Государство
09.06.2016
Просмотров: 3164

Есть ли жизнь в России?! Часть1. Медленная смерть Гуково

Как жаль, что те, кто стремился к совковой колбасе по 2-20, не читают российские СМИ, не следят за жизнью в России. У меня это вызывает когнитивный диссонанс: как же так, хотеть жить в России и не интересоваться, «а чего у них там?».

Я вот не хочу жить в Канаде или в Венеции, а все равно читаю интернет, смотрю на уровень жизни, интересуюсь местным законодательством. А тут устраивать войну, референдум, бегать с выпученными глазами и орать «хочуврассиюпутинпомоги» и не знать, что происходит в желанной стране. Может у них там вирус Йебола какой-нибудь свирепствует, или ветрянка желто-голубая, или понос. Но, нет. «Новоросс» обыкновенный, совок серпастый или русскомировец преклоняющийся, это особый сорт населения. Гражданами их назвать язык не поворачивается. Читать – это не ихнее. Поэтому первый когнитивный диссонанс был у тех, кто рванул, спасаясь от хунты, в Россию. Трехзвездочные бараки, кучи мусора, бездорожье, безработица, одичание, невежество, граничащее с дебилизмом, жадность и шовинизм,- вот, в принципе, и все, что нашли руссколюбы в «русском мире». Да, вилл на берегу Черного моря «беженцам» не дали.

Да и наши СМИ хромают. В смысле информации. В смысле донесения правды об уровне жизни ихтамнетов. Ведь это важно. Мы все уже знаем, что не только Донбасс жил, глядя в сторону кремлеобразного соседа. «Путиннасспасет» гуляет по Одессе и Киеву, Черкассах и Запорожью. Именно для них, тех, кто хочет освобождения и сладких российских пряников и нужно ввести рубрику «чего там у русских».

Вот в России утро начинается с «чего там у хохлов». И живут люди, переживают за нас, тянутся к знаниям, прекрасно ориентируются в карте и политике Украины, знают наших депутатов по именам, счетам в банке и трусикам любовниц.

Так сказать, любой пересичный россиянин, знает, что в Киеве дорогой газ, нет света, хлеба, на кострищах жарятся младенцы, а бравые правосеки черпают кружками русскую кровушку, прямо из выставленных на брусчатку бочек. Брусчатка (на всяк майдановский случай) выстелена везде. Даже на железнодорожных путях.

Россияне, допустим, не знают, что в Гуково обнаружили лагерь, где чеченцы и местные русские удерживали рабов (русскоговорящих), подготавливая их к продаже. В Ростове работают подпольные абортарии, где добывают стволовые клетки, убивая детей и сообщая матерям, что «беременности не было, ошибочка».

Русские не знают, что в РФ существует цыганская мафия, которая открывает дома престарелых (на государственные деньги) и там старики умирают голодной смертью.

А еще русские не знают о том, что в Новочеркасске в гаражах обнаружили целый завод по производству сыров (российского, пошехонского, костромского и сулугуни). Ну, высокоскрепный сыр, с голубой плесенью вообще вне конкуренции.

А я считаю, что эта информация является стратегической. Эх, увидеть бы лицо новоросса, который открывает новостную линию, а там «Горняки обанкротившейся шахты будут мести улицы в Ростовской области».

И не покричишь, что это пропагандистко-укропская инфа. Ресурс что ни на есть российский, православный и скрепный.

Для жителей приграничья, да и Донбасса в целом, важно было следить за тем, что происходит с угольной промышленностью в Росссии, а не орать «хачу зарплату, как на Варкуте». Угольной промышленности в России де факто нет.

Гуково. Горняки шахты «Кингкоул» в Гуково остались без работы. Их шахта обанкротилась. Губернатор Ростовской области выделил 1,5 млн. рублей, чтобы временно найти работу для шахтеров. Единственное, куда смогли пристроить представителей высокопрестижной профессии, это общественные работы по уборке территории.

200 горняков «Кингкоул» направлены на общественные работы в Ростов, выделенные из бюджета 1,5 млн. пойдут на оплату их труда.

Что же произошло на предприятии? Шахты были отданы собственнику (не замечаете аналогии с государственным предприятием «Свердловантрацит» и «Ровенькиантрацит»?). А собственник нескольких шахт собственно самоустранился от решения социальных вопросов, бросив своих работников. Долги по зарплате растут, на предприятиях увеличивается кредиторская задолженность перед фондами. К «Замчаловскому антрациту» и «Кингкоул «Юг» вскоре прибавятся «Угольная компания «Алмазная» и ЗАО «Ростовгормаш». «Кингкоул» принадлежат в области шахты «Алмазная», «Замчаловская», «Ростовская» и «Гуковская», где заработную плату люди не видели уже два года.

