Государство
04.03.2015
Просмотров: 318

Объединит ли нас война?

... Есть вещи, в которых мы боимся себе признаться. Например, в том, что не знаем, как поведут себя города Востока, если вдруг (не дай Бог!) к их стенам подступят оккупанты. Верим, что будут стоять. Но будут ли?..

Если бы мина, оборвавшая жизни харьковчан, взорвалась в Днепропетровске, там бы собрался митинг тысяч в 20. Если бы в Киеве - погибших тут же причислили к Небесной сотне. А заместительница Кернеса Горбунова-Рубан в Харькове вяло переложила вину за гибель детей на организаторов патриотического марша («Будут ли предъявлены претензии к организаторам акции, решат сами родители").

За признание России агрессором в горсовете высказалось 19 человек, против - 47. Захарченко хвастался, что в Харькове готовится антиукраинское восстание. Аваков пригрозил: пусть только попробуют. А сам Харьков? Молчит? Стал ли он за год созерцания ужасов, которые несет российская орда, более украинским? И что мы, здесь, в Киеве, о настроениях его жителей знаем вообще?

И речь не только о Харькове, но и о Запорожье - земле, где родилось украинское казачество и где сегодня поднимает голову сепаратизм. И о Кривом Роге, живущем своей обособленной жизнью на патриотичной Днепропетровщине. Готовы ли их жители пожертвовать собой за единство Украины, или их просто пугает судьба Донецка? Или, если бы их «отхватили» без боя и по-быстрому, как Крым, они бы не особо переживали?

Истина за семью замками. Неужели это все последствия Майдана?

Пару лет назад, еще до известных событий, попала на глаза одна тревожная социология: жители Западной и Восточной Украины реже стали создавать совместные семьи. Число смешанных браков за первое десятилетие нового века упало наполовину!

В те времена было не совсем понятно, что скрывается за этими цифрами. Война на востоке открыла глаза: оказалось, по разным данным, от 75 до 80 процентов жителей Донбасса никогда не бывали западнее Киева (а то и границ региона). То же и с «западенцами». А стало быть, возможностей познакомиться друг с другом у молодых людей с запада и востока практически не было. Откуда ж семьи?...

И еще одна цифра (из домайданного 2013-го года): большинство опрошенных социологами жителей Донецка (42%) выразили желание жить в «мононациональном» городе...

И вот это интересно. Какую именно национальность подразумевали дончане, ратуя за «мононациональность»? Украинцев? Русских? Социалоги этого не уточнили. Но подозреваю, речь идет о некоем «жителе Донбасса».

Мантры российских пропагандистов о том, что Украина всегда была разделена ментально, не состоятельны. Я помню, как шахтерским походам на Киев в 90-х сочувствовала вся страна. Как города центральной Украины без страха избирали в местное самоуправление выходцев с Запада (и.о председателя Киевсовета-волынянин Мосиюк, Московского райсовета столицы - закарпатец Бидзилля). И как Харьков в лице Владимира Гринева первым в Украине поднялся против кремлевского ГКЧП. Не было тогда никакого водораздела между западом и востоком. В первые годы Независимости народ наслаждался своей вновь обретенной общностью.

Что же случилось потом? Когда в Украине начался процесс разложения на «своих» и «чужих»? Мы привычно вспоминаем Медведчука и листовку с «тремя сортами»Украины.

Но, думаю, все началось раньше - с превратной трактовки понятий «демократия», «свобода», «самоуправление». Слова «в своей хате своя правда» начали понимать слишком буквально - подразумевая под «своей хатой» не Украину в целом, а село, максимум район и область.

А государство этот процесс не остановило. Цементом, скрепляющим нацию, называют армию. Но по просьбам родителей установилась практика: призывники служили по месту жительства, в крайнем случае - недалеко от дома. А с контрактниками это было почти поголовно. Выглядело гуманно и экономно. Народ после побоищ начала девяностых в Тбилиси и Сумгаите вздохнул с облегчением: кум, служащий в соседствующей с городом воинской части, если что, на тебя с саперной лопаткой не попрет...

В результате мы получили оккупацию Крыма. Солдаты и офицеры ВСУ не готовы были стрелять в родню, свояков, земляков и просто закадычных друзей из десанта Черноморского флота. А вот если бы части на полуострове были укомплектованы выходцами из Львовской и Тернопольской областей и даже из Днепропетровска, у Путина не было бы никаких шансов...

