Государство
21.03.2015
Просмотров: 574

Путин не устоял перед искушением войной и славой

Путин не устоял перед искушением войной и славой. Не с Крыма это началось, конечно. Но Крым стал Рубиконом, после которого история перестала задавать Владимиру Путину вопросы и делать предложения

История не имеет сослагательного наклонения. Всё, что произошло, остается навсегда, навечно. Меняться могут только оценки событий. Но очень часто, вспоминая переломные моменты истории, думаешь: ведь жизнь могла пойти иначе, и если не всё, то многое было бы по-другому. Невозможность возвращения момента выбора, момента принятия рокового решения, невозможность «переписать историю заново» часто осознается поколениями людей как вечная трагедия. У истории нет черновиков, все её строки пишутся набело. Очень часто – кровью.

События в Крыму год назад, приведшие к «присоединению» Автономной Республики Крым к России, открыли череду трагедий – личных и общенародных. И эта череда продолжается до сих пор, каждый день. Никто сейчас не может сказать, когда и чем это может закончиться, но все понимают – не закончится ничем хорошим.

Год назад ещё можно было остановиться. Год назад ещё не было войны.

Самое главное – год назад тысячи людей, которых сейчас уже нет в живых, были живы. Никто из них не думал о том, что идёт последний год их жизни. И мало кто из них мог даже предположить, что жизнь внезапно оборвётся в связи с какими-то событиями в Крыму. Потому что почти никто не думал о самой возможности таких событий. Но сейчас этих людей уже нет в живых.

Верховный Совет Автономной Республики Крым 27 февраля 2014 года был захвачен вооруженными людьми. Россия в лице президента и его подчиненных сначала категорически отрицала, что эти вооруженные люди – военнослужащие Российской армии, но затем публично признала это.

В состав Верховного Совета Крыма входит 100 депутатов. На заседании 27 февраля после захвата парламента присутствовало, по разным данным, менее 40 человек. Несмотря на отсутствие кворума, в отсутствие прессы и без трансляции заседания, под дулами автоматов российских военнослужащих Верховный Совет Крыма принял решение о проведении референдума о статусе Автономной Республики Крым, отправил в отставку правительство Анатолия Могилёва и назначил новым премьер-министром лидера местной партии «Русское единство» (не прошедшей в парламент республики на выборах 2010 года) Сергея Аксёнова, широко известного в специфических кругах как «Гоблин». Репутация г-на Аксёнова отвратила от него большинство жителей Крыма, но, судя по состоявшемуся решению, сделала его кандидатуру наиболее приемлемой для властей России как руководителя нового «субъекта».

Так началось «присоединение Крыма к России», отлитое на военных медалях как «возвращение Крыма». По сути, так началась российско-украинская война.

Проведение в отдельном регионе референдума о выходе из состава государства в Украине запрещено Конституцией – точно так же, как и в России. Это подтвердил Конституционный суд Украины, его решение было принято 14 марта и являлось обязательным к исполнению на всей территории Украины.

15 марта 2014 года Верховная Рада Украины (основываясь на норме Конституции Украины и позиции Конституционного суда) досрочно прекратила полномочия Верховного Совета Автономной Республики Крым в связи с приятыми им незаконными решениями.

Но власти Крыма уже не обращали никакого внимания на власти Украины. Референдум провели 16 марта, дважды перенеся на более ближний срок его дату. Очень спешили.

Россия обеспечила проведение незаконного референдума в Крыму всеми силами и средствами – военными, финансовыми, организационными, политическими и медийными.

Юридическое значение этого референдума примерно таково, как если бы Псковская, Новгородская или Калининградская области (список можно продолжить) решили провести референдум о выходе из состава Российской Федерации.

Ни одна международная организация, участником которой является и Россия, ни одна цивилизованная страна мира не признала и не признает этот референдум и его «результаты», потому что в Крыму произошло государственное преступление – захват власти.

Внешне, особенно для наблюдателей со стороны, «возвращение Крыма» прошло очень легко. Власти России и люди, захватившие власть в Крыму, всячески распространяли информацию о том, что Крым был «возвращен» полностью бескровно, без жертв. Это не так, при разных обстоятельствах тогда погибли люди, в том числе военнослужащие украинской армии, местные жители, оказавшие сопротивление (в частности, крымские татары), но на фоне внезапности событий и дикой эйфории от произошедшего в России эти факты, даже будучи опубликованными, почти не прозвучали в обществе.

Украина не была готова бороться за Крым силой оружия, это понимали все. Крым можно было получить, открыв ударом сапога незапертую дверь в доме соседа. И Владимир Путин сделал это.

