Государство
07.02.2015
Просмотров: 329

Спасение Европы - в победе Украины

Почему Россия так упорно лезет в нашу страну.

Почему Россия так упорно лезет в Украину? Потому что подсознательно воспринимает ее как часть Европы и относится к нам с иррациональным чувством «любви-ненависти».

Ясли говорить просто, принципами европейской цивилизации исторически были: неотъемлемые права личности, незыблемость частной собственности, эффективная юридическая система и уважение к честному труду. Когда-то средневековая Русь - изначальная и единственная, треугольник Киев - Чернигов - Переяслав - в полной мере обладала упомянутыми чертами: представитель каждой из социальных групп населения Руси имел четко определенные права и мог защищать их по обычному праву и писаными законами, а каждый свободный русин имел право голоса на городском вече, даже Великий князь не мог занять престол без согласия «киевлян и черных клобуков».

Зато во владениях Руси в Залесье (будущая Московия-Россия) жизнь была иной: далекая, строгая, колонизированная славянами территория, где не было места традиции избрания и договора, наследственного владения землей, где только служба князю - военная или гражданская - считалась почетной. Утопающий в лесах и болотах край земли с редкими селами и городами, созданный изгнанниками на землях иноязычного языческого народа.

Получить - значит победить

Начиная с Андрея Боголюбского, правители Залесья ходили разрушительными походами на юго-запад. Не княжить в Киеве, а ради наживы, чтобы разграбить, сжечь, уничтожить. И когда к границам Руси подошли монголы, князья Залесья охотно помогли: и Ярослав Всеволодович Переяславль-Залесский, и его сын Александр Невский, и их потомки. Москва стала центром сбора дани для Орды - вероятно, оттуда и начался самый выгодный и самый распространенный вид российского бизнеса: «сидения на потоках».

Главным богатством Европы, в том числе и России, были земля и люди, поэтому она быстро сориентировалась на «креативный» принцип, так как поняла, что выгоднее создать самому, чем отобрать у другого. В Залесье леса таили огромные богатства: меха соболей, белок, бобров и куниц изрядно ценились - постепенно здесь закладывалась основа «добытчитской» экономики: зачем делать, когда можно купить или отобрать.

Некоторые считают, что именно Орда принесла и утвердила в Московии власть самодержца, бесправие подданных и психологию военного лагеря. Но не нужно путать причину со следствием: Орда прижилась в Московии именно потому, что она уже была готова к такому формату. Однако и добавила к залесским причинам воевать с Европой еще одну: Большую Миссию - движение Чингисхана к «Последнему морю».

Когда Литва отобрала у Орды и Залесья Смоленск, Полоцк, а затем и Тримисто, она стала новым объектом убийственной «любви-ненависти». И московская, и литовская государственности в равной степени много вобрали от Руси, но они наполнились различным политико-социальным содержанием.

В этом, наверное, и состояла глубинная суть конфликта между Москвой и Литвой: Москва рассматривала Литву как экзистенциального врага, у которого надо отобрать «русскую душу». К этому добавились еще и религиозные различия между московским и русским православием, которые сделались поразительными именно в литовский период. После Флорентийской унии (1439) московиты отделились от христианского мира и более 100 лет жили сами по себе. По сути, между Московией и Русью произошел религиозный раскол, поэтому к ряду причин, которые побуждали Московию идти походом на запад, добавился еще и религиозный фанатизм.

Как добычу Московия забирала все: земли, города, людей, богатства, технологии. Из изолированного, глухого и неразвитого угла, который не имел внятной исторической перспективы, благодаря присоединению колоссальных территорий и многочисленного населения Западной Руси она превратилась в государство, которое нанесло поражение своим некогда мощным соперникам: Золотой Орде и Литовскому княжеству.

Симптоматично, что, присоединив Западную Русь с ее «европейскими» институтами (вассальной системой отношений, правами подданных, городским самоуправлением), Московия ничем из этого не воспользовалась. Она взяла только то, что могло помочь завоевать новые земли: ресурсы, военную силу и технологии, мобилизационные возможности.

Это было время Ивана III, когда появилось то идеологическое и мировоззренческое обоснование московской экспансии, которое дожило до наших дней: Московия - это «Святая Русь», светлая православная империя, находящаяся среди безбожных и нечестивых врагов.

Которая согласно Небесному Мандату, полученному «Святой Русью» на борьбу с врагами православия, требует максимального распространения «правильной» православной веры (и вообще «правильного» формата жизнеустройства). Ну и каждый московит-русский должен служить этой высокой миссии: человеческое (ни свое, ни чужое) ничего не стоит. Тогда политический формат «божественный самодержец и его холопы-рабы» получил идеологическую подоплеку.