В годы независимости было отменено множество таких «тоталитарных» правил. И мы это воспринимали с радостью, потому, что видели государство «по-ленински» - как аппарат принуждения. Разве не хорошо, что выпускников вузов перестали «распределять» на работу в глубинку, а разрешили оставаться там, где они пожелают? Восстановив «равноправие», отменили бронь (или квоты) для иногородних абитуриентов? Университеты и институты заполнили местные мажоры, родственники, односельчане, и прочая шпана, которая, получив диплом за государственные деньги, оседала на теплых местах в родной вотчине. Не по этой ли причине донбасское учительство, долгое время варившееся в бульоне местных сепаратистских настроений, стройными рядами переметнулось к террористам?

Газеты, в начале перестройки сплошь выходившие на двух языках -русском и украинском, вдруг озаботились доходами, разделились по языковому принципу, и окучивая свою территорию, забыли о темах, объединяющих Украину.

А школы! Мы почему-то занялись подсчетами: каких - русскоязычных или украиноязычных открыли больше. А почему бы не учить детей вместе, а язык обучения выбирать на уровне классов? Так чтобы на переменках школьники могли общаться между собой (не только украинском и русском, но иврите и крымскотатарском) и сближать интересы. Такая практика существует, и ничего плохого в ней нет.

Разумная вроде бы идея - подбирать управленческие кадры на местах привела к тому, что во власть пошли целыми семьями и кланами - родственники, кумовья, друзья и земляки. Они подмяли бизнес и сформировали из своего круга деловую и политическую элиту, в которую чужим был путь заказан. «Местное самоуправление» приобрело признаки общинно-племенного строя. У пришельцев из других регионов не было никаких шансов сделать карьеру. Если и случались попытки поставить, условно говоря, начальником Донецкой милиции выходца из Львова, а во Львове уроженца Донецка, то, как помним, заканчивались они бурным неприятием и протестами.

Пересохли потоки внутригосударственной трудовой миграции. Мы хоть и жили в одной стране, но Восток искал работу в России, Запад и Центр - в Европе, а к нам приезжали молдаване и турки.

Фактически в стране начались процессы ползучей сегрегации. Жутковатое слово, которое мы помним по учебникам истории, означает политику насильственного разделения народа по расовым, этническим или языковым признакам. Только у нас инициаторами сегрегации была не центральная власть, а удельные князьки на местах.

Засорились горизонтальные связи, заржавели социальные лифты. Был истощен раствор, скрепляющий унитарную державу: взаимопроникновение разных этнических, языковых и территориальных групп. Грубо говоря, остановился процесс перемешивания народа, создания условий для того, чтобы гражданин Украины повсюду на территории государства чувствовал себя «в своей хате» и оставался в кругу «своей правды».

А там, где люди перестают общаться между собой, воочию наблюдать жизнь друг друга, там начинает властвовать царство виртуальной реальности, там есть шанс у Дмитрия Киселева. Там легко поверить, что «на той стороне» страны живут монстры, фашисты, геи и кто угодно.

В функции объединения страны наше государство сегодня слабо как никогда. Что будет, если мы в этих условиях запустим еще и так поддерживаемую Путиным «децентрализацию власти»? Плохо будет.

Но...Не было бы счастья, да несчастье помогло.

Грянула война и сдвинула застоявшиеся социальные, корпоративные и субэтнические пласты, неумолимой рукой перемешала их. Около ста тысяч украинцев двинулись на Восток защищать Украину с оружием в руках. Ступили как защитники на земли, куда в мирное время навряд ли поехали бы жить, учиться и работать. А ведь и в самих батальонах смешались не только одесский и львовский говор, но и языки других этносов. Плечом к плечу, не щадя живота, стоят за Украину еврей-хасид, грузин, чеченский бригадный генерал...

А более миллиона беженцев двинулись в обратном направлении. И это тоже те «ближние», которых Богом дано возлюбить. Потому что не в Россию бежали, и не к Захарчено в услужение. А во Львов, Тернополь, Луцк.

Жестокая школа жизни. Но она позволит пристальней вглядеться в людей и нравы на другом краю украинской вселенной. И от того, кого увидят в пришельцах аборигены, зависит наше будущее. Там, на обездоленном востоке, нашим бойцам нельзя забывать, что они постпреды европейской Украины. А переселенцы должны помнить: они лицо восточной Украины. Непраздничное, но искреннее в своей печали.