Когда поднялся Донбасс и жители украинского приграничья будоражили умы россиян криками «нас убивает хунта, мы голодаем», те не могли понять их «беды». Гуковчане с 2000 года постоянно приезжали в приграничный Свердловск, уверенно развивающийся Луганск и по-донбасски гламурный, но уже европейский Донецк за покупками, услугами, медицинской помощью (стоматология, частные клиники), а также на работу. Гуково вымирающий, нищий город, который не понял богатое украинское приграничье, с развитой инфраструктурой, медициной, бизнесом, работающими угольными предприятиями.

Сейчас Гуково пытаются спасти федеральными программами помощи. Для умирающих шахтерских городов (не только Гуково) в России принята федеральная программа для территорий опережающего развития, где инвесторам обещают беспрецедентные льготы для создания рабочих мест. Аббревиатуры очень любят в совковом пространстве. Может отсюда и тянется любовь украинских политиков к ОРДИЛО и МОД, не знаю.

28 января 2016 года премьер РФ Дмитрий Медведев подписал документ о создании в России трёх новых территорий опережающего развития (ТОР).

ТОРы появятся в моногороде Гуково (Ростовская область), Набережных Челнах и городе Большой Камень (Приморский край).

Однако бизнесмены не спешат строить на бывшей шахтёрской территории заводы и фабрики. Нищета, моральное разложение, пьянство, наркомания и предприятия, давно утратившие свой трудовой ресурс, не прельщают бизнесменов. Возврата в совок, ярким представителем которого является Гуково, никто не хочет.

Теперь это еще и территория, граничащая с ихтамнетом. Из Донбасса везут оружие, на Донбасс везут оружие. Ростовская область стала одной из самых опасных и криминализированных территорий РФ. Участились бытовые огнестрелы, похищения людей ради выкупа, наркоторговля.

У жителей шахтёрских посёлков Ростовской области осталась единственная работа — ловить рыбу и сдавать металлолом, вырезая свои же предприятия. Ничего не напоминает? Да, 90-е годы, Донбасс!

Собак в российских шахтерских городах, как и в глубинке не держат — накладно кормить. Много мужчин ушли воевать наемниками на Донбасс, в надежде заработать, дезертировать и трудоустроится в Украине. Кто-то уезжает на заработки в Москву.

А для шахтёрских территорий Гуково и прилегающих хуторов создание новых рабочих мест просто жизненно необходимо. Это уже не вопрос имиджа или стратегии развития, это вопрос выживания людей. В 2015 году здесь закрылись последняя шахта «Алмазная» и профильный завод, в результате чего работу потеряли еще 1800 человек. Всего с 1990 года с бывшего угольного объединения «Гуковуголь» уволили 40 тысяч человек.

40 000 потерявших работу. Шахтеры (пенсионеры, металлурги, учителя и врачи) Донбасса, вчитайтесь в эту цифру. Хотя…читать – это не ваше.

Как можно было стремиться туда, где закрываются предприятия? Как?

За 23 года ненавистной независимости на Донбассе вырос уровень жизни: высокие зарплаты, частные предприятия. В Луганске открывались частные клиники. В Донецке стоилась «Донбасс-арена».

Работали цирки, театры, музеи, библиотеки. Шахты наращивали угледобычу. Шахтеры получали бесплатный уголь, путевки и ездили в Крым. Бесплатно.

«Мы хотели жить еще лучше», - основное оправдание русскомировцев.

А вы знали, как живет Россия?- спрашивала я с первых дней войны.

«Лучше Украины» - орали триколорадные. Они ведь никогда не покидали Свердловск. Или, покинув, ездили в Ростов, Москву, минуя русскую глубинку.

Никто, я повторяю, никто из приверженцев русского мира на Донбассе не читал, не делал анализ, не заглядывал в Интернет, не интересовался жизнью в России. Они все хотели в придуманную ими страну, которая не имела ничего общего с русским миром.

На хуторе (да, в России деревни называют хуторами) Платово, возле города Гуково, жилых домов уже не осталось, их хозяева бросили и уехали.

Социальная ситуация в российской глубинке критично-отчаянная. На нее сейчас поход оккупированный русским миром Донбасс. Люди бросают дома (их никто не покупает) и уезжают жить в другие места. В Украину, в Москву, на Дальний Восток. В сёлах вряд ли увидишь домашний скот.

Редкие лесополосы и парки вырублены. Бесплатного угля, как в Украине для пенсионеров, в России нет. Нет! Обычная картина гуковских сел: старики, тянущие на стареньких санках дрова из редкой лесополосы или соседского некогда цветущего сада.

Здесь хотели сделать тепличный комплекс. Хотели выращивать шампиньоны. Клубнику. Редис. Ключевое слово «хотели».

Попытки привлечь сюда инверторов, спасти людей от обнищания заканчивались неудачей. Каждый крупный сельхозпроект упирался в нехватку инфраструктурных мощностей газа и электричества.

В России, стране газа и электричества, села не газифицированы, как в Украине.