Залесские традиции выживания (коллективизм, властная вертикаль, презрение к «чужим», «добытчитство») в сочетании с «любовью-ненавистью» к Европе образовали ужасную смесь московского гегемонизма, которую Лев Гумилев эвфемистически назвал «пассионарностью». Это мощная сила, страшная верой в свою исключительность и пренебрежением к чужим правам. Последовал и идеологический миф под эту смесь - знаменитая концепция «Москва - Третий Рим».

С появлением доктрины Третьего Рима все действия московских правителей против Литвы, Новгорода, конфликты с Константинопольским Патриархом, поиски августейшей родословной, все проявления самодержавности и великодержавности были жестко детерминированы. Московия просто была обречена сделаться царством и продолжать наступать на Европу.

Именно так погиб Новгород, где князя нанимали на службу или вообще жили без князя! Иван III, захватив город, закрыл Немецкий двор и посольство Ганзы, конфисковал товары иностранных купцов и запретил Новгороду зарубежную торговлю (1494). Иоанн IV Грозный окончательно убил: из 6 тыс. дворов Новгорода были опустошены более 5 тыс., множество новгородцев казнены, а остальных выселили на восток, заменив московитами.

В правление Грозного Московия превратилась в могучее царство, которое бросило вызов Европе. Сначала Ливонскому ордену, который получилось легко одолеть, потому что ни одна добровольная военная организация не сдержит нападения мощной централизованной страны. Но дальше московитам пришлось иметь дело сразу с поляками, литовцами, шведами, датчанами и норвежцами. И здесь московском натиску на Запад был дан такой отпор, который чуть не разрушил Московское государство.

А спасло его завоевание Сибири, которое дало московским царям практически бесконечный материальный ресурс. Теперь Москва могла проигрывать битвы и даже тактические войны. Но большие, глобальные военные столкновения она проиграть уже не могла.

Потому что в таких столкновениях качество войск и талант полководцев (то, с чем в Московии-России часто бывали проблемы) теряют значение, уступая большому количеству ресурсов. Московия могла теперь терять войско в неудачных походах, но новые тысячи «соболиных шкурок» из Сибири давали возможность восстанавливать его, снаряжать и снова посылать в бой.

Позаимствовав при Иване III европейские разработки от немецких и итальянских пушкарей, московиты подошли к производству оружия очень серьезно, по-государственному. Первой в Московии государственной мануфактурой стала именно пушечная. И тогда, поставив производство на поток, Москва начала продавать огнестрельное оружие восточным самодержцам (например, персидскому шаху). Все как сегодня.

Государство жило на добыче и продаже природных ресурсов, поэтому мотивации развивать собственное производство и торговлю не было. И поскольку не крестьяне с ремесленниками и купцами были главными кормильцами государства, а «добытчики», то никакого права голоса - и вообще никаких прав - они иметь не могут. Армия завоевывает новые территории с ресурсами и защищает существующие. Земля, производство и ресурсы принадлежат государству. Люди - все, от князя до холопа - также принадлежат государству. Кто такое государство? Это самодержец. Железная вертикаль.

На Запад!

Рациональных причин «рубить окно в Европу» в Московии не было: ресурсами она обладала несопоставимыми с европейскими, следовательно, могла бы и сама наладить горное дело, построить заводы, научить специалистов ... Но мышление «добытчика» другое: чем больше охотничьи угодья, тем больше соболей там можно настрелять (золота накопать, нефти накачать), чем больше стран завоевано, тем более данников.

Экономически Московия-Россия могла существовать, если где-то что-то постоянно получала. Перманентная экспансия - это было своеобразное бегство от тотального государственного банкротства. А «добытчитский» формат неизбежно вызывал отставание.

Когда с Литвой было покончено, настала очередь Польши. Она не только вмешалась в Ливонскую войну (1558-1583) на стороне Польши, но и в начале XVII века устроила Московии Смуту (1598-1613) и польский гарнизон в Кремле. Что ж, тем хуже для Польши!

Наивные европейцы, занятые борьбой за дальние заморские колонии и торговлю, не воспринимали Московию всерьез. И если одни пытались бороться против ее экспансии, то другие, наоборот, поддерживали. Так, выгнать поляков из Кремля московитам помогли английское золото и английские пушки.

После окончания династии Рюриковичей на московском престоле дважды появлялись государи, которые искренне стремились реформировать ее по европейскому образцу: Борис Годунов и Дмитрий І (Самозванец). Возможно, московская знать восприняла бы европейскую модель: ограниченную власть монарха, законность и незыблемое право собственности. Но народ московский стремился жить в «Святой Руси», раствориться в истинном православии и быть подданными самодержця-«помазанника Божьего» - им нужен был «естественный государь».