Ежедневное и ежеминутное знакомство страны с самой собой, позабывшей себя, нелегкое дело. Беженцы никогда не приносят покой, они обозлены и среди них есть воры и бандиты. Солдаты приносят в города и села опасность, потому, что по ним стреляют, разрушая мимоходом хаты.

Но понимание друг друга неизбежно.

И на авось тут полагаться никак нельзя. Государство должно восстановить все потерянные связи. Жесткими и однозначными законами. И начать с призыва. Мальчиков, в первый раз надевших форму, не отправлять на фронт, а комплектовать из них многолюдные гарнизоны в прифронтовых городах. В том же Харькове, уверен, от советских времен в центре города осталась база воинских частей, с казармами, связью, необходимыми средствами обороны. Лучше, если там будут служить парни из Тернополя и Ивано-Франковска - это кое-кого успокоит. Новобранцев надо не бояться включать в общественную и культурную жизнь города. А еще закон принять, разрешающий им голосовать на выборах местной власти. Это нелишне. Сегодня они солдаты, а завтра станут горожанами, заведут семьи...

А харьковчан отправить служить к западной границе, чтобы познакомились и подружились с заядлыми националистами.

Хорошо придумал Аваков с ротацией милицейских батальонов в зоне АТО. Нужно и после войны этого не забыть: пусть не только милиционеры, но и сотрудники СБУ, прокурорские работники, налоговики и таможенники попробуют себя в разных городах. Оторвавшись от «родных» кормушек, роскошных особняков и саун. Новое место не даст им закиснуть и на коррупционные схемы подсесть.

Ладно Восток. А согласятся ли в Коломые работать и жить под колпаком прокуроров и налоговиков, скажем, из Мариуполя? С ними ведь по-кумовски не перетрешь и не порешаешь? Ради единства Украины придется терпеть.

В тот момент, когда отгремят пушки и «грады», наступит время не воевавшей интеллигенции. Восток ждет волонтеров-учителей, директоров библиотек, музеев и домов культуры. Они должны прийти на освобожденные (или не отданные врагу) территории и попытаться убедить местное население в украинской правде.

Легко, сидя в Бандерштадте, демонстрировать патриотизм, тролить «либерастов» и грозить издалека сепаратистам. А ты попробуй, переубеди рабочего из Краматорска, что Бандера герой. Найди слова, которые затронут его душу. Никто не говорит, что дело это простое. Сложное и опасное. Те, кто хочет раскромсать Украину на кусочки, так просто позиции не сдадут. И запугивать будут , и стрелять, и взрывать. Что там пришельцы, когда даже со своих, луганских, как рассказал побывавший в плену айдаровец Иван Яретик, едва ли не кожу живьем сдирают. Не за то, что стреляли, а что поверили в Украину.

Наше понимание друг друга для кремлевских опричников - смерть.

…А на места ушедших в приграничную зону учителей возьмем педагогов из беженцев. Пусть посмотрят на деток, которые рисуют открытки бойцам на фронт, пусть узнают, почему мы хотим в Европу. Ну, а если захотят убедить «западенцев», что Стаханов был не алкоголиком, а нормальным работящим парнем, что Кошевой и Тюленин не выдуманы Фадеевым, а существовали на самом деле - пусть убедят.

Наше отношение к беженцам - это наш шанс. Это миллион потенциальных союзников, которые, вернувшись в свои города и поселки, расскажут правду. А если кто останется жить там, где приютили - это тоже хорошо. Значит, еще одним бандеровцем стало больше.

Та мифологизированная децентрализация, в которой наши вожди видят панацею от всех бед, опасна без полной десегрегации страны. Когда полномочия на местах получат чиновники, подобранные не по блату, а по единому государственному реестру госслужащих, независимо от происхождения и этнической принадлежности, и направленные на работу в регион не чьему-то хотению, а исходя из интересов страны –тогда и будет успех. Без этого любая децентрализация просто развалит государство.

...Боюсь этой мысли, но порой кажется, что войны для того и существуют, чтобы сдвинуть нас с засиженных мест, бросить в объятия друг друга, дать нам почувствовать не только ветерок своего тихого закутка, но и горячий пульс всей нашей необъятной Родины.

Которая ждет перемен.

Источник: 3republic.org.ua

Автор: Евгений Якунов. Киев.

Новости портала «Весь Харьков»