицкий, Виталий Данилов, Игорь Котвицкий, офицеры Главного управления МВД. Арсен Аваков постоянно был на связи с Валентином Наливайченко, и.о. министра обороны Михаилом Ковалем, Александром Турчиновым. Вели переговоры по поводу привлечения спецподразделений ВСУ. И тогда, видя сложившуюся ситуацию, Арсен Борисович принимает решение привлечь винницкий "Ягуар". К тому моменту бойцы въехали в Полтавскую область. Почему не привлекли бойцов ВСУ? Потому что, все мы переживали не только за Харьков, а были еще другие непростые точки: Купянск, Лозовая, Изюм. Это тоже не надо сбрасывать со счетов.

- Как развивались события 7 апреля?

- Было назначено время освобождения здания ХОГА от террористов. Харьковские милиционеры, которым мы могли доверять, блокировали квартал вокруг Дома советов. В это время я находился с Даниловым возле памятника Ленину, мы в бинокль наблюдали, что там делают митингующие. И видели, как восемь очень хорошо сложенных ребят, совершенно выделяющихся от общей толпы сепаратистов, сели в микроавтобус и уехали. Я послал за ними машину, но таксисты заблокировали машину с нашими людьми. Видимо, тогда террористам поступила информация, что начнется операция по освобождению администрации любым способом. И люди, которые координировали действия захватчиков, ушли, чтобы не попасться. Граждане Российской Федерации координировали этот процесс. Если внимательно просмотреть видеозаписи, видно, как они четко дают указания, даже при штурме.

харьков балута
 

КАК ХАРЬКОВСКИЕ МИЛИЦИОНЕРЫ СТАЛИ ПАТРИОТАМИ

- Сепаратисты продолжили сопротивление?

- После освобождения здания администрации ничего не закончилось. Лично для меня главное событие - это не 7 апреля. Потому, что, все-таки, освобождали здание винницкие ребята, а не харьковские. Для меня решающим стало 22 апреля - ликвидация сепаратистского городка возле памятника Ленину. В ночь с 22 на 23 апреля мы его ликвидировали. В это время у нас уже была патриотически настроенная группа профессиональных харьковских милиционеров, сотрудников СБУ. Они вели круглосуточное наблюдение за сепаратистским палаточным городком. Начали докладывать: в парке Шевченко прячут коктейли Молотова, у людей из палаточного городка замечено оружие. К городку буквально каждые 3-4 минуты подъезжали автомобили и привозили мешки с песком. Подвезли полевую кухню, новые палатки. Стало очевидно - они готовятся к принятию большого количества людей на следующий день. В ночь с 22 на 23 апреля мы блокировали весь так называемый "правительственный" квартал в Харькове. В операции принимало участие 850 милиционеров. Это были наши харьковские ребята. В 5 часов 15 минут, если не ошибаюсь, милиционеры одновременно выдвинулись со всех сторон и ликвидировали городок сепаратистов. Вот это была действительно наша победа - харьковских правоохранителей и патриотов.

- Тогда Вы поняли, что можете опираться на наших харьковских милиционеров?

- Да, это очень важный фактор. Ведь при штурме 1 марта некоторые члены подразделения харьковского "Беркута" отказывались выполнять приказы и содействовали сепаратистам. Поэтому, отчасти, при освобождении администрации 7 апреля был задействован винницкий "Ягуар". Мы освободили администрацию - показали, что можем действовать жестко. Главное, чтобы все понимали - противостояния в Харькове, выдвижение сепаратистских группировок, захват ОГА произошли раньше событий в Донецке и Луганске. В Харькове мы были первые, кто остановил сепаратистов. Даже в Донецке в то время было все не настолько жестко, ведь 11 апреля премьер-министр Арсений Яценюк проводил совещание в Донецке.

ХАРЬКОВСКАЯ ПРОКУРАТУРА ВЗЯЛАСЬ ЗА НЕУГОДНЫХ?

- В последнее время Вас, членов "Волонтерскую партии" вызывают в прокуратуру. В СМИ муссируется информация, что за этими процессами стоит нынешний глава области Игорь Райнин. У вас есть основания предполагать, что все это происходит не без участия губернатора?

- Я не хотел в это верить, что такое возможно. Но гиперактивность областной прокуратуры по поводу моей персоны подводит к определенным выводам. Я был в прокуратуре на допросах около 10 раз в течение двух недель. Но козни начались раньше, когда "Волонтерскую партию", которая выдвинула меня на местных выборах на должность Харьковского городского головы, не регистрировали.

- Насколько мне известно, Вам вменяется в вину то, что Вы не проводили тендеры, когда нужно было в срочном порядке выделять средства на размещение командированных военнослужащих, их питание, на другие цели, направленные на стабилизацию ситуации в Харькове.