С избранием на престол Романова в 1613 году происхождения монарха уже не играло роли: с одинаковой готовностью принимали и худородных Романовых, иностранных Гольштейн-Готторпов. Важно было, чтобы царь был «естественным государем»: самодержавная власть, святое православие, жестокость к своим подданным, «добытчитские» вкусы и интересы. Вот когда право крови уступило праву силы, Московия и превратилась в Россию.

Проглотив Украину, раз набрав в Европе военных и гражданских инженеров, офицеров и ландскнехтов, оружия и технологий, Россия быстро разобралась с Польшей, указав место «благородной демократии». И если первую войну начали поляки, то остальные - Россия. Она дважды нападала на Польшу в XVII веке, четыре раза вторгалась и трижды разделила в XVIII, дважды подавляла восстания в XIX, а в ХХ веке еще ​​дважды нападала на Польшу и еще раз разделила ее.

Следующим государством, которому пришлось защищать Европу, оказалась Швеция. Еще Иван Грозный попытался выйти на Балтику - теперь пришла пора Петра І. Закупив в Европе военных и технических специалистов, оружие и снаряжение, «царь-плотник» начал очередную войну против шведов.

Очередную, потому что на протяжении XV-XVI веков московиты четыре раза начинали военные действия против Швеции, а из двух войн XVII века одну начали шведы в ответ на нарушение московитами своих обязательств, а вторую - московиты. Война, начатая Петром I, была уже седьмой. Ценой колоссальных потерь и расходов огромная Россия таки вышла на Балтику. В XVIII веке шведы дважды пытались взять реванш, но неудачно. Поэтому в XIX веке Россия отобрала у них Финляндию.

Следующим защитником Европы оказалась Пруссия. Дождавшись, когда против молодого и амбициозного прусского королевства сложится коалиция Австрии и Франции, Россия также вмешалась. Мы знаем этот сюжет как Семилетнюю войну (1756-1763). Тогда немцы проиграли, а следующее военное столкновение с русскими произошло только в ХХ веке.

Сложное чувство России к Европе и всему европейскому не ограничивалось получением из Европы специалистов, товаров и технологий и затем нападениями на ту же Европу. С середины XVIII века Россия позаимствовала в Европе правящую династию - начиная с Петра III и Екатерины II на престоле империи сидели немцы из Гольштейн-Готторпской династии.

Европеизировались количественно небольшие аристократия и чиновничество, которые носили европейское платье, говорили на европейских языках и ездили в европейские города. Правда, эта европеизация была только внешней: ни по агрессивно-добытчитскому менталитету, ни по самодержавно-православной природе своей страны эти верхи ничем не отличались от своих предков, которые носили бобровые шапки и бороды.

Внешняя европеизация требовалась России для двух целей: во-первых, приблизиться к «добыче», а во-вторых, оружие. Такая мимикрия позволила вступать в союзы с одними европейскими странами против других. Против Польши вместе со Швецией, против Швеции вместе с Польшей, против Пруссии вместе с Францией и Австрией, а против Франции вместе с Австрией и Пруссией. Первая война против Франции состоялась по инициативе России в союзе с Австрией и Саксонией (война за Польское наследство, 1733-1735), во второй раз против Франции Россия выступила вместе с Австрией во время войны за Австрийское наследство (1740-1748).

Далее Россия трижды врывалась в Европу, объявляя войну послереволюционной Франции вместе с Австрией и Пруссией. Первый раз для россиян это закончилось отступлением Суворова через Альпы (1799), второй - поражением при Аустерлице (1805), а третий - поражением при Фридланде (1807). Вторжение Наполеона в 1812 году стало своеобразным ответом на эти нападения и нарушения русскими Тильзитского мира (1808).

Еще раз Россия бросила вызов Франции и Англии в XIX столетии (Крымская война, 1853-1856). На этот раз россияне не провели европейской модернизации и не привлекли европейских союзников. Крымская война закончилась полным поражением.

Империя нуждалась в модернизации, но на этот раз появилась неожиданная проблема: любые технологические изменения связаны с экономическими, социальными и ментальными. Чтобы сравниться в европейскими странами на поле боя, Россия должна была не отставать и в этих отраслях. Что, в свою очередь, требовало демократизации управления, эффективного судопроизводства, равных прав национальностей. К этому она не была готова. В кровавом кошмаре революций Россия лишилась чрезмерных европейских веяний и проевропейской элиты времен начальной индустриализации. Ростки свободы, демократии и здравого смысла были уничтожены.

СССР - возвращение к первому изданию

При большевиках Россия вернулась к состоянию самодержавной религиозной империи. Только теперь самодержцем был генеральный секретарь партии, а религией - коммунизм. Остальные - обычаи, законность, демократия, права человека и собственности - были на том же уровне, что и при Иване Грозном. Это была вновь «Святая Русь» (теперь «единственное в мире государство рабочих и крестьян») в окружении демонических врагов. Самодержец руководил бесправными холопами, которые должны были служить государству. Никаких прав на себя и свое имущество.

