Государство
02.11.2014
Просмотров: 251

Преодоление гибридности Украины

Война – это конфликт между политическими образованиями, происходящий в форме вооруженного противоборства. Даже если называть войну антитеррористической операцией, война все равно остается войной. Особенно если в ней происходит массовое смертоубийство. Необъявленную войну между образованием «Украина» и образованием «Россия» часто называют гибридной войной, поскольку она совмещает в себе целый ряд форм ведения боя: реальный фронт, партизанское движение, акты терроризма, информационную войну в тылу противника, информационную войну в международном сообществе.

Но одним из самых страшных и пока недооцененных моментов происходящего является то, что война есть, но ее как бы нет. На востоке Украины каждый день убивают солдат и мирных жителей, но государство не признает факт войны и в тылу ведет довольно мирный образ жизни. Параллельно с неистовыми усилиями волонтеров, собирающих помощь для солдат, проводятся фестивали еды и вина, показы мод, светские рауты, презентации, открытие ресторанов и клубов. Политическая повестка активно использует тему войны, но в большей степени как инструмент пиар-технологий и обеспечения легитимности своей власти. Выглядеть милитаристом нынче модно, воинственный образ привлекает электорат.

Однако все эти симптомы не новы. Просто революционный толчок последнего года стал мощным стимулом к интеллектуальным поискам для множества украинцев, которые, возможно, впервые озадачились реальной идентичностью украинского государства. Слово «реальный» в данном случае оказывается ключевым, поскольку гигантское количество фактов указывает на то, что формально украинская идентичность существует, но реально ее нет, ведь на практике она разваливается на куски.

К примеру, мэр Славянска Неля Штепа (в этом городе одним из первых стартовал проект сепаратизма) за год до того привела Славянск к победе на параде вышиванок, то есть самом что ни на есть «патриотическом» конкурсе страны.

Сотни тысяч украинцев открыто ненавидят Украину и заявляют, что ее не существует, выражая лояльность к Путину, президенту враждебного государства, при этом, не гнушаясь требовать от украинского государства социальные выплаты, потому что «они им положены».

Еще в Украине по данным 1 января 2013 года около полутора миллионов человек пользуются льготами участников Великой отечественной войны (то есть каждый тридцатый украинец!). Не говоря уже о доблестных милиционерах, которые могут свободно пойти на пенсию в 40-летнем возрасте.

Однако даже не это самое страшное. Украина обладает всеми чертами государственности. Имеются: название, герб, гимн, паспорта, национальная валюта, украинцы, система образования, медицина и пр.

Но в реальности у нас почти ничего нет.

У нас есть национальная финансовая система. Но она нереальна. Она живет не в Украине, а в конвертах, конвертационных центрах, оффшорных схемах и даже прописана за рубежом. Ведь валюта, на которую ориентируются украинцы, – это доллар. Мы даже цены называем в долларах. И зарплаты считаем в долларах, и квартиры оцениваем в них же. Даже Россия все считает в рублях. Но у Украины долларовое мировоззрение. И обменных пунктов у нас, кажется, больше, чем аптек. Кстати, с обменными пунктами тоже не все реально в последнее время: везде курс доллара написан (приближенный к рекомендованному Нацбанком), но доллара по этому курсу нет. В чем убедилась на своем опыте новая глава Нацбанка, которая не смогла даже положенные по закону 200 долларов приобрести.

У нас есть бесплатная медицина. Но в реальности ее нет. За лекарства нужно платить, нянечкам рассовывать по халатам.

У нас есть армия. Но в реальности у нас есть ее осколки, которые титаническими усилиями народа склеиваются в целое, чтобы кровью и потом защищать страну.

У нас есть система образования. В реальности украинских вузов нет в первых сотнях престижных рейтингов университетов. За границей, да и при устройстве на работу диплом украинского вуза ничего не значит. Так, просто традиция – щоб було.

У нас самые лучшие и умные в мире кадры. Таких самородков — единицы. В реальности — отсидевшие в вузе положенное число лет (в лучшем случае), а в худшем — купившие дипломы за деньги. А самое ужасное, что завтра, нет, уже сегодня эти кадры лечат тела украинцев и учат украинских детей. Учат неправильному произношению, изворотливости, пассивности, победе зубрежки над интеллектом: все ценности совковых школ, но в чинной упаковке из гимна и вышиванок на первое сентября.

У нас есть ГАИ. В реальности – это налоговая служба на дорогах Украины. Помощь от ГАИ поступает крайне редко, проблемных мест они избегают, в идеале предлагают водителям договориться самостоятельно, взяв положенную мзду.

Милиция. В реальности – система санкционированного «государством» решалова.

У нас есть производство. В реальности вспомните украинские массовые товары, которые завоевали уважение на международном рынке? Ну, не считая водки Немиров, Хортица и Оболонь, которые действительно можно купить в русском магазине на Брайтон Бич.

Институтом культуры у нас управляет человек, одетый в костюм Бетмена.

Большинство наших певиц выглядит, как дешевые проститутки.

Но мы этого не видим. Или не хотим видеть.

Видим, но не видим…

И это приводит к мысли о том, что Украина сегодня – это гибридное государство. И эта гибридность заключается в том, что, соблюдая атрибуты государственности теоретически, Украина не хочет принимать реальность и мириться с ней. Мы есть, но нас нет.

Только время изменилось. Ресурсной базы Украины, наработанной СССР, больше нет. Она разворована. Нет больше времени спать и тешиться снами и фантазиями про «Покращення».

Оно не произойдет само по себе. Его нужно делать своими руками.

То есть руками полутора миллионов участников Великой отечественной войны, ненавидящих Украину жителей «Домбаса», 40-летних пенсионеров-милиционеров и тех, кто еще работает.

Пассивное улучшение жизни невозможно.

Морфий в виде фестиваля за окном, дармового концерта на площади и вдохновенного лица депутата местного созыва в паузе между сериалом с Пореченковым – больше не действует.

Реальность требует труда.

Это должен быть личный труд, который формирует обеспечение себя и своих близких всем необходимым.

И труда гражданского, который направлен на формирование вокруг себя реального и жизнеспособного пространства. В виде ответственного выбора своих представителей, в виде ответственного отношения ко всему, что нас окружает.

Мы больше не можем скрываться от реальности. Иначе она нас попросту съест.

Несмотря на жесточайшие потрясения 2013-2014 гг, Украина по-прежнему стремится оставаться гибридной страной. Точнее — мертвым телом, которое доедают устроившиеся на нем стервятники.

Стервятникам просто и выгодно формировать в каждом украинце иллюзию:

иллюзию государственной деятельности, государственных планов, государственного развития.

Иллюзия войны – человек с вилами. Он не воюет, но формирует имидж войны. И страна засыпает: он воюет.

Иллюзия развития – человек в очках. Ему наплевать на развитие Украины, но он формирует в стаде спокойствие: он умный, у него получится.

Иллюзия победы – человек на сцене. Он никого не победил, но он машет над головой транспарантом «МИЗДОБУЛИ» — и город засыпает. Снова победа…

Сонное животное – легкая добыча. Стервятникам нужно питаться, а людям нужно выживать.

Формула выживания сегодня – это принятие реальности и активные действия во всех сферах, ради ее изменения.

Все иллюзорное, лживое, фейковое должно быть разоблачено. Иначе гибридное государство Украина потеряет даже формальные атрибуты государственности.

И все же у нас есть шанс стать реальными. Потому что окружающий мир реален.

И миру на нас насрать.

Источник: hvylya.net

Новости портала «Весь Харьков»