- Да, мы не проводили тендеры. Дело в том, что я пользовался деньгами специально созданного в 2014 году благотворительного Фонда, на счетах аккумулировались добровольные пожертвования для помощи подразделениям МВД, Нацгвардии и другим воинским подразделениям. Но мне объяснили в прокуратуре, что это государственные деньги, бюджетные, поэтому тендеры нужно было проводить. Тендер нужно проводить, если сумма превышает 100 тыс. грн, а если 99 999 грн - он не обязателен. А счета, например, были 104 тысячи. Но это все же были не бюджетные деньги, я их не считал бюджетными деньгами. И у нас был Совет Фонда, который утверждал вопросы расходов. Мне вменяется в вину, что офицеры ниже звания майора проживали в номерах "люкс" в мотеле "Дружба". Но мотель "Дружба" и в советское время не являлся эталоном гостиницы, не говоря уже сегодняшнем времени. Мне говорят, что есть приказ министра Александра Кузьмука от 1998 года, который регламентирует проживание военнослужащих. Я бы мог сказать, что я не знаю этот приказ, но дело в том, что я его знаю, но все равно считал и сейчас считаю, что офицеры имели право там проживать.

- Это офицеры, военнослужащие, которые приезжали в Харьков, когда город нуждался в защите, освобождалась администрация от сепаратистов?

- Да. В прокуратуре военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, офицеров ВСУ (и сержантский состав, и рядовой) и СБУ, Нацгвардии называют посетителями гостиницы. Как будто они туристы, которые приехали посмотреть город. В холле был расстелен брезент, где после смены бойцы чистили оружие. Наверху стоял ДШК (станковый крупнокалиберный пулемет, - ред.), были гранатометы, переносные минометы - "восьмидесятки". Нам нужно было обеспечить локальное проживание военнослужащих - подразделение боеспособно, когда все 150 человек находятся вместе.

- В чем еще вас обвиняют?

- Например, в ресторанном обслуживании военнослужащих, сотрудников СБУ, МВД. Но они-то и находились в отеле, в котором есть ресторан, бар. Где они должны были питаться? В столовой? По документации - это ресторанное обслуживание. По факту - это просто обеспечение питания людей. Прокуратура поднимает все счета, которые мы проплачивали. Конечно, пусть проверяют, но вопрос: "Там завышена цена?" Они знают, что нет. Например, на тепловизоры. Более того, мы покупали немецкую технику по цене белорусской. Поставщики старались помочь, делали скидки.

харьков балута

- Дело, которое сейчас против Вас возбуждено, - это способ власти оказать давление?

- Действия прокуратуры по отношению ко мне - это политический заказ. Я вижу, насколько стыдно следователям прокуратуры со мной разговаривать. У нас происходит двойное унижение в этом общении: они унижают свою честь, когда задают мне безосновательные вопросы, а я испытываю унижение, когда на них отвечаю.

- Кто заказчик?

- У меня начался конфликт, в первую очередь, с Геннадием Адольфовичем. После того, как удалось стабилизировать ситуацию, я начал заниматься экономическими вопросами, в частности тарифообразованием. Выяснилось, что Харьков должен "Харьковоблэнерго" около 320 миллионов грн, а официальные расчеты показывают, что уровень оплаты населения на август 2014 года составляет 102 %. У меня вопрос: где дельта? Я позвонил Геннадию Адольфовичу, он ответил, что едет на лечение, и с вопросом разберутся его замы - Игорь Терехов и Андрей Парамонов. Они приезжают, начинаем смотреть, считать, и я вижу - что-то не вяжется. Собираю большое совещание, итоги которого привели к тому, что были возбуждены ряд уголовных дел против коммунальных предприятий города Харькова. Мы выяснили, что часть финансовых средств не попадает на предприятия, предоставляющие коммунальные услуги, и долги громадные. В день, примерно, долг увеличивается на 1,8 миллиона гривен, а проплата составляет 300 тысяч. Но ведь жители полностью рассчитались за услугу, далее часть этих денег должна пойти генерирующим предприятиям - за газ, за электроэнергию, и так далее. Но этого не происходило. В связи с этим у меня был первый очень серьезный конфликт с Геннадием Кернесом. Я не исключаю, что Геннадий Адольфович был очень незаинтересован, чтобы я оставался главой Харьковской ОГА. Но сегодня уголовные дела по коммунальным предприятиям закрыты. Я вообще не понимаю, почему наши правоохранительные органы не отрабатывают именно экономическую сетку, которую мы дали им. По ней четко видна схема злоупотреблений на миллионы.

- Синхронные голосования "Відродження" и БПП "Солидарность" на сессиях Харьковского городского и областного советов - это попытка объединиться?

- Да, но это касается только Харьковской области. Ведь и БПП в Ивано-Франковске или Львове по своему составу очень отличается от БПП в Харькове. То же самое касается и "Відродження". Если проанализировать списки БПП и "Відродження" в Харькове - то у многих членов общее политическое прошлое. Сейчас они стали проевропейскими, а до этого имели другую политическую позицию. Если взять список "Відродження" в Днепропетровской области - там таких людей на 15% меньше. Но если у губернатора такое взаимопонимание с мэром города, тем более, БПП хорошо представлен в городском и областном советах, - найдите ответы на простые вопросы. Где анализ тарифной сетки, работы правоохранителей по резонансным делам, связанным с коммунальными предприятиями? Ведь это тоже работа Харьковской ОГА. Не нужно вмешиваться в работу прокуратуры, органов правопорядка, надо выполнять свои функции.

