Государство
21.03.2015
Просмотров: 1037

Хрупкий мир рухнул. Конец равновесия. Сценарий победы в ядерной войне с Россией

США создают оружие, которое гипотетически позволит победить в третьей мировой войне, избежав ядерного конфликта.

Хрупкий мир рухнул. Российские войска пересекли границы стран НАТО. Латвия, Литва и Эстония захвачены за считаные дни, танковые клинья стремятся к Варшаве от Калининграда и Бреста. Через неделю, когда русские танковые колонны завязают в узлах обороны, страны Альянса всё ещё не объявляют войну России — боятся начала третьей мировой войны и рассчитывают урегулировать «конфликт» дипломатическим путём. Через 10 дней с начала вторжения, чтобы преодолеть сопротивление и сыграть «на устрашение», Россия наносит тактический ядерный удар по Варшаве.

Это не сюжет книжки из серии «Третья мировая». Элементы этого сценария силы НАТО — впервые со времён холодной войны — отрабатывали в конце 2013 года. Тогда большинство вариантов развития событий заканчивалось обменом массированными ядерными ударами между США и Россией. После чего война заканчивалась для всей Земли в принципе.

Но был и другой сценарий. В нём США и НАТО отвечали на применение ядерных мин и снарядов неядерным ударом. Русские ракетные шахты поражались высокоточным оружием: гиперзвуковыми ракетами нового поколения и кинетическими боеголовками с орбитальных станций — системы противоракетной обороны РФ не успевали среагировать на эти объекты. Спутники слежения и система GPS наводили их даже на мобильные пусковые комплексы, которые ранее считались неуязвимыми. Уцелевшие ракеты русских, запущенные в основном с подводных лодок и самолётов-ракетоносцев, перехватывались системой противоракетной обороны США.

Москва, лишившись большей части ядерного арсенала, была вынуждена отвести сухопутные силы — третья мировая война заканчивалась, так и не начавшись.

Новое оружие

Презентация сценария победы без войны позволила Пентагону в прошлом году получить дополнительные $80 млн на программу Prompt Global Strike («Молниеносный глобальный удар»), которую американские военные разрабатывают с 2011 года. А общая сумма затрат только на исследования в рамках PGS к концу 2015-го, по данным минобороны США, составит более $2 млрд.

Один из «отцов» программы, генерал Роберт Келер, сформулировал её цель так: «Иметь возможность в течение 60 минут нанести удар практически по любой точке на поверхности Земли» (см. Мгновенный удар).

На старте исследований по Prompt Global Strike программа предназначалась в основном для борьбы с терроризмом. Одной из причин её появления стало неудавшееся покушение на Усаму бен Ладена в августе 1998-го. Тогда с американского корабля «Авраам Линкольн» в Аравийском море по учебному лагерю «Аль-Каиды» в Восточном Афганистане были запущены две крылатые ракеты Tomahawk. Разогнавшись до скорости 885 км/ч, они преодолели без малого 1800 км и спустя два часа достигли цели. Но бен Ладена там уже не было — по словам экс-главы американских антитеррористических сил Ричарда Кларка, для уничтожения лидера террористов ракетам не хватило чуть меньше часа. Если бы не это «опоздание», США не пришлось бы пройти через 11 сентября 2000 года, ввязаться в Афганскую войну и потратить 13 лет на дальнейшие поиски главы «Аль-Каиды».

Первым этапом Prompt Global Strike стало переоснащение части баллистических ракет Trident. Вместо ядерного заряда на них ставились четыре управляемых боеголовки с обычной взрывчаткой. На высоте около 600 км, в верхней точке баллистической параболы, они отделялись от носителя и через 20–30 минут могли поразить цель на земле: на скорости до 20 000 км/ч, что почти в 15 раз больше скорости звука. Это решало задачу нанесения высокоточного удара в любой точке планеты менее чем за час. Но запуск баллистических ракет мог спровоцировать полномасштабную ядерную войну. С учётом этого в США ограничились переоборудованием всего нескольких десятков таких ракет.

Следующей разработкой в рамках Prompt Global Strike стали сверхзвуковые крылатые ракеты. Проект Boeing Waverider Х-51 успешно прошёл испытания в 2013 году: четырёхметровая ракета, запущенная с помощью разгонного блока с бомбардировщика В-52, развила скорость более 6000 км/ч. Для сравнения: на такой скорости Х-51 преодолел бы расстояние в 1700 км от точки пуска в Аравийском море до Восточного Афганистана в 6–7 раз быстрее, чем Tomahawk, — не за два часа, как в 1998-м, а всего за 20 минут. Кроме того, объекты, летящие на таких скоростях не по баллистической траектории, не фиксируются средствами слежения противоракетной обороны. Соответственно их запуск не должен привести к автоматическому обмену ядерными ударами.