Об этом так же не знали на Донбассе, и, думаю, это будет немаловажным узнать тем, кто еще хочет в русский мир.

Замечу. С гордостью. В Свердловске, как в целом на Луганщине было развито фермерство. Выращивали все, о чем мечтали в России. В селе Бирюково (Свердловский район, Луганщина, приграничье) даже выращивали голландские тюльпаны. По голландской технологии. Наши фермеры. А еще виноградарство, пчеловоды, сады, производители грибов, зелени, овощей, соков…Луганщина достаточно тяжелый регион для ведения сельского хозяйства: засушливый климат, отсутствие воды, длинные и затратные системы орошения, тяжелая почва. И, тем не менее, наши сельхозпредприятия были прибыльными и создавали рабочие места. До войны.

В Луганске работали заводы, на которых трудились высококлассные специалисты, которых не смогли найти в Гуково для реализации проекта по производству прицепных автомобильных механизмов. Да, на умирающих территориях нет сварщиков, токарей, электриков. Все они или спились, или уехали из глухомани.

Шахтеры-пекари-белошвейки

В 90-е, когда на Донбассе закрывались шахты, с легкой руки Тихонова (экс-депутат ПР и руководитель Луганщины) шахтеров переучивали на швей. Это называлось «реструктуризация». В 2000 году на «реструктуризацию» шахт Донбасса выделялось из госбюджета Украины 980 миллионов гривен. Значительная часть этих денег должна была пойти на то, чтобы обеспечить работой уволенных горняков посредством их переобучения на швей. Средства регионалами тогда были «освоены» колоссальные. Новое рабочее место «создавалось» за 111 тысяч гривен.

От уголовной ответственности регионалов тогда спасло депутатство и Кучма. Уголовные дела, которые возбуждала против «создателей рабочих мест» аж в 2005 году, местные регионалы подали под соусом патриотизма и политических репрессий, что придало им шарма и увеличило поддержку ничего не читающего люмпена Донбасса. Если быть откровенным, то признать связь этих уголовных дел с политикой все-таки надо. При Кучме было бы сложно задавать неудобные вопросы председателю Луганского областного совета Виктору Тихонову, который и курировал белошвейно образующее детище – Государственной компании «Луглегинвест». Но, об этом в другой раз.

Шахта «Алмазная» РФ закрылась в Гуково в конце 2015 года, людей уволили. Шахтёрам предложили другую специальность. Не замечаете сходства в «реструктуризации». Теперь они работают на хлебозаводе «Аютинский хлеб», расположенный в хуторе Аюта. Пекут хлеб.

Нынешняя война (на которой ихтамнет) помогает решить кадровый голод Ростовской области.

«На Дону есть и другой опыт комплексного решения проблемы кадров. Несколько предприятий переехали (!) из соседней Украины в Каменск-Шахтинский и Донецк РФ, бизнесмены перевезли не только станки, но и специалистов, их семьи».-радостно сообщают российские СМИ.

«Нам кажется или мы мародерствуем» - вопрошают редкие читатели, граждане России.

Но и это (перемещение) заводов и рабочих из оккупированных территорий, не решает всех кадровых проблем России.

Украсть завод, еще не значит наладить производство.

Украинские рабочие работают, став заложниками голода и войны на Донбассе. Добровольно ли или принудительно покинули заводы Луганщину, на этот вопрос нам еще предстоит искать ответ. Ударение я сделаю лишь на одном.

СМИ Украины, в том числе и «Информационное сопротивление» неоднократно писали о краже заводов Донбасса ихтамнетами. Но МВД Украины, Генпрокуратура не возбудили по данному факту (хищение) уголовных дел. Нет реакции и МИД Украины. Ни ноты протеста, ни ноты возмущения.

Заводы «переехали» кто-то не слишком заметно и болезненно для украинских чиновников. Похоже, что на информацию в СМИ люди у власти или в погонах особо не обращают внимания.

Повальное пьянство и лень не дает возможности россиянам найти среди россиян желающих работать даже на современном (скрымженном) оборудовании.

«Общался с коллегой, губернатором Калужской области, там такая же проблема, высококвалифицированных рабочих возят на калужские заводы даже из Подмосковья, — пишет на своей странице губернатор Ростовской области. — Жильё надо строить, создавать условия для людей, тогда и будут в провинции оставаться перспективные кадры».

О былой шахтёрской славе в Гуково, как впрочем, теперь и о былой славе Донбасса, напоминают лозунги советских времён.

И если в гибели угольной отрасли России виновато российское государство, то во втором, в гибели промышленного и сельскохозяйственного потенциала Донбасса, виноваты….Не хочу винить всех. Это будет популизм и неправдиво. Ведь есть и те, кто не стрелял. Поэтому мой вопрос к гражданам Украины, жителям Донбасса с оружием и тем, кто так хотел жить в СССР, - вы за это воевали?

Источник: sprotyv.info

Автор: Олена Степова