- Результаты выборов по "БПП "Солидарность" в Харьковский областной совет и городской существенно отличались. БПП взяли больше мест в облсовете, а вот в горсовете фракция немногочисленна. С чем вы это связываете?

- Господин мэр несколько нарушил договоренности с БПП, если, конечно, они были. Но основания полагать, что переговоры велись, - есть. Никто из тех, кто на предыдущих выборах занимался фальсификациями в Харькове, не наказан. У меня написан пост в Фейсбуке по этому вопросу. Там указан человек, который признался, что фальсифицировал протокол. Но прокуратура квалифицирует это деяние, как малозначимое. Но если мы не накажем фальсификаторов выборов, то следующие выборы пройдут точно так же. Когда заявил это через СМИ (опубликовал свою статью на одном из центральных сайтов), Фейсбук - моя позиция стала раздражать. После этого прокурор Харьковской области Юрий Данильченко, позвонил и сказал: "Игорь Миронович, по-моему, ты несколько неправ. Приди, я тебе расскажу, в чем ты не прав". Хотя в статье я ничего не сказал из того, что хотел. Мог бы говорить больше...

- В СМИ, соцсетях появляются публикации о коррупции, связанной с выделением земли Харьковской ОГА. Губернатор Игорь Райнин замешан в этих земельных коррупционных схемах, о которых пишут в СМИ?

- Я не могу сказать, потому что не анализировал. Я читал эту информацию и, честно говоря, я пытался найти ответ на сайте ОГА. Хотел посмотреть распоряжения, а увидел пробелы - не все распоряжения есть в публичном доступе. Это наводит на размышления. Когда я был председателем ОГА, на сайте можно было просмотреть все распоряжения, которые были. Не могу сказать, что Игорь Львович как-то связан или не связан с незаконным выделением земли. Я вижу только то, что говорят все, что пишут в Фейсбуке. Иногда комментирую. Но я не могу создать себе полную картину о том, так это или нет. Я даже не хочу в это верить.


"ОППОБЛОК" ИГРАЛ С КЕРНЕСОМ ВМЕСТЕ В ОДНО " ВІДРОДЖЕННЯ"

- Вы анализировали, почему проиграли мэрские выборы? Почему в ВПУ был такой низкий результат?

- Да, выборы проиграл… Для меня и моей команды было несколько неожиданным то, что на первом общественном слушании прозвучала моя фамилия в качестве единого кандидата от демократических сил. Среди кандидатов также были Игорь Рассоха, Михаил Кобцев. По результатам второго голосования, которое проходило в Госпроме, большинство тоже было за меня. Игорь Львович Райнин говорит, что он начал работу по представлению единого кандидата от демократических сил, и он, по его мнению, должен был ее заканчивать. Но он не приглашал ни меня, ни Кобцева, ни Рассоху одновременно к себе. Он прошелся по тем политическим партиям, которые были представлены в Верховной Раде. Встречался с представителями "Батькивщины", БПП и "Самопомочи". В итоге поддержал кандидатуру Александра Давтяна. Я пошел на выборы потому, что не идти - это тоже было неправильно. Может, на каком-то этапе выборов, нужно было сняться в пользу другого кандидата. Но это дискуссионный вопрос. Я считаю, что все было правильно. Результат "Волонтерской партии" порезали, мы бы взяли больше, если бы не было фальсификаций. Процент Геннадия Кернеса действительно большой. Во-первых, альтернативу Кернесу никто не раскрутил, а действующему мэру всегда играть легче, чем кандидату. Во-вторых, ограниченность финансовых ресурсов. И самая главная проблема - и у нас, и у "Самопомочи" на территории Харьковщины нет медиаресурса, в частности телеканала, через который можно было бы представить альтернативную точку зрения. Для меня было удивительно, что не было второго тура. Но почему его не было - этот вопрос нужно задавать Михаилу Добкину. Я о Михаиле Марковиче всегда был высокого мнения, как о политическом противнике. Но если ты выбираешь для себя линию оппозиции, тех людей, которые тебя поддерживают - иди до конца. Очень странно, что "Оппоблок" так боролся за область и не подал документы по городу.

- Наверное, сыграла дружба Михаила Добкина и Геннадия Кернеса. Поэтому не было кандидата в мэры Харькова от "Оппоблока".

- Я это понимаю. Но, если тебя поддерживают люди, и выборы это показали, то почему ты в области играешь, а в областном центре не играешь? В Харькове "Оппоблок" играл с Геннадием Адольфовичем вместе в одно "Відродження". Вот это и есть пример договорняка.



Юрий Борщ для "Цензор.НЕТ"

Источник: censor.net.ua

 

Новости портала «Весь Харьков»