Третья, самая секретная составляющая PGS, — так называемое «оружие ближнего космоса». Подобных проектов в США насчитывается около десятка, но лучше всего в эту концепцию укладывается космический беспилотник Boeing с индексом X-37B. 22 апреля 2010 года ракета-носитель Atlas V впервые вывела его в космос. Аппарат оставался в космосе 244 дня, меняя орбиты и маневрируя, а 3 декабря вернулся на землю, приземлившись на военной базе «Вандерберг» в Калифорнии.

«С помощью этих современных возможностей, даже с глубоким сокращением ядерных вооружений, мы, несомненно, останемся сильнее», — Джозеф Байден, вице-президента США из выступления перед слушателями Национального университета обороны.

Экспериментальный полёт под индексом USA-212 стал первым в череде испытаний под эгидой Пентагона и НАСА, но в министерстве обороны США до сих пор отказываются раскрывать подробности проекта. Не имея информации, СМИ окрестили X-37B «убийцей спутников». На самом деле речь может идти о создании аппаратов, которые выводятся в космос в течение 30–40 минут. Размещённые на них кинетические боеголовки позволяют поразить любую цель на поверхности Земли на скорости 10–20 тыс. км/ч. При этом подобные снаряды можно вообще не оснащать взрывчаткой: столкновение с объектом весом несколько десятков килограммов на гиперзвуковой скорости даёт разрушения, сравнимые с последствиями полутонны обычной взрывчатки.

Все эти проекты, по словам Ребеки Бучейт из Heritage Foundation, могут в перспективе использоваться для удара по ядерным объектам других стран. «Гиперзвуковые ракеты способны нести до 30 кг боевого заряда. Этого вполне достаточно для того, чтобы пробить крышку пусковой шахты и уничтожить ракету в ней».

Последний аргумент

В середине 2015-го конгресс США примет решение о том, стоит ли увеличивать финансирование программ в рамках Prompt Global Strike. Скорее всего, оно будет положительным. Во-первых, потому что ключевые проекты PGS находятся в высокой стадии готовности — при должном финансировании все элементы могут быть развёрнуты примерно к 2020 году. Во-вторых, реализация этой программы выводит США на новый уровень в сфере стратегических наступательных вооружений — Штаты получают возможность нанести первый удар и победить в глобальной войне.

Ничего нового в этом нет. «До начала 1970-х годов была популярна идея первого удара, когда страна может поразить ядерными ракетами большинство пусковых шахт противника и победить в ядерной войне», — говорит Фокусу Уолтер Мид, специалист по проблемам безопасности из Bard College. Но, по его словам, с разработкой новых систем слежения и появлением новых ракетных систем эта идея отошла в прошлое — стало понятно, что победителей не будет. Даже сейчас, после многочисленных сокращений ядерного оружия, на боевом дежурстве в США и РФ стоят более 4000 ядерных ракет. Результативность перехвата в случае обмена массированными ядерными ударами, по оценкам военных, составляет от 50% до 70%. Но даже оставшихся 1000–2000 ракет, которые достигнут цели, достаточно для того, чтобы на Земле разразилась глобальная катастрофа, которая отбросит человечество в каменный век.

Prompt Global Strike теоретически даёт возможность избежать подобного сценария. Особенно если учесть, что России практически нечего противопоставить новому виду вооружений. Разработки гиперзвуковых носителей в РФ находятся в зачаточном состоянии, а об орбитальном оружии речь вообще не идёт. Постоянные сбои и катастрофы при запуске собственных ракет привели к тому, что в январе 2015-го РФ, по данным американской системы NORAD, утратила связь с двумя последними спутниками контроля за баллистическими пусками «Око-1″. Запуск новых в феврале из-за технической неготовности в очередной раз был перенесён на июнь 2015-го.

У Кремля нет финансовых возможностей ввязаться в новую гонку вооружений с Белым домом. По сути, 2000 российских ядерных ракет и сложившийся полвека назад ядерный паритет были последним аргументом России в геополитическом противостоянии с Западом. И этот паритет может быть разрушен в ближайшие годы.

Источник: politolog.net

Новости портала «Весь Харьков»