Государство
10.04.2015
Просмотров: 361

О вкусной и здоровой пище

Среди с детства любимых мною книг особое место занимает "Книга о вкусной и здоровой пище" издания 1953 года, первое издание в 1952 году, тиражом в 500 тыс. экземпляров, разошлось так, что через год книгу пришлось переиздавать. Почти 400 страниц рецептов, советов (страна такая тогда была - Советов) и красочных иллюстраций, глядя на которые у меня даже сейчас, побывавшего, повидавшего, вкусившего и много разного вкусного сделавшего собственными руками, текут слюнки, почти как в детстве, когда я рассматривал эти картинки, поедая глазами севрюгу с черной икрой, а на десерт, мечтая о "нежной среднеазиатской дыне, лучше чарджуйской, поскольку у нее тонкий букет, как у хорошего вина, а запивать ее можно небольшими глотками крымского или армянского муската - сочетание получается превосходное!". Через много лет у меня получилось привезти из горячо любимого Узбекистана чарджуйскую дыню, купленную в Самарканде на базаре возле Регистана и соединить ее, с не менее любимым, крымским "Мускатом белым Красного камня" и убедиться, что автор книги понимал таки толк во вкусной и здоровой пище.

Эта книга была написана в короткий период второго НЭПа, начатого большевиками через 5 лет после окончания 2-й мировой войны, вынужденных создавать пищевую индустрию, столкнувшись с необходимостью преодоления тяжелейшей демографической ситуации в послевоенной стране и осознавших, что без создания системы здорового питания, выживание страны находится под угрозой - строителей коммунизма может не хватить. В то время планы руководства выполнялись обязательно, лозунг "Планы партии - планы народа!" был приказом к исполнению, а не идеологическим штампом, да и для раскочегаренной военной промышленности задача скопировать лучшие образцы мировой пищевой индустрии не представляла особого труда. Созданная, в результате реализации той программы, индустрия производства продуктов питания, представляющая собой единую государственную систему, объединяющую сельскохозяйственное производство и пищевую промышленность, практически без существенных изменений пережила СССР, и стала основой пищевой индустрии независимой Украины.

Практически все усилия, которые предпринимались в Украине за годы независимости в области модернизации пищевой индустрии, были направлены исключительно на удовлетворение потребностей внешнего рынка. Внутренний рынок не был интересен украинскими предпринимателями по двум основным причинам:

1) Невозможности конкурировать с привычным потребителю колхозным рынком, из-за необходимости создания практически "с нуля" новой логистической структуры (транспорт, оборудованные склады, торговые точки), взамен разрушенной практически полностью колхозно-совхозно-кооперативной системы, разворованной последними председателями, но, так и не сумевшими этим добром воспользоваться из-за отсутствия начального капитала, опыта и желания трудиться;

2) Западными пищевыми корпорациями, заполнившими украинский рынок часто второсортной продукцией, обладающими дорогостоящими современными пищевыми технологиями, агрессивным маркетингом и доступом к кредитным ресурсам, недоступным украинцам. Кредитные программы ЕБРР и другие подобные, всегда имели для конечного потребителя, пытавшегося внедрять новые технологии производства продуктов питания, коррупционную дельту, самостоятельно закладываемую, уполномоченными распоряжаться этими ресурсами, украинскими "честными" банковскими патриотами с "чистыми" руками и просторными карманами, умудрившимися обанкротить даже единственный аграрный банковский колосс "Украина", успевший послужить только в качестве политического стартапа третьему Президенту Украины.

Определяющую роль в формировании такой государственной политики, сыграл второй Президент Украины, объявивший главной задачей для экономики страны развитие крупной промышленности, доставшейся Украине в наследство, также ориентированной исключительно на внешний рынок, поставляя, в основном, в Россию, сырье или продукцию с малой долей прибавочной стоимости, либо продукцию, не являющуюся законченными изделиями, в основном используемыми в ВПК, взамен импортируя из России природный газ, стимулируя коррупцию и рост мафиозных капиталов вместе с энергетической зависимостью Украины от "Газпрома".

На остатки пищевой промышленности Украины олигархи обратили внимание уже после дерибана тяжелой промышленности, предприятий по добыче полезных ископаемых и установившегося порядка смены друг друга у российского "газового корыта", заменяющего им обычное банковское кредитование, принятое в цивилизованных странах. Естественно, в первую очередь, были расхватаны предприятия, имеющие монопольное положение - элеваторы, масло-жиро перерабатывающие заводы, крупные птицефабрики и хлебокомбинаты. Особняком, конечно, всегда стояли сахарные заводы и кровно связанное с ними производство спирта, контроль над которым со стороны государства осуществлялся всегда также "эффективно", как и над трубопроводной инфраструктурой страны, что взрастило еще один "прошарок" (это украинское слово намного полнее отражает суть этого явления, чем русское "прослойка") украинских промышленников современности, не нашедших места у "газового корыта". Таким образом, система обеспечения продовольствием заложенная еще в послевоенное время, изменилась только в худшую сторону, за счет снижения товарного производства сельскохозяйственной продукции из-за естественного разрушения колхозной системы, абсолютно чуждой традициям украинского села, и естественно требующей создания новой, более эффективной. Но, вместо этого, при полном попустительстве власти, занятой "более важными делами", был окончательно разрушен мощнейший животноводческий комплекс, рыбное хозяйство, вместе с затерявшимся на просторах мирового океана целым рыболовецким флотом Черноморского пароходства, практически разворована и продана на металлолом уникальная система орошения, что, все вместе, в итоге привело к массовому исходу сельской молодежи в города из-за невозможности найти работу, дать образование детям, получить даже минимально необходимые медицинские услуги и т.д. Украинское село, как экономический базис существования страны, благодаря которому украинцы пережили все критические периоды своей истории и являющееся колыбелью национальной идентичности, оказалось на грани выживания. Рынок продуктов питания теперь уже почти полностью заполняется импортной продукцией, импортируется практически все - рыба, мясо, зелень, овощи (картофель !, морковь !, лук!, чеснок!), фрукты (яблоки!, груши!), детское питание. На внутреннем рынке более-менее прочные позиции остались, помимо производства пива и водки, только в том спектре продукции, в котором Украина моментально исчерпала свой экспортный потенциал, выделенный ей ЕС в рамках квот по Соглашению об Ассоциации - подсолнечное масло, мед, соки, курятина. Единичные представители современного молочного производства, практически полностью владеющими всеми объемами качественного сырья и рвущееся сейчас на рынок ЕС, в случае удачи для себя, лишат внутренний рынок и этого качественного продукта, оставив украинцам выбор между низкокачественной молочной продукцией собственного производства, не подходящей европейцам, и дорогостоящими импортными продуктами, выбирать качество которых украинцам уже не придется, так как заменить их будет нечем.