«Если нельзя, но очень хочется, то можно», – таким был главный вывод, который руководители России вынесли из крымской авантюры. Им показалось, что мир согласился с ними и признал их действия если не законными, то справедливыми.

Мгновенно появились на свет версии быстрого продолжения «приятного крымского путешествия» – по всему востоку и югу Украины, вплоть до непризнанного Приднестровья.

Этот проект получил название «Новороссия» и предполагал отчленение от Украины примерно четверти её территории, всех прилегающих к Чёрному морю регионов. По существу, это был проект уничтожения украинского суверенитета.

Чтобы осуществить такой проект, потребовались значительная военная сила и провокаторы, захват зданий органов государственной власти Украины, «избрание» на митингах совершенно нелегитимных «губернаторов» и «мэров», причем граждан другого государства, по существу – терроризм.

Российские военнослужащие целыми подразделениями вошли на территорию Украины для защиты тех, кто бандитскими способами захватил органы государственной власти в регионах Украины. Действия российских бандитов и российских политиков были полностью согласованы. Политические власти России были уверены, что Украина не сможет оказать вооруженное сопротивление – так же, как и в Крыму.

Но Украина стала защищаться. Это было для России неожиданностью. Началась война.

Точное число участников и жертв этой войны (а речь идет о тысячах людей) сейчас известно только очень узкому кругу её организаторов, но спустя годы будет известно всем.

Самые страшные, в полном смысле слова невосполнимые потери минувшего года – это потери человеческие. Погибшие русские и украинцы, мирные и военные, старики и дети, женщины и мужчины. Их жизнь прервала не просто война, а предшествовавшая войне крымская авантюра – уже в тот самый начальный момент, когда она только начиналась. Многие из этих сегодня погибших даже не думали, что их лично может затронуть эта история. Но – затронула.

Всё зашло настолько далеко, так много страшных событий произошло всего за год, что многим уже не видна исходная точка краха.

Какие были у граждан России проблемы в Крыму до 2014 года? Ездили круглый год свободно, никакого национализма, на всю республику было шесть украинских школ, все остальные – русские. Да что бы там ни было – как вообще могла появиться сама мысль о войне России против Украины?

Что хотели-то? Крым забрать? Восстановить справедливость? Почему тогда современной Монголии не заявить притязания на Россию, за исключением разве что Пскова и Новгорода? Давайте посмотрим, где и когда какое государство было хозяином земли, куда когда-то приходило с колониальными и просто захватническими войнами, какую территорию и сколько лет удерживало.

Для передела земли любой страны история даст десятки поводов. И что – всем воевать? Захватывать? Убивать?

2014 год вернул российскую политику на уровень первой половины ХХ века – в период захватнических войн.

Переход на уровень пещерной политики стоил очень дорого всем, но России – дороже всего.

Очень жаль безумных трат народных денег, но больше всего жаль людей. Когда звереют власти – звереют и народы. Это в полном смысле слова страшно. Российские власти озверели от страха и ненависти, решили на этом озверении и страхе сплотить народ, укрепить своё положение в нищающей на глазах стране.

Год назад состоялось государственное преступление. Никаких других исторических оценок у этого события нет.

Оно привело к целой череде новых государственных преступлений. На гнилом камне государственного насилия выросла война.

На этой войне погибли и погибают до сих пор люди, большинство из которых не собирались воевать ни с кем. Водоворот войны всегда затягивает тех, кто никогда не хотел воевать.

Организаторы войн чаще всего остаются живыми. Они не ходят там, где идет стрельба и взрываются снаряды. Понимание того, что можно начать войну, бросить людей на смерть, но самому остаться живым и даже обрести славу, сносит политикам голову, и они утрачивают чувство реальности.

Они забывают, что главная задача государственного деятеля – это мир. Для мира, а не для войны даётся политикам публичная власть. Искушение войны, искушение славы – это дьявольское искушение. Поддаться им – значит быть частью сил Зла. Устоять перед ними – значит быть частью сил Добра.

Все краски истории состоят из этих двух.

Владимир Путин не устоял перед искушением войной и славой.

Не с Крыма это началось, конечно. Но Крым стал Рубиконом, после которого история перестала задавать Владимиру Путину вопросы и делать предложения.

Тогда, год назад, все – тысячи людей – были ещё живы. И в этом, именно в этом, был шанс, была возможность не расчехлять пушки и сохранить мир. Сберечь человеческие жизни.

Этим шансом Владимир Путин не воспользовался.

Вердикт суда мёртвых невозможно узнать при жизни.

А время для суда живых придет.

Никогда в истории ещё не было так, чтобы оно не приходило.

Источник: szona.org

Автор: Лев Шлосберг

Новости портала «Весь Харьков»