Государство
28.05.2015
Просмотров: 567

Крым как Абхазия — совсем дикий

С формальной точки зрения нельзя сравнивать статус территорий Украины и Грузии, оккупированных Российской Федерацией. Но последствия действий Кремля, особенно в сфере этнополитики, уже заметны на примере Абхазии и могут быть уроком и для Крыма.

Автономная Республика Крым в феврале-марта 2014 года была захвачена спецназом Министерства обороны РФ и проведена через юридически ничтожный «референдум», который дал старт «независимому государству Республика Крым». Которая, впрочем, не имела намерений и шанса почувствовать вкус свободы, и сразу же попросилась в состав России. Президент РФ Владимир Путин эту просьбу, естественно, удовлетворил. Сказал о безусловном волеизъявления «народа Крыма», о том, что международное право не содержит запрета на провозглашение независимости и что «в сердцах людей Крым всегда был неотъемлемой частью России».

Через год, в марте 2015-го, в известном телефильме господин Путин как будто забыл свою историческую речь, растоптав мироустройство, которое сложилось после Второй мировой войны, и двусторонние, «братские», как принято было говорить, отношения с Украиной. Подробности спецоперации из его уст и множество фактов, собранных журналистами, политиками и дипломатами за этот год, позволяют говорить о тех событиях как о циничной вооруженной агрессии, пренебрежении международным правом.

Аналогичные действия вооруженные силы России осуществляли и в начале 1990-х годов в отношении Грузии — блокируя морские границы, предоставляя свои военно-воздушные силы для осуществления бомбардировок так называемой «абхазской авиацией», координацию и направление «добровольческих» батальонов Конфедерации горских народов Кавказа, одним из командиров которой был в недалеком будущем известный террорист Шамиль Басаев.

В последующие годы территория автономной Абхазии, а также бывшей Юго-Осетинской автономной области Грузии, находилась под фактическим российским контролем. Он был закамуфлирован в юридическую оболочку «миротворческих сил», на введение которых Грузия, ослабленная сепаратизмом и гражданской войной, была вынуждена согласиться.

Венцом этого процесса стали события августа 2008 года, когда российские войска на двух театрах военных действий — в Цхинвальском регионе, где действовала 58-я армия Северо-Кавказского военного округа, и в Западной Грузии — вошли на территорию сопредельного государства, захватили десятки городов, уничтожили гражданскую и военную инфраструктуру — порты, мосты, аэропорты. ВВС бомбили отдельные объекты, расположенные в сотнях километров от линии соприкосновения двух армий.

На абхазском же примере можно продемонстрировать, что ждет Крым в наиделикатнейшей для региона сфере — этнической.

Отправной точкой здесь должна быть Всесоюзная перепись 1989 года — последняя перед распадом Союза . В Абхазской АССР тогда проживали 240 тыс. (45,7%) грузин, 93 тыс. абхазов (17,8%), 76,5 тыс. армян (14,6%), 75 тыс. русских (14,3%) , а также греки, украинцы, евреи, эстонцы и др. В 1992-1993 гг. в регионе произошла ожесточенная и кровопролитная война. «Победили» ... абхазы. Их руководитель Владислав Ардзинба смог заручиться поддержкой Москвы. Как прямой — специалистами, авиацией, артиллерией, танками, так и косвенной — десятками тысяч добровольцев, которые, как и сейчас на Донбассе, без проблем проникают через государственную границу.

Вместе с российскими «советниками» и «добровольцами» абхазы смогли взять под контроль всю административную территорию Абхазии. В частности, и Гальский район, где более 90% населения — грузины. Из других регионов Абхазии грузины были изгнаны, большинство мужчин и подростков, которые отказались или не имели возможности покинуть территорию, были убиты. Дома, автомобили, земельные участки, скот были присвоены абхазами, часто — бывшими соседями, чеченцами, «казаками» из России.

Тридцать тысяч грузин в Гали все эти годы фактически и юридически ограничены в правах. Они не могут принимать участие в политической жизни «Республики Абхазия». Находятся под постоянным контролем местного КГБ и представителей ФСБ. Автохтоны этой земли оказались оторванными от грузинского народа.

Их объявили отдельной народностью, хотя абсолютное большинство жителей Западной Грузии (Мегрелии) имеют грузинскую идентичность. Их лишили права получать образование на родном языке. Разрешено использовать мегрельских язык — родственный грузинскому, но фактически не имеющий письменность. На мегрельском издано буквально несколько книг. Единственная газета — боевой листок, славящий Путина и клеймящий грузинских «фашистов» и американских подстрекателей.

Уже выросло поколение, которое не умеет писать грамотно по-грузински. Цель такой политики — денационализировать, лишить национального стержня, воспитывать людей в духе поклонения России и ее «величию».

В открытом доступе нет информации о национальном составе действующего «парламента» «Республики Абхазия», но в предыдущем созыве картина была такой — 26 абхазов, 3 русских, 3 армян, 2 грузина-мегрела, 1 турок. При этом, по результатам последней переписи (2011 год, его результаты в Тбилиси считают фальсифицированными), национальный состав «государства» таков: абхазов — 51%, грузин — 19,3%, армян — 17,3%, русских — 9,2 %. Количество населения уменьшилось по сравнению с 1989 годом вдвое по официальной статистике (по неофициальной — втрое). Также как минимум вдвое завышено количество абхазов.

По информации официального Сухума (грузинские названия перекручивают и уничтожают), с 1989 по 2003 год количество этнических абхазов увеличилась на 1300 человек. А вот с 2003 по 2011 — на ... 38 000! Манипулирование статистикой — очевидно.

Причины этих изменений кроются не в бэби-буме в депрессивной и дотационной «стране». А в «конструировании» статистической информации с целью получения выгоды. Чем больше, хотя бы на бумаге, жителей, тем легче просить Москву выделять деньги. Завышение количества абхазов имеет значение во внутриполитической игре. Численность армянской общины де-факто не уступает титульному этносу, но имеет существенно меньшие возможности влиять на жизнь республики.

Подобные статистические чудеса можем наблюдать в оккупированной АРК. Чтобы закрепить результаты аннексии, Кремль провел перепись населения (октябрь 2014 г.). Все результаты будут обнародованы ближе к концу текущего года, но предварительные итоги были опубликованы 15 марта 2015 года.

Сначала о национальном составе населения «Республики Крым». По традиции, идущей с советских времен, население АРК было принято называть «многонациональным». В 2001-м во время переписи были зафиксированы представители 125 этнических групп. В 2014-м, войдя в «родную гавань», регион похвастался наличием аж 175 этносов. В том числе, неизвестных науке «русских», «крымчан», «православных», а также «скифов», «эльфов» и т.п.

В 2001 население АРК совместно с городом республиканского подчинения Севастополем составило 2,4 млн. человек. Этническое большинство — русские — 60,1% всего населения (1,45 млн. человек). Украинцами себя назвали 23,9% участников переписи (577 тыс.), крымскими татарами — 10,16% (245 тыс.), белорусами — 1,46% (35 тыс.), татарами — 0,56% (13,6 тыс.), армянами — 0,4% (10 тыс.).

Представителей четырех этносов — евреев, поляков, молдаван и азербайджанцев — тогда насчитали по 0,2%.

Караимов и крымчаков — автохтонов полуострова (наряду с крымскими татарами), насчитали в целом соответственно 671 (0,03%) и 406 (0,01%) человек.

Одним из главных пропагандистских тезисов, который сопровождал все последние годы любую дискуссию о национальной и языковой ситуации в АРК, был жупел «украинизации». Если предположить, что подобная политика Киева была, она должна былаа повлечь увеличение тех, кто по принуждению или из-за конформизма должен был записаться в «титульную национальность».

И вот Крым «вернулся домой», после десятилетий «самостоятельности» и «насильственной украинизации». Что же демонстрирует перепись 2014?

Украинцев оказалось на ... сорок процентов меньше, чем во время предыдущей, еще украинской переписи! Вот такая «украинизация» ...

Русскими себя пожелали записать 1,49 млн человек (68%, причем в Севастополе — 81%), украинский — 344,5 тыс. (15,7%). Иными словами, русских в АРК стало больше на 2,7%, а украинцев на ... сорок процентов меньше, чем во время предыдущей, еще украинской переписи! Вот такая «украинизация» ...

Перепись зафиксировала и языковые преференции граждан. О них ниже. Сейчас только один поразительный факт. После шести десятилетий пребывания в Украинской ССР и независимой Украине лишь 0,1% русских Крыма стали считать родным языком украинский. Тогда как 80% украинцев назвали родным языком русский. Что является очевидным доказательством русификации крымчан, которая никогда не прекращалась.

Очень опасную игру затеяла оккупационная власть и по кырымлы. Попытка купить «пряником» не удалась. Несмотря на огромные ресурсы, вложенные в раскол Меджлиса — успех невелик. Удалось «отрезать» небольшую часть актива организации. Социологии по этому вопросу нет, но многие эксперты, которые изучают настроения на крымскотатарской «улице», утверждают, что национальный лидер Мустафа Джемилев, которому власти РФ запретили въезд на родину, остается наиболее авторитетным человеком для почти 300 000 крымчаков.

К делу присоединились «специалисты» по национальному вопросу из спецслужб. Убийства молодых крымских татар. Аресты. Обыски. Запрет на въезд в Крым Мустафе Джемилеву, Рефату Чубарову и другим руководителям меджлиса. Давление на канал АТР, который в условиях русификации играет важнейшую «нациеобразующую» роль, создавая детские, культурологические, дискуссионные программы на трех языках.

Еще раз обратимся к результатам переписи. Там как в зеркале видно планы того, что власть будет делать с кырымлы. Для них также уготована судьба раствориться, исчезнуть через поколения — как грузинам Гальского района Грузии.

Крымские татары — третья по численности группа в «Крымском федеральном округе» — 232,3 тыс. человек (10,6% населения). Уже в этой цифре — ложь и манипуляция. Можно поверить, что за тринадцать лет численность крымчаков у себя на родине увеличилась лишь на 0,3%? У них что, рождаемость в шесть раз меньше, чем у русских Крыма!? Конечно, нет. Наоборот — на фоне падения численности как русских, так и украинцев, крымскотатарская община показывала пусть небольшой, но постоянный устойчивый прирост.

В 2001 году во время переписи 0,57% крымчан назвали себя «татарами». Очевидно, что какая-то, небольшая часть их имеет «волжское» корни. Но, судя по всему, многие во время переписи ответил переписчикам — мы, татары, имея в виду, «крымские». Но записывают, как правило, исходя из слов опрашиваемых.

И что мы видим сейчас? Численность просто «татар» за последние годы выросла в 4 раза! Теперь просто «татар» стало 45 000 человек! Их нет на самом деле, но они есть в бумагах. Власти получили пространство для манипулирования представительными, национально-культурными, образовательными потребностями коренного народа. Вместо 14-16% кырымлы зафиксированы только 10%. Соответственно, теперь в республиканской власти и в самоуправлении их станет совсем мало. «Логично» — меньше крымских татар, меньше школ и библиотек, ансамблей и кружков.

И еще один факт. 3,7% населения назвало своим родным языком «татарский». Конечно, это не фиксация реальности, а «трудности перевода». Никаких «татарских» школ, классов и телепередач не будет. Будет меньше крымскотатарских, а значит — больше русскоязычных.

Не стоит забывать, что в оккупированном Крыму остались, даже по сомнительным официальным российским сообщениями, 46,4 тыс. граждан Украины. Они сделали свой ​​выбор, сохранив паспорта с трезубцем, прекрасно понимая, что такое путинская Россия и как она относится к инакомыслящим. И тем более — к гражданам страны, которая борется за свою свободу.

Вахтанг Кипиани, главный редактор проекта «Історична правда», опубликовано в издании Крым.Реалии

Перевод: Аргумент

Источник: argumentua.com

Новости портала «Весь Харьков»