Для украинских предприятий, производящих качественную продукцию, украинский покупатель с его "жалкой гривней" также неинтересен, как и украинская армия для украинских же производителей современного оружия.

Голодные 90-е покажутся раем по сравнению с той ситуацией, которая ждет Украину в самом ближайшем будущем, из-за практического уничтожения мелкотоварного сельского производства и безудержной переориентации всего сельского хозяйственного производства страны на внешний рынок. "Дикий капитализм" 90-х, породивший украинский олигархат, до сих пор паразитирующий на потенциале, созданном еще в СССР, в индустрии производства продуктов питания приведет к гораздо более тяжелым последствиям - зависимости населения страны от импорта продуктов питания, уничтожению украинского села, как основы национальной идентичности, а значит, поставит под угрозу и само существование нации.

Интенсификация сельскохозяйственного производства, в погоне за увеличением экспортного потенциала, открытие свободного доступа в Украину мировым игрокам в области производства продовольствия, без наличия национальной программы, учитывающей продовольственную, энергетическую, демографическую безопасность страны - опасная затея, граничащая с преступной некомпетентностью. Подобное отношение в вопросах энергетики едва не привело к национальной катастрофе, поставив суверенитет страны в зависимость от получения природного газа от российского "Газпрома". Неужели, даже собственные ошибки и свежий горький опыт не могут научить государственных деятелей принимать решения, руководствуясь не сиюминутной выгодой, а стратегическими интересами государства? Как может министр сельского хозяйства радостно рапортовать о строительстве завода по производству семян фирмы "Монсанто", чьи технологии запрещены во многих странах мира? А вообще, кто-то контролирует применение и производство семян гибридов, повсеместно используемых сельхозпроизводителями Украины, кто-то следит за соблюдение норм севооборота и использованием гербицидов и минеральных удобрений? Может инвестиции в собственную селекционную науку, имеющую знаменитую мировую историю, более отвечают национальным интересам, чем уничтожение плодородности украинских земель в угоду интересам иностранного капитала?

Как показывает практика, интересы бизнеса, а особенно в условиях жесточайшего кризиса, в котором сейчас находится Украина, будут направлены исключительно на максимальную интенсификацию производства, сокращение всех издержек, а уж тем более, связанным с заботой о восстановлении плодородия используемых "чужих" земель, бережном отношении к "чужой" окружающей среде и беспокойстве о демографических проблемах второстепенных стран. А зависимость от производителя гибридных семян будет по-круче, чем даже от владельца газопровода. Сесть на "гибридную иглу" легко, спрыгнуть - практически невозможно.

Поэтому, несмотря на кризис и желание чиновников рапортовать о привлечении западных инвестиций, без стратегической национальной программы в сфере производства продуктов питания, любые реформы в сельском хозяйстве Украины опасны и вредны. Рынок земли - мощнейший инструмент, способный в перспективе сделать Украину богатейшей страной мира, но только при использовании его в интересах страны, а не олигархов, коррумпированных чиновников и транснациональных корпораций, с сомнительной репутацией.

Такая национальная программа должна способствовать восстановлению и развитию мелкотоварного сельскохозяйственного производителя, фермерских хозяйств, производящих экологически чистую продукцию под жестком контролем с использованием общепризнанных международных методик, созданию многочисленных небольших заводов по переработке сельско-хозяйственной продукции, максимально приближенных к местам производства сырья, использующих энергосберегающие технологии, "зеленую энергетику" и дающих работу на современных предприятиях жителям сел и небольших городов. Национальные интересы требуют привлечения именно таких технологий, мировыми лидерами в которых являются Израиль, Италия, Нидерланды, Канада, в виде долгосрочных инвестиций, обеспечением для которых может служить цивилизованный земельный рынок. Такая программа даст толчок формированию настоящего среднего класса в Украине, который так необходим нашей стране, становлению внутреннего рынка, как основы украинской экономики, защищая ее от колебаний мировой конъюнктуры и станет надежным фундаментом, оттолкнувшись от которого, Украина сможет, сберегая, богом данные ей, природные ресурсы для следующих поколений, уверенно чувствовать себя на мировой арене, особенно в прогнозируемой перспективе обострения проблемы обеспечения продовольствием населения Земли.

Источник: durdom.in.ua

Автор: Oleksii Ielagin

Новости портала «Весь Харьков»