Только большевистская Россия набралась сил, она сразу же вернулась к обычной парадигме: ворваться в Европу и уничтожить ее. «Мировая революция» не удалась, оставалось массированное военное вторжение. Иосиф Сталин смог максимально быстро подготовить экономику и административную структуру страны к очередному «большому рывку», вооружить огромное войско и послать его в наступление. В 1939 году он имел армию более чем в 5 млн солдат.

Но в Европе еще ​​была Германия. Дважды в ХХ веке Россия вступала в войну против Германии, имея мощных западных союзников. И оба раза войну начинала Германия, потому что первый удар оставлял ей хоть какую-то надежду на победу против московского «феникса». Сталин рассчитывал разбить немцев и на их плечах таки дойти до «Последнего моря». Дошел лишь до Берлина. Победа, но половинчатая.

А в послевоенное время россияне прибегали к социалистическим переворотам и поддержке своих сателлитов в третьем мире везде - от Вьетнама до Анголы и от Эфиопии до Кубы. Но первый мир держался. Хрущев устроил Берлинский и Карибский кризисы, но времена изменились. С ядерным оружием мировая война стала невозможной. Жить хотелось одинаково всем: и капиталистам, и социалистам.

А вот когда погоня за проклятым Западом переместилось в экономическую сферу, Россия уже не имела никаких шансов. Пришлось все больше залезать в долги перед тем же проклятым Западом, продавать ему «меха» (то есть нефть и газ) и покупать еду, промышленные товары и технологии. Надвигалось банкротство, а возможности захватить новую «добычу» не было. Как только упали цены на нефть, Запад поднял проценты по кредитам для СССР и перестал продавать россиянам технологии, советская Россия сдулась за считанные годы.

Она всегда мечтала завоевать Запад. Непонятно, правда, кому она тогда продавала бы свои природные богатства и у кого покупала бы оборудование, одежда и еду…

Запад все время тянул Россию к себе в Европу, поддерживал ее, лечил, давал деньги и сделал все возможное, чтобы она наконец выздоровела. И что она сделала, едва встав на ноги после краха? Начала клепать танчики и пушечки и кричать, что проклятый Запад мешает ей жить!

Сегодня россияне получают оттуда все: технику, инновации, развлечения, моды, тенденции, свежие идеи, фильмы, книги, музыку, автомобили и гаджеты, еду и напитки, новые словечки и технические термины. «Наилучшие» россияне едут на Запад за образованием, отдыхом и развлечениями, там получают и хранят сбережения, туда планируют переехать на пенсии. Поэтому Западу все кажется, что вот-вот сейчас затмение пройдет - и Россия наконец одумается.

Что она вместо этого делает? Нападает на Украину. Это наиболее раздражающий кусок Европы. Россия всегда мечтала завоевать Украину. И когда, наконец, добилась своего во времена Мазепы, то делала все возможное для того, чтобы искоренить из нас эту «европейскость»: лишала исконных вольностей, запрещала язык и культуру, нас грабили, убивали, пытали, морили голодом.

А мы снова и снова поднимали голову. Поэтому сейчас они лезут к нам снова. Именно чтобы убить в нас Европу. Мы «младшие братья» и одновременно «выдумка австрийского генштаба», мы «тоже русские» и «тупые хохлы». Если Россия снова нас ненавидит и идет войной, значит, в украинцах проснулся их исконный европейский дух.

Задумайтесь об истории России: об Андрее Боголюбском, Ярославе Всеволодовиче, об Иване III и Иване Грозном, о Петра I и Екатерине II, о Ленине и Сталине - и вы поймете Путина. Он и его народ никогда не откажутся от своей «миссии» уничтожить Европу.

Когда Россия в очередной раз идет против Европы, она поступает одинаково: сначала убивает Русь, чтобы захватить ее ресурсы, затем проводит внутренние репрессии, чтобы контролировать тыл, и движется на Запад. Так было во времена Ивана III и Ивана Грозного. Так поступали Алексей Михайлович и Петр І. Так же делали и Ленин со Сталиным.

Война в Украине-Руси уже идет, репрессии в России усиливаются. Итак, следующие вы, господа европейцы.

Рюриковичи отобрали у Европы Западную Русь и половину Литвы. Романовы - Украину, страны Балтии, Польшу и Финляндию. Большевики пришли в Берлин.

Что сделают путиноиды?

Если Украина победит, ничего.

Валерий Примост, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент

Источник: argumentua.com

Новости портала «Весь